Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Казахстан-2019: Команда Мамина выглядит уверенно

Казахстан-2019: Команда Мамина выглядит уверенно

19.06.2019

Автор: Жанар Тулиндинова

Теги: Казахстан

Продолжение беседы о кадровых перестановках и реорганизациях центральных ведомств, прошедших на минувшей и в начале нынешней недели, с известным политологом, главным редактором биографической энциклопедии «Кто есть кто в Казахстане» Данияром АШИМБАЕВЫМ.

Причины отставки Мухамедиулы не оглашаются

- Данияр Раханович, почему Кабмин Аскара МАМИНА, вопреки ожиданиям, не претерпел значительных изменений?

- Действительно, совсем недавно ожидалось, что в регион поедут акимами несколько вице-премьеров и министров. Но был сменен только министр культуры и спорта Арыстанбек МУХАМЕДИУЛЫ, отставка которого еще совсем недавно даже не планировалась. Затем, правда, возникла дискуссия, что на это место претендует один из возможно бывших акимов и кто-то из бизнесменов от спорта.

Но в итоге Мухамедиулы покинул свою должность, а министерство возглавила Актоты РАИМКУЛОВА, один из активных членов команды прежнего министра. В свое время она работала в алматинской консерватории с Жанией АУБАКИРОВОЙ, затем возглавила профильный департамент министерства культуры и спорта, в течение двух с половиной лет занимала должность вице-министра. Новый назначенец известна и как хороший специалист в своей сфере, и как видный деятель культуры.

Однако следует отметить, что причины отставки прежнего министра и его новая должность никак не комментируются и не оглашаются.

По поводу Куляш ШАМШИДИНОВОЙ. Хотя назначена она была недавно, однако в связи с арестами в Национальном центре тестирования и одного из ее заместителей – Эльмиры СУХАНБЕРДИЕВОЙ возникла интересная дискуссия политико-правового характера – должен ли уходить руководитель в отставку в случае ареста подчиненного. По этому поводу и первый, и второй президент высказывались неоднократно.

Следует отметить, что для признания чиновника коррупционером одного ареста недостаточно, нужно еще решение суда. Нельзя не упомянуть также, что арестованные чиновники были назначены до прихода Шамшидиновой на должность министра образования и науки, при прежнем министре. Еще один момент: когда будет вынесено решение суда – на должности министра может находиться совсем другой человек. Возникает вопрос: обязан ли уже он уходить в отставку в случае, если вина лиц, фактически не являющихся его подчиненными, будет доказана?

На эти вопросы никто из юристов ответа не дал. Однако полагаю, что причина отставки Шамшидиновой находятся не где-то внутри этой ситуации. Просто президент решил избавить правительство от излишней дискуссии, которая бы мешала работе нового министра.

Пришедший на место Куляш Ногатаевны Асхат АЙМАГАМБЕТОВ достаточно молод, однако успел поработать в этом ведомстве в качестве вице-министра. Буквально недавно он был переведен на должность заместителя акима Карагандинской области, где буквально в начале года были известные проблемы в сфере внутренней политики (массовые протесты молодежи после убийства в ресторане «Древний Рим» - прим. авт.). Говорят, что деятельность Аймагамбетова на посту замакима способствовала снятию социальной и политической напряженности в регионе. Посмотрим, как он покажет себя в качестве министра образования и науки, должность которого всегда была у нас критикуемой, если не сказать расстрельной.

Вместо повышения Бозумбаев утратил контроль над стратегическими сферами

- Примечательно, что основная часть перестановок и изменений в Кабмине произошла благодаря реорганизационным процессам: созданию двух новых министерств – торговли и интеграции и экологии, геологии и природных ресурсов, а также преобразованию министерства цифрового развития, оборонной и аэрокосмической промышленности в министерство цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности.

- Любопытно, что эти реорганизационные процессы прошли почему-то в два этапа, хотя можно было ограничиться одним указом. Напомню, что первым делом из министерства энергетики и других ведомств было выведено министерство экологии, геологии и природных ресурсов. Очевидно, что пребывание полномочий в сфере экологии в составе министерства энергетики, причем даже не указанное в названии, было не совсем правильным. При этом, как мы знаем, именно вокруг государственных программ в сфере экологии были громкие коррупционные скандалы.

Примечательно, что в новое ведомство перешли недропользование и геология – то есть стратегические сферы. Это в какой-то степени ослабило позиции министра энергетики Каната БОЗУМБАЕВА. Кроме того, из Минсельхоза, где не так давно был арестован председатель профильного комитета Исламбек АБИШЕВ, во вновь созданное министерство «утекли» водные ресурсы.

Министерство экологии, геологии и природных ресурсов возглавил бывший вице-министр энергетики Магзум МИРЗАГАЛИЕВ, которого многие считают человеком более близким к Тимуру КУЛИБАЕВУ, нежели к Бозумбаеву.

- Получается, что президент тем самым укрепил позиции Кулибаева, отдав в ведении человеку из его команды важнейшие и стратегические сферы?

- В какой-то степени, видимо, да. С другой стороны, Мирзагалиев очень долго работал замом у Бозумбаева. Дело в том, что Бозумбаева в последнее время сватали и акимом Алматы, и главой «Самрук-Казыны», и президентом «КазМунайГаза», и главой Администрации президента. Считалось, что он пойдет на повышение. Но фактически на текущий момент он оказался на прежней позиции, да еще и утратил ряд ключевых полномочий. Полагаю, что окончательное решение по Бозумбаеву еще не принято, однако пока вместо повышения он остался с меньшим набором карт на руках.

Министерство торговли и интеграции создано под Султанова?

Сходная ситуация с вновь образованным министерством торговли и интеграции. Опять-таки «общипаны» ряд министерств – к примеру, только получившее полномочия по продвижению экспорта министерство иностранных дел, которое активно взялось за этот фронт работы, хотя очевидно, что для него она совершенно непрофильная.

Получается, что Султанов занял кресло, которое некогда занимала министр по делам экономической интеграции – по сути «министр без портфеля» – Жанар АЙТЖАНОВА.

Создается впечатление, что ведомство было создано специально под Бахыта СУЛТАНОВА путем перераспределения полномочий внутри правительства. При этом вопросы, переданные в ведение нового ведомства, могут решаться как на уровне профильного министерства, так и в составе других. Опять-таки какой-то стратегической новизны в решении о создании министерства торговли и интеграции нет.

Ожидалось, что в понедельник последует ряд указов о новых назначениях. Однако вместо них вышел указ о реорганизации КНБ и Службы «Сырбар» и указы о «повышении эффективности системы государственного управления», согласно которому были перераспределены полномочия между ведомствами промышленного блока – министерством индустрии и инфраструктурного развития, министерством национальной экономики и министерством цифрового развития, оборонной и аэрокосмической промышленности. Кроме того, последнее было преобразовано в министерство цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности.

Чего-то стратегически важного в этой реформе, по сути, нет. Просто упомянутые министерства обменялись департаментами и комитетами. Насколько это улучшит ситуацию в курируемых отраслях – сказать сложно. Более важен, на мой взгляд, здесь вопрос уточнения полномочий министерств и конкретизация стоящих перед ними задач. Однако на прорывное решение это, мягко говоря, не похоже.

Таким образом, на сегодняшний день мы имеем в правительстве непонятные отставки и неоднозначные назначения. Судить о том, усилился или ослаб Токаев благодаря этим ротациям – сложно.

В целом команда Мамина выглядит достаточно уверенно. Как правительство оно в какой-то степени даже усилилось, благодаря возвращению Султанова и повышению Мирзагалиева, которые известны как достаточно публичные персоны, способные выступить в парламенте и не прячущиеся от прессы.

Продолжение следует



Теги: Казахстан

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение