Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Жизнь у страны одна

21.04.2016

Автор:

Теги:

Журналист Максим Кононенко - о том, зачем более половины россиян хотят вернуться в СССР

Феномены перемещений во времени - крайне увлекательная тема для художественных интерпретаций. Уж сколько раз нарушения пространственно-временного континуума были описаны в кино и литературе, а мечта узнать условный прикуп, вернуться на четверть часа в прошлое, а потом поехать в условный Сочи и вовсе не оставляет человечество на протяжении тысячелетий.

И вот вам прямое следствие этой мечты: больше половины жителей нашей страны сожалеют о распаде СССР. Результаты опроса "Левада-Центра" за март сего года - 56%. Число, надо сказать, не рекордное. В декабре 2000 года таковых было вообще 75%, а ниже половины оно опускалось вообще только раз - в декабре 2012-го. В ожидании наступления последнего года изобилия. Самого богатого года за всю тысячелетнюю историю нашей страны.

Так что постулируем, что ничего необычного в таких результатах опроса нет, и его нахождение на средних уровнях говорит нам как раз о том, что запас прочности еще не исчерпан.

Но вот что во всем этом интересно - так это чего именно хотят респонденты. В результатах опроса "Левада-Центра" есть две таблицы. Одна - ответ на вопрос "Сожалеете ли вы о распаде СССР?". Сожалеют те самые 56%. А второй вопрос следующий: "Хотели бы вы, чтобы были восстановлены Советский Союз и социалистическая система?". И на него два ответа: "Да, и считаю, что это вполне реально" - 14%. И "Да, но в настоящее время это нереально" - 44%. Вместе получается даже больше - 58%.

Так вот это принципиально разные вопросы. Сожаление о распаде СССР - это еще не желание вернуться в него. Мы, бывает, сожалеем о том, что расстались с девушкой, но это не значит, что мы хотим к ней вернуться. Потому что вокруг нас множество других, не менее замечательных девушек, и каковы они - нам еще неизвестно.



А вот желание вернуться - это уже артикулированное признание того, что та самая девушка была лучше, а другие не греют. И я, конечно, не специалист в психологической сфере, но что-то подсказывает мне, что когда мы через 25 лет встретим фотографию той самой девушки в социальной сети "Одноклассники", только потолстевшей, с тремя детьми и печатью невыплаченной ипотеки на усталом лице, то мы, вполне вероятно, внезапно поймем, что все было к лучшему. И что вернуться мы хотели к той, двадцатилетней. А вовсе не к этой.

Так и с СССР. Какой именно СССР должен быть восстановлен по желанию 58% опрошенных? СССР был разный. Был СССР 20-х годов - страна надежд на то, чтобы быть лучше других. Был СССР 30-х годов - страна колоссальных тектонических перемен. Был СССР 40-х годов - страна всеобщего горя и катастрофы. Был СССР 50-х годов - страна, удивленно оглядывающаяся назад. Был СССР 60-х годов - страна надежд на то, чтобы быть как все. СССР 70-х годов - страна уютного сна. СССР 80-х годов - страна, осознающая, что проспала. Все это - очень разные страны. И, полагаю, те самые 58% опрошенных хотят возвращения именно в тот СССР, который они знают. Может быть, не по личному опыту, а по кино. СССР конца 70-х - начала 80-х. Времен того самого уютного сна.

Но, во-первых, от того сна советские люди проснулись в страшном похмелье. И нет никаких оснований думать, что, окажись мы сейчас в этом сне снова, похмелья не будет. Не будет его только в том случае, если мы не проснемся.

А самое главное - это время. Время, которое не стоит на месте. СССР благостного периода был хорош именно тем, что в мире всем было двадцать. Уровень жизни во всех развитых странах был приблизительно одинаковым. Мы могли разговаривать с окружающими на одном языке. Теперь восстановление СССР будет означать только одно - возвращение к той самой усталой женщине с тремя детьми, которая больше никому, кроме своих детей, не нужна. А потому на нее никто и не претендует. Конкуренция нулевая, опять же - на цветочно-конфетном периоде можно значительно сэкономить.

Нет, в этом нет ничего такого плохого. Даже, наоборот, это вполне себе благородно. Но это означает лишь то, что циничные сотрудники пенсионного фонда называют "дожитие". Вы будете жить вместе, вместе состаритесь, быть может, съездите в Европу, зимой, когда мало людей и цены ниже.

И посмотрите на тех, кто идет вперед и назад не оглядывается. Быть может, позавидуете тому, как у них все устроено. Ведь на всех этих чистых улицах и на лицах улыбчивых продавцов зелени не написаны ни цены на бензин, ни адская плата за коммуналку, ни точно такая же не выплаченная ипотека на 150 лет, ни закладная за дом, ни абсолютно беспросветная судьба, в которой кроме петрушки и укропа с 6 утра и телевизора после 8 вечера ничего нет.

Но будет только одна весомая разница: с вами никто не будет разговаривать. Ни о чем. Вы будете одной из миллионов престарелых пар. И даже какой-нибудь iPad в ваших руках будет смотреться нелепо, потому что вы к этому iPad в своих вязаных беретах и потертых пальто решительно не подходите.

Точно так же нелепо будет смотреться и СССР конца 80-х годов ХХ века в 20-х годах ХХI века. А никакого другого СССР, кроме того, из "Служебного романа", у нас для вас нет. Потому что мы его просто не видели. А теперь представьте себе "Служебный роман" с мобильными телефонами, интернетом и эффективным менеджментом.

Так, может, просто оглянуться вокруг, подмести у себя во дворе, вымыть пол на лестничной клетке, попытаться пересчитать мелочь в кармане - вместо того, чтобы брать какие-нибудь "быстрые деньги"? А главное: улыбнуться соседу? И он, быть может, тоже вам в ответ улыбнется.

И тогда вы вдруг поймете, что никакой возврат назад вам больше не нужен. Жизнь у человека, как и у страны, только одна. И прожить ее надо полностью.

То есть - от самого начала и до конца.

Максим Кононенко |

Источник - izvestia.ru


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение