Россия, Москва

info@ia-centr.ru

А.Гущин: ЕАЭС–ЕС: Казахстан в роли медиатора и модератора

15.05.2016

Автор:

Теги:
Ministries


                                   

 

Президент  Казахстана Нурсултан Назарбаев, принимая 11 мая в Акорде председателя Совета Федерации Федерального Собрания России Валентину Матвиенко, сделал заявление о достигнутых договоренностях с Брюсселем о проведении осенью текущего года совместного форума Евразийского экономического союза и Европейского союза.

О перспективах налаживания диалога в векторе ЕАЭС – ЕС мы побеседовали с доцентом кафедры стран постсоветского зарубежья Российского государственного гуманитарного университета Александром ГУЩИНЫМ.

 

- Александр Владимирович, как вы оцениваете перспективы налаживания взаимодействия между Евразийским экономическим союзом и Европейским союзом, исходя из реалий геополитической обстановки?

 

- Если мы ведем речь о полноценной интеграции ЕАЭС и ЕС, то, конечно, это очень долгосрочный процесс. И говорить о том, что в обозримом будущем такая интеграция состоится в формате многофункционального, интеррегионального партнерства между двумя интеграционными блоками, пока рано.

Для того чтобы перейти к полноценной интеграции, первоначально нужно предпринять шаги для развития отраслевого сотрудничества, снять имеющиеся барьеры, то есть продвигаться к системному партнерству постепенно.

Другое дело, что внутри двух союзов заложено определенное институциональное противоречие – Европе страны Евразийского экономического союза нужны, безусловно, не как конкуренты их промышленности, их науке, а в основном как источники сырья. В этом есть определенная опасность. Поэтому страны ЕАЭС в рамках подобной интеграции должны получать какие-то компенсации, учитывая  разницу в потенциалах и разницу в типах экономик.

Второй момент – фактор Соединенных Штатов, фактор проектов Транстихоокеанского партнерства и Трансатлантического партнерства. Несмотря на то, что сегодня, например, президент Олланд говорит о том, что проект Транстихоокеанского партнерства не выгоден для Франции, у меня есть большие сомнения по поводу того, что Европа сможет в полном смысле слова выйти из этого проекта. Так или иначе, возможно, с какими-то корректировками, но он все таки-будет принят рано или поздно.

И третий фактор – фактор безопасности. Мы видим на примере украинского кризиса, что США вбили определенный клин между Европой и Россией. Более того, они расширяют присутствие войск НАТО в Центральной и Восточной Европе, мотивируя это целями безопасности.

В этих условиях неуместно говорить об экономическом детерминизме, на который мы часто ссылались, констатируя, что Европе выгодно сотрудничать с Россией и полагая, что это обеспечит политическую надстройку взаимодействия. Первый же кризис, такой сложный, как на Украине, показал: экономический детерминизм не всегда является залогом и предохранителем, чтобы не допустить возникновения серьезного политического кризиса.

То есть внешняя политическая составляющая очень важна.

К тому же в рамках ЕАЭС есть определенные внутренние проблемы.

Снятие таможенных барьеров, которое шло с 2011 года, дало позитивный эффект в первые годы – рост товарооборота, рост торговли и так далее. Сейчас мы видим, что под влиянием внешних факторов и при наличии структурных проблем, прежде всего в российской и казахстанской экономиках, эффект от снятия барьеров уже не работает. Сегодня требуются более серьезные шаги.

На мой взгляд, проект ЕАЭС должен стать не только межгосударственным, но в первую очередь национальным проектом развития как для России, так и для иных участников союза. Он должен включать в себя и межотраслевое, и межрегиональное сотрудничество, и в значительной степени внешнеполитическая деятельность должна быть посвящена именно этому проекту, иначе противоречия будут нарастать.

 

- Как вы считаете, намерение Казахстана выступить медиатором и модератором в налаживании диалога  ЕАЭС – ЕС сулит республике какие-то политические дивиденды?

 

- Здесь можно провести определенные аналогии с успехами Беларуси, обеспечившей площадку урегулирования украинского кризиса. Беларусь этот ресурс использовала по максимуму. Понятно, что это временный эффект, поскольку мы видим, как Минский процесс буксует. Но, тем не менее, и санкции были сняты и белорусская многовекторность проявилась особенно активно в последние годы. И даже есть ряд политических действий со стороны белорусского  президента, которые никак не вписываются в фарватер российской внешней политики. То есть серьезные политические очки на внешней арене Беларусь завоевала именно тогда, когда предоставила диалоговую площадку для урегулирования украинского кризиса.

Во многом нечто схожее пытается сделать и Казахстан, только на более масштабном треке. Потому что «Минский трек», все-таки, достаточно  ситуативный. Рано или поздно конфликт либо превратится в замороженный, либо будет урегулирован, но эффект от этого трека для Беларуси, в принципе, исчерпаем.

Если мы говорим о процессе сближения ЕАЭС и ЕС, и если Казахстан станет его модератором, то даже при условии, что согласование вопросов будет долгим, и в первые годы, возможно, будет создана лишь некая диалоговая площадка, это все равно очень важно. Казахстан таким образом начинает реализовывать долгосрочный дипломатический проект, который будет служить не только сближению ЕАЭС и Европы, но и станет определенной протекцией к сближению ЕС и России. Ведь совершенно очевидно, что полноценная интеграция без налаживания отношений между Россией и Европой невозможна.

Если в России будет сохраняться конфронтационный вектор с Европой в архаичных формах, это, конечно, нанесет ущерб и евразийской интеграции, потому что Казахстан проводит многовекторную политику, Беларусь строит политику, исходя из того, что она должна являться мостом между Европой и Россией и так далее. То есть, безусловно, от взаимоотношений России с Европой очень многое зависит.

В этом плане Казахстан может и России определенную помощь оказать, и как модератор процесса имеет шанс выступить в новой роли на международной арене.

Очевидно, что Нурсултан Назарбаев хорошо понимает: быстрых «практических» дивидендов от такой миссии ожидать не приходится. Но в долгосрочной перспективе, а Казахстан в данном случае строит политику, руководствуясь долгосрочными приоритетами, роль модератора процесса может сослужить хорошую службу стране с точки зрения позиционирования на внешнеполитической арене.


Ольга Казанцева 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение