Россия, Москва

info@ia-centr.ru

История не мачеха и не падчерица, а потому её не надо постоянно переписывать

13.05.2016

Автор:

Теги:


Один из самых парадоксальных и образованных писателей 19-го века Оскар Уйальд заметил: «Единственный наш долг перед историей - это постоянно ее переписывать». Похоже, что именно таким девизом сегодня руководствуются многие люди, весьма далёкие от изучения истории, но пишущие книги на исторические темы. При этом такие авторы даже не затрудняют себя тем, чтобы заглянуть в первоисточники или покопаться в архивах, чтобы излагаемые ими факты были достоверными. Вероятно, для них руководством являются слова одного великого француза, что исторические романы всегда увлекательнее исторических фактов. Увы, такое отношение породило сегодня массу слухов, небылиц, которые авторы досужих псевдо-исследований преподносят как истину в последней инстанции.

Что же сегодня история, как наука? Как защититься от вала публикаций и книг, искажающих факты? Об этом и многом другом шла речь на заседании  экспертного клуба «Мир Евразии». Открывая ей, руководитель фонда Эдуард Полетаев подчеркнул, что очередное заседание проходит в расширенном составе с участием российских учёных. Модератор заседания отметил, что тема истории и достоверности исторических фактов с каждым годом актуализируется, особенно перед Днём Великой Победы. По мнению политолога, история пишется людьми, и отсюда обилие концепций различного рода, когда многие исторические события воспринимаются через призму литературы. В то же время идеологизация и мифологизация истории требует не только детального изучения исторических событий, но и выработки единого подхода к её изучению на государственном уровне.

Эдуард Полетаев заострил внимание на том, что сегодня мало приводится ссылок на документы, практически нет работы с архивами, первоисточниками, отчего история в изложении отдельных авторов превращается в публицистику. И, к сожалению, такие материалы, которые подходят под определение «попсовые», пользуются популярностью у людей, которые глотают такую наживку вместо того, чтобы заняться изучением истории. И такая ситуация повсеместно на всём постсоветском пространстве.

«Наша задача - оценить то, что происходит с исторической наукой, потому что она способна как к саморазвитию, так и к деградации, - отметил Эдуард Полетаев. - Либо она очень сильно подвержена политической конъюнктуре. Тем не менее, все-таки нам нужно понять, как сделать так, чтобы историческая наука консолидировала общество. Об этом говорил и глава государства: «Наше восприятие исторического прошлого всегда должно быть цельным и позитивным. Оно должно объединять всех казахстанцев, а не разъединять их».

С такой постановкой вопроса были согласны все участники заседания, в том числе и российские гости. И первым дискуссию открыл кандидат исторических наук, эксперт ИКП «Урал-Евразия» Рустам Ганиев:

- Как говорится, в России две проблемы -  дураки и дороги. Как историк, я могу сказать: для того чтобы не быть дураками, надо изучать историю. А для того чтобы были дороги, их просто надо строить, как бы это ни было банально. В нашем университете существует Центрально-Азиатский научно-исследовательский центр. Создали мы его еще в 2009 году, практически 7 лет назад. Цель была одна: чтобы наши студенты, а потом, как выяснилось и наши преподаватели (потому что даже с ними были некоторые сложности), знали, понимали и представляли себе историю взаимоотношений Российского государства с республиками Центральной Азии в исторической ретроспективе и на современном этапе. Ситуация была такая: у нас в 2009 году проходил саммит ШОС, и так получилось, что, по сути, специалистов, которые бы изучали историю этих взаимоотношений просто не нашлось. Мы поставили в приоритет изучение истории этих взаимоотношений, потому что на тот момент современными проблемами занимались абсолютно все – это газ-нефть, геополитика и т.д. А вот то, что было до этого, особенно в дореволюционный период, с этим были серьезные проблемы.

В рамках нашего центра началась кропотливая работа по созданию практически с нуля всех учебно-методических курсов, книг, лекций. Поскольку в учебной программе не было ни одного курса, который бы был нацелен или в какой-то степени посвящен Центрально-Азиатскому региону, его изучению. Скажу больше: приходилось много разговаривать с нашими чиновниками, и люди имели скудное представление об этом регионе. Например, по Узбекистану задавали вопросы: «А там что сейчас?». То есть люди были настолько далеки от этого региона, что приходилось изучать его, открывать заново. И не только студентам, но и преподавателям, которые пропустили период 90-х, 2000-х, этот регион практически ушел из поля нашей научной интеллигенции. Мы поняли одну вещь - изучать историю в отрыве от региона очень сложно. Я взял за вооружение такую мысль, что лучше один раз увидеть, что сто раз услышать или прочитать. Поэтому мы в рамках центра придумали экспедиции, мы их назвали научно-познавательными для того, чтобы все желающие могли не только изучать регион, но и «пощупать» его. Это как раз то, что сближает. А поскольку идет изучение региона, то, конечно, мы не можем пройти мимо российско-центральноазиатских отношений, потому что одно без другого существовать не может - Россия без Центральной Азии и Центральная Азия без России. Действительно, нас больше объединяет, чем разъединяет. К счастью, сегодня студенты это понимают. С каждым годом интерес к изучению региона, по крайне мере в нашем университете, только увеличивается. Студенты выбирают российско-казахстанские отношения, российско-узбекистанские отношения и т.д.

Рустам Ганиев считает, что история - это изучение документальных источников. С этой точки зрения, по его мнению,  важно сегодня  молодым историкам, изучающим международные отношения, ездить в страны Центральной Азии – в архивы, библиотеки. Только тогда будет генерироваться настоящее, объективное научное знание.

Директор института международного и регионального сотрудничества при Казахстанско-немецком университете, доктор исторических наук Булат Султанов  рекомендует всем прочитать книгу французского медивиеста Марка Блока «Апология истории». Он согласен с французским исследователем, что предметом истории является человек, точнее, люди во времени, в различных эпохах. При этом настоящий историк, подчеркнул учёный, не должен судить, это не его функция.

- Незнание прошлого неизбежно приводит к непониманию настоящего, - подчеркнул Булат Султанов. - И мы сознательно или бессознательно заимствуем из нашего повседневного опыта те элементы, при помощи которых мы пытаемся воскресить то, что было. И вот здесь опять идет накладка: мы используем современную историю для того, чтобы понять, что было в прошлом.

Вот Блок пишет, что не один египтолог никогда не встречался с Рамзесом, но он имеет смелость о чем-то говорить на основании исторических документов, фактов, которые в то же время при Рамзесе или после него интерпретировались. Поэтому, в отличие от познания современной истории, познание прошлого всегда будет непрямым.

Самая трудная задача для историка -  это сбор документов. И освоение этих документов требует терпения. Почему возникают фэнтезийщики? Может, кто-то из них и хочет изучать документы, но просто нет доступа к этим источникам. Попробуйте посмотреть, что было у нас в Казахстане, например, в 1991 году, накануне 91-го, после него, кто снимал портрет Горбачева, кто не снимал, как вообще происходил процесс смены власти. Документы не только прячутся, они уничтожаются. Вот какая большая трагедия для историка. Вспомните, как Никита Сергеевич Хрущев почистил все документы касательно своего пребывания на Украине. Почему он отдал Крым украинцам, столько идей возникает. Правда это или нет, что таким образом он пытался заткнуть рот украинским националистам? Документов нет.

Большая проблема для нас - вопрос доступа к источникам. Поэтому, если российские студенты приедут в казахстанскую библиотеку, они смогут только прочитать газеты. А газета – это уже необъективный источник. Каждый журналист смотрит на своего редактора, а редактор руководствуется соображением, снимут его с работы или нет, поскольку каждый хочет кормить свою семью и смотреть в будущее, хотя бы в завтра. Редакция не пропустит материал, который не устраивает власть. Поэтому, когда мы говорим об источниках, нельзя верить даже авторитетным летописцам или свидетелям.

- Пока мы не будем требовать от историков честности, беспристрастности и объективности, мы никогда не получим четкую картину того, что происходило, - заявил Булат Султанов. - Возьмите, например, фигуру Динмухамеда Ахмедовича Кунаева. Я недавно смотрел документальный фильм: спрашивали у юношей, кто такой Кунаев. Отвечали, что это известный писатель, композитор… А то, что в 60-70-е годы под руководством Кунаева была преобразована экономика Казахстана, этого нынешнее поколение молодежи уже не знает. А ведь когда мы говорим о независимом Казахстане и считаем, что он будет развиваться, надо помнить, что основа экономики была заложена в 60-70-е годы. Почему мы об этом стараемся замалчивать? Потому что у нас есть место для подвига только одного человека.  Когда мы говорим об историческом анализе, мы должны склоняться перед фактами, мы должны собирать источники, и только на основании источников мы должны делать какие-то выводы, чтобы у нас не появилось фэнтезийщиков.

Юрий Булуктаев, доктор политических наук, главный научный сотрудник КИСИ при Президенте РК:

- Состояние исторической науки не равновесно на постсоветском пространстве. Российским историкам легче, поскольку Россия выступила преемницей СССР, и вся история, по сути, осевая нить, осталась той же. А вот те постсоветские государства, которые обрели независимость, практически начинают с нуля - они строят свою историю. И в данный момент можно сказать, что история, как наука и как предмет для преподавания, в таких государствах отпущена в свободное плаванье. Потому что до сих пор не устоялись версии, подходы. И если речь шла о фактах и источниках, то мы забываем, что любой факт или источник может быть интерпретирован, сфальсифицирован. И здесь возникает другая ситуация с историей. Возникают конъюнктурщина и даже мутантизм.

Поэтому история как наука, в Казахстане, например, сейчас только создается, хотя уже будет отмечать четверть века независимости. Мы видим, что историческая наука не обрела еще настоящих устоев, идут поиски. В том числе, поиски по источникам. Здесь важно поговорить о роли историков и тех из них, кто выступает в СМИ, то есть публицистов. Вот, действительно, те, кто дает большую почву для фэнтезийщиков и для иных интерпретаторов и фальсификаторов. Во все времена, а сейчас тем более, поскольку мир меняется каждую секунду, историки всегда выступали на переднем крае идеологической борьбы. Я бы сказал, не только идеологической борьбы, но и битве идентичностей. Сейчас происходит то же самое, ведь обретение идентичности без постижения истории невозможно. Поэтому каждый ищет в своей стране корни, традиции, что было, воспевание своих героев и т.д.

С одной стороны, это неизбежный процесс. С другой, поскольку вопрос поставлен о евразийском пространстве, возникает речь о подходах. Раньше мы знали только два подхода к истории – это формационный и цивилизационный.  Формационный сейчас ушел в небытие. А что такое Евразия? Евразия - это цивилизация или что-то иное? Какие  идеи здесь объединяют и могут объединять? У нас, конечно, есть общая идея из прошлого – это советскость, на которую напустили стаю тех же фальсификаторов и бывших… Хотя, почему бывших? Я считаю, что те, кто рушат все советское на страницах газет, – это профессоры и доктора наук,  которые когда-то защищали диссертации по истории КПСС и научному коммунизму. Как их назвать, не знаю. От своих регалий они не отказываются, но, тем не менее, обрушивают лавы негативного материала по отношению ко всему советскому. Между прочим, советскость – это то, что не в последнюю очередь объединяет всех нас на евразийском пространстве, я имею в виду постсоветское пространство. И в данном случае это великий, могучий фактор будущего.

И нам нужно вести какую-то идеологическую линию, потому что это уже идеологическая борьба. Здесь уже упоминали факты искажение истории ВОВ. В России, я читал социологических опрос, на первом месте значатся два объединяющих фактора - это война и полет Гагарина. Поэтому восприятие истории зависит во многом от идеологической работы самого государства. В заключение я хотел бы сказать о том, что в первую очередь нужен государственный подход к формированию исторической науки. Для Казахстана – новой исторической науки. Поэтому, какой подход к изучению истории является конструктивным – апологетический, критический, ревизионистский или модернистский? Здесь не все перечислены. Они все нужны, нужна концентрация всех этих подходов, но всё-таки подход должен быть реалистическим.

… Обсуждение темы, заданной повесткой заседания, оказалось настолько интересным и волнующим всех, что высказался каждый участник. Однако в качестве резюме можно привести слова Булата Султанова:

- История - наука очень деликатная, к ней с шашкой подходить нельзя. Одни и те же явления, события, персоналии разные социальные страты воспринимают по-своему. Например, Ленин – Николай Романов. Поэтому хочу вас призвать: читайте источники. Формируйте собственное мнение, не подхватывайте спекулятивную чепуху какого-то человека и будьте независимыми.

С этим согласились все присутствующие.

Так же приняли участие в  дискуссии и привели свои нетривиальные выводы по поднятой теме культуролог Елтьдес Сейткемлев, политолог Марат Шибутов, экономист Айдархан Кусаинов и ряд других спикеров.   

Макс ИВОЛГИН

 http://www.contur.kz/node/2948


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение