Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Тигран Манасян: Нет худа без добра, или как Армения из кризиса выходит?

15.09.2008

Автор:

Теги:
 

 

 

В Армении полным ходом идет дискуссия о будущем положении в регионе, и каким образом послевоенное устройство повлияет на ее будущее. Ереван чрезвычайно осторожен в своих высказываниях, т.к. Армения  географически отделена от России Грузией, через которую проходят практически все коммуникации. В нынешних дискуссиях речь идет, скорее всего, не только о политических последствиях. Очевидно, что резкое ослабление Грузии и новая роль России в регионе многое изменят. Но речь идет также и о перспективе признания Россией непризнанных государств.

Суть даже не в том, насколько реалистично такое признание, и, если да, то как скоро оно наступит. Речь идет, в частности, о так называемых «двойных стандартах» и, естественно, о Карабахе. Формулируемый вопрос чрезвычайно прост: чем отличаются случаи Абхазии и Осетии от Карабаха? Нагорно-Карабахскую республику принято считать самым состоявшимся непризнанным государством Южного Кавказа, война там закончилась более 14 лет назад, перемирие поддерживается без каких-либо миротворцев, государственные и управленческие структуры достаточно сформированы, армия - одна из самых эффективных в регионе, достигнута внутренняя легитимность, проводятся выборы, действует конституция и т.д. И, тем не менее, из общественной дискуссии в России Карабах выпадает.

Москва имеет свои взгляды на армяно-азербайджанский конфликт. В недавнем интервью министр иностранных дел РФ Сергей Лавров озвучил позицию Москвы по этому вопросу. Из его слов видно, что Москва не хочет проводить никаких параллелей между конфликтом в Южной Осетии и Нагорном Карабахе. Сравнивая ситуацию в зонах конфликтов, глава внешнеполитического ведомства напомнил, что «в случае с Ю. Осетией и Абхазией режим Саакашвили последовательно вел дело к подрыву всех переговорных форматов, всех механизмов урегулирования, которые были согласованы всеми сторонами». Исходя из его слов, ничего подобного не происходит вокруг нагорнокарабахского урегулирования. Однако нельзя забывать, что карабахский народ уже более 20 лет борется и фактически доказал свою независимость. Более того, Баку постоянно грозится возобновить военные действия в регионе. Поэтому ситуация не так сильно отличается от той, что мы видели в Грузии.

Во многом из-за этой позиции России Ереван не может признать независимость Абхазии и Южной Осетии. На встрече президентов РФ и РА в Сочи уже была ясна позиция Армении по данному конфликту.  Президент Армении отметил: «Хочу ещё раз выразить свои соболезнования в связи с гибелью многих людей - российских граждан, миротворцев, - своё сожаление, что события так развернулись, и пожелание скорейшим образом устранить последствия гуманитарной катастрофы».

Серж Саркисян еще раз вернулся к этой теме, но уже более полно разъяснил позицию Еревана. На пресс-конференции 4-го сентября он заявил: «Сегодня периодически звучит вопрос о том, почему Армения не признает независимость Абхазии и Южной Осетии. Ответ четок - по той самой причине, по которой в свое время Армения не признала независимость Косово. При наличии нагорно-карабахского конфликта Армения не может признать находящееся в аналогичной ситуации иное образование, пока не признала Нагорно-Карабахскую Республику». Но при этом Ереван выражает свои сожаления по поводу гибели российских миротворцев и признает грузинскую агрессию поводом к войне.

Интересно, но таковая нейтральная позиция наблюдается сегодня у большинства постсоветских стран. Например, в таком же духе прокомментировал свою позицию и президент Казахстана Н. Назарбаев, и президент Белоруссии А. Лукашенко и др. на недавнем саммите ОДКБ. Белорусские и казахские официальные СМИ, сообщая о предстоящем саммите альянса в Москве, сознательно делали упор на других вопросах повестки дня - углублении военного и военно-технического сотрудничества, приоритетных направлениях деятельности ОДКБ на ближайший год, противодействии новым вызовам и угрозам и так далее. Источники в правительстве Беларуси говорят, что Минск, если и признает Южную Осетию с Абхазией, то не раньше парламентских выборов, намеченных на 28 сентября.

Вышеперечисленные действия стран-членов ОДКБ красноречиво говорят, что постсоветские республики не хотят рисковать, т.к., признав Абхазию и Южную Осетию, они портят отношения с Западом, не желающим следовать за Москвой. Дело в том, что западные страны (особенно США) серьезно интегрировались в экономики этих стран. Львиная доля поступлений в экономику того же Казахстана осуществляется за счет американского капитала, работающего на территории республики. Огромна роль американских инвестиций в экономику Армении. Поэтому максимум, на что способны партнеры России это де-факто признать существование независимых Абхазии и Южной Осетии, что реально сегодня и происходит.

Следя за новостями, приходишь к выводу, что СМИ в основном говорят о политике, и лишь очень редко речь заходит об экономике. Для республики Армения экономика является основой построения внешней политики. Ввиду непростого внешнеполитического положения единственный выход Армении из политической изоляции находился в Грузии, а с недавних пор и в Иране, который также является нестабильной «опасной зоной». Например, 70% товарооборота РА осуществляется через территорию Грузии. Точно также зависит от Грузии и Азербайджан, поэтому итог российской кампании на Кавказе оказался весьма трагичным не только для Грузии, но и остальных стран Южного Кавказа. Ввиду того, что Армения и Азербайджан сильно интегрированы в экономику Грузии в основном транзитом углеводородов, сегодня страдают их экономики. Об этом неоднократно заявляли и Серж Саркисян, и Ильхам Алиев.

 Преодоление частичного коммуникационного тупика, в котором пребывает Армения по сей день, и который становится полномасштабным в случае дестабилизации ситуации в Грузии, является важнейшим стратегическим вызовом для Армении. Поэтому республика сейчас в размышлениях о будущем. Первым шагом к открытию альтернативных путей развития экономики стало приглашение президентом РА президента Турции в Ереван. Этот шаг уже можно назвать историческим только потому, что наконец политики здраво, без предрассудков взглянули друг на друга. Между Турцией и Арменией отсутствуют дипломатические связи, а граница закрыта на протяжении последних 15 лет.

 Поводом к приглашению стал футбольный матч сборных двух стран в рамках отборочного этапа чемпионата мира 2010 г. В Армении этот шаг был воспринят положительно. Однако в Турции по вопросу поездки президента в Ереван изначально не было единства взглядов, а в последние дни произошел настоящий раскол. Президент был сторонником, а премьер Эрдоган выступал против визита Гюля, аргументируя свою позицию тем, «чтобы не дать возможность оппозиции использовать это в качестве инструмента политической эксплуатации». Турецкий премьер неоднократно предлагал провести матч с Арменией на нейтральной территории, однако руководство УЕФА отрицательно отнеслось к этой идее. В Партии националистического движения (ПНД) объявили, что расценят в качестве «предательства» поездку президента в Ереван. «Армения не признает границ Турции. Мы не поддерживаем визит нашего президента в такую страну», - сказал заместитель руководителя парламентской фракции партии националистов Октай Вурал.

Однако президент Турции благополучно приземлился в международном аэропорту Еревана и провел несколько часов с президентом Саргсяном. Президент Турции в свою очередь пригласил президента Армении в Стамбул, чтобы вместе посмотреть ответную игру футбольных сборных двух стран.

Президенты Армении и Турции обсудили вопросы урегулирования двусторонних отношений, обменялись мнениями относительно последних региональных развитий и проблем. Отмечая, что открываются широкие возможности для урегулирования армяно-турецких отношений, они подчеркнули политическую волю глав двух стран принять на себя ответственность и приступить к урегулированию существующих проблем, созданию в регионе атмосферы мира и доверия. По словам Абдуллы Гюля, пригласив его в Армению, президент Саргсян сделал первый шаг. Серж Саргсян отметил, что при существовании диалога можно будет обсуждать любые, даже самые сложные вопросы. «Мы должны стремиться к решению существующих проблем днем раньше и не оставлять их тяжесть на будущих поколениях», - подчеркнул он.

Надо признать, что сближение Турции с Арменией принесет обоим государствам огромные прибыли, а Армении - еще одно окно во внешний мир. Президент Армении, например, высказался за восстановление движения по ныне простаивающей железной дороге, связывающей Турцию и Армению (Карс-Гюмри), что, по его словам, принципиально изменит ситуацию во взаимодействии стран региона.

Восстановить движение по этой магистрали в техническом плане возможно в течение считанных дней, отметил С. Саргсян. «Думаю, сложилась ситуация, когда в отношениях Турции и Армении можно зафиксировать определенные изменения, для чего по обеим сторонам границы необходимо проявить политическую волю и последовательность», - сказал С. Саргсян.

Железная дорога Карс-Тбилиси-Баку соединяет Турцию, Грузию и Азербайджан в обход Армении. Официальный Ереван выступает против этого проекта, мотивируя это тем, что через Армению проходит бездействующая ныне в результате блокады со стороны Турции железная дорога Карс (Турция) - Гюмри (Армения) - Ахалкалаки (Грузия) - Тбилиси. Между тем ОАО РЖД, взявшее в феврале 2008 в концессионное управление железные дороги Армении сроком на 30 лет, фактически приступило к восстановлению инфраструктуры армяно-турецкой железной дороги. Дочерняя структура РЖД - ЗАО «Южно-Кавказская железная дорога» уже направила строительную бригаду на восстановление железнодорожной станции «Ахурян 2» железной дороги Карс - Гюмри.

Что касается взгляда со стороны, то международное сообщество отреагировало на этот визит весьма положительно. Первыми высказались США. Временный поверенный в делах США в Армении Джозеф Пеннингтон заявил, что США приветствуют положительный шаг президента Армении Саргсяна и рады, что президент Турции принял приглашение. «Этот визит особенно приветствуется в контексте напряженной ситуации на Кавказе, так как это хороший пример со стороны глав государств региона для самостоятельного урегулирования вопросов», - сказал он. В подобном духе отозвались и представители ЕС и РФ, что говорит об однозначно правильно избранной политике и Анкары, и Еревана.

Серж Саргсян и Абдулла Гюль обсудили также инициативу Турции относительно создания Кавказской платформы стабильности и безопасности. Отметив, что Армения всегда приветствует диалог и является сторонницей укрепления доверия, безопасности и сотрудничества в регионе, президент Саргсян счел турецкую инициативу шагом, направленным на создание в регионе благоприятной атмосферы.

 

Турция заметно активизировала свои усилия на Южном Кавказе параллельно эскалации напряженности вокруг Грузии. Более того, аналитики практически не сомневаются в том, что Турция играет на Южном Кавказе в «свою игр», которая, как это следует из мониторинга событий, достаточно гармонично укладываются в логику действий России. Во всяком случае, на данный момент.

Интенсивный обмен визитами российских и турецких политиков в итоге выявил заинтересованность Анкары в налаживании диалога с Ереваном, как промежуточном шаге в формировании некой новой платформы региональной стабильности и безопасности. С другой стороны, активные консультации между представителями высшего руководства России и Армении выявили готовность уже официального Еревана вести диалог с Анкарой, несмотря на вековые армяно-турецкие противоречия. Вне всякого сомнения, предпосылками к размораживанию армяно-турецкого диалога стали масштабные события в регионе, таящие опасность цепной реакции.

Стоит отметить, что представители Анкары плотно взаимодействуют в своей активности с российскими коллегами. В частности, именно в Москве премьер-министр Турции впервые заговорил о турецкой региональной инициативе - платформе стабильности кавказского региона, объединяющей пять стран. Официальный Ереван инициативу Турции оценил положительно.

История вопроса «кавказской пятерки» присутствовала почти с первых дней после распада СССР. В первый раз инициативу создания «кавказской платформы» озвучил президент Турции Сулейман Демирель, однако в связи с достаточно натянутыми отношениями с Ереваном по карабахскому вопросу, инициатива Анкары не увенчалась успехом. Затем, в период правления Хатами, эстафету у Анкары перенял Тегеран, который также обратился к государствам Закавказья и Москве с подобной инициативой, однако также безуспешно. Остается только надеяться, что главы государств в момент особого напряжения, которое сейчас царит в регионе, возьмутся за ум и перешагнут через свои амбиции.

События в Южной Осетии подняли ряд проблем и для Азербайджана. Однако наиболее актуальной сегодня представляется проблема коммуникаций. Грузинский коридор, за безопасность которого почти монопольно отвечали США, оказался не столь уж и безопасным. Во всяком случае, азербайджанский нефтегазовый экспорт практически простаивал на протяжении почти целого месяца, что обернулось значительным прямым ущербом для азербайджанских государственных компаний (не считая стратегического ущерба для оценки их капитализации в целом). В случае разблокирования армяно-турецкой границы для Азербайджана становится не вполне очевидной целесообразность строительства обходной железной дороги через Грузию, на что грузинским властям уже выделен государственный кредит, за эффективное использование которого (отныне весьма призрачную) кто-то должен понести экономическую и политическую ответственность.

С другой стороны, в отличие от Еревана, который в процессе налаживания отношений с Турцией нуждается в гарантиях Москвы, азербайджанская сторона, очевидно, будет ставить вопрос о новых гарантиях со стороны Турции. Ведь если Ереван и Анкара найдут общий язык по проблеме границы, Баку потеряет свой стратегический козырь «региональной изоляции» Армении. Таким образом, Азербайджан рассчитывает, скорее всего на то, что уступки Армении со стороны Турции по режиму границы будут уравновешены стратегическими приобретениями Баку в Нагорном Карабахе. При этом ясно, что грань уступок Армении по Карабаху лежит не дальше отвода войск из зоны безопасности вокруг Нагорного Карабаха.

Однако сегодня существует и точка зрения отрицающая возможность существования «Кавказской 5ки».  Директор центра стратегических исследований «Арарат», доктор политических и исторических наук Армен Айвазян отметил, что невозможно говорить о создании системы безопасности, в которой должны сотрудничать страны, которые на данном этапе враждуют между собой. В частности, по его словам, невозможно представить в этой системе вместе Россию и Грузию, враждебные друг другу страны, которые находятся в состоянии войны, Армению и Азербайджан, из которых второе государство угрожает первому возобновлением военных действий, Армению и Турцию, которые пока даже не урегулировали свои отношения. Он отметил, что можно создавать базы для дипломатических контактов, но не для создания общей системы безопасности. По словам Айвазяна, было бы правильно в процесс создания базы безопасности и стабильности между странами региона вовлечь также и Иран, однако даже в этом случае не получится ничего дельного в этом вопросе.

Возможно, политолог и прав, однако всегда нужно искать пути преодоления сложных ситуаций. Совершенно точно можно говорить, что после трагических событий в Грузии оппозиция в Армении сплотилась как никогда ранее. Следует напомнить, что с момента вступления Сержа Саркисяна в должность президента РА не угасали массовые митинги на улицах многих городов Армении. Раньше они требовали одного - повторного голосования, теперь же речь идет о скорейшем выходе из кризиса, в котором оказался весь Южный Кавказ.

Сторонники основного оппонента действующего президента Левона Тер-Петросяна уже не являются сторонниками радикальных действий по захвату власти, а играют естественную для любой оппозиции роль альтернативного полюса политической элиты Армении. Тер-Петросян назвал странным, что никто из должностных лиц Турции никогда не приезжал в Армению, в то время как сам Левон Тер-Петросян в период своего правления посещал Турцию три раза, а второй президент Армении Роберт Кочарян - один раз. «Это не нормальное явление, не нормальное соседство», - подчеркнул он.

Тер-Петросян заметил, что в период его правления значительная часть армянской общественности с пониманием относилась к возможности налаживания отношений с Турцией и была готова к установлению добрососедских отношений с этой страной. По его словам, против развития отношений выступала лишь «радикальная часть оппозиции». Он напомнил, что при его президентстве официальный Ереван также старался начать диалог с Анкарой без предусловий.

Сегодня у Армении появился великолепный шанс выйти из затрудненного экономического положения и политической изоляции путем налаживания отношений с Турцией. Мы знаем, что уже было заключено соглашение о продаже Арменией электроэнергии в Турцию. Этот шаг является, как мне кажется, первым этапом в сближении исторических соседей. Мы являемся свидетелями исторических событий, т.к. впервые в современной истории Южного Кавказа столь серьезные разногласия решаются не силовым методом, а переговорным процессом.

Нельзя сказать, что Армения пропадет без этого шага, т.к.  в программе правительства страны на 2008-2012 годы заложено становление Армении в качестве регионального финансового центра. В этом плане по двум аспектам из пяти, ранее предложенных премьер-министром Армении Тиграном Саргсяном, банковская система республики вполне готова, считает главный исполнительный директор «HSBC Банк Армения» Тим Слейтер.

Важным аспектом в процессе становления регионального финансового центра может стать активизация инвестиций и вовлечение в финансовую отрасль Армении возможностей армянской диаспоры. «В Армении имеется гораздо лучший управленческий финансовый потенциал по сравнению с соседними странами. Для Армении сравнительным преимуществом также является наличие высококлассных менеджеров и управляющих активами, которые намного повысят эффективность использования инвестируемых в экономику страны финансовых средств», - сказал он.

Однако Армении как воздух необходим коммуникационный прорыв, который начал осуществляться по турецкому направлению. Для всего региона - это одно из самых привлекательных направлений, т.к. Турция - это окно в Европу, Средиземноморье и весь  Западный мир. Армения продемонстрировала желание идти в ногу со временем, т.к. идя на сближение с Анкарой, Ереван перешагнул сквозь многолетние разногласия и поставил на первое место не духовные ценности, а более серьезные прагматичные цели, а именно постепенное сближение двух соседних народов, однозначно желающих скорого примирения.

До недавнего времени Армения придерживалась многовекторной внешней политики, но оставалась последовательным союзником РФ. С США у Еревана давние дружеские отношения. Например, самое большое посольство в регионе - дипмиссия США в Ереване. В то же самое время общая сумма помощи Вашингтона оценивается по некоторым данным цифрой в миллиард долларов США, что составляет ½ всего бюджета Армении. Для такой маленькой республики это весьма приличная сумма. А в самих соединенных штатах проживает только по официальным данным 2,5 млн. граждан армянской национальности. Однако с Россией у Армении более близкие отношения, т.к. больше половины товарооборота РА происходит из России. Однако сегодня явное сближение Еревана с Турцией может обеспокоить Москву. Это не значит, что Ереван предает Россию или начинает ориентироваться на США, т.к. Турция - член НАТО. Отнюдь нет, но для России это еще один повод более пристально вглядеться на ситуацию в Ереване.

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение