Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Приживется ли в Кыргызстане турецкая религиозно-политическая система?

04.04.2016

Автор:

Теги:


Барат Молдахметов        

Каждый раз с большим интересом знакомлюсь на сайте информационного агентства REX с материалами по Турции, Ближнему и Среднему Востоку известного российского историка и политолога Станислава Тарасова. На этот раз мое внимание привлекла его публикация от 9 марта 2016 года на вышеупомянутом сайте под заголовком: "Турецкая матрешка: кто правит страной и Эрдоганом?"

Ранее на нашем сайте "Время Востока" мы уже писали, что в конце 2015 года в Духовном управлении мусульман Кыргызстана состоялась встреча с представителями турецкого духовенства. Турецкие священнослужители провели переговоры со своими кыргызскими собратьями в том числе и о перспективах создания в Кыргызстане системы тарикатов.

Остановимся несколько подробнее на этом обстоятельстве. Известно, что религиозный мистицизм был широко распространен в Османской империи. Подданные халифата в этом видели путь (тарикат) духовного самосовершенствования и становились членами различный суфийских братств. Среди обывателей существует мнение, что суфии отвергают земные блага и удовольствия, ведут аскетический образ жизни. При этом суфийские шейхи, как правило, были окружены ореолом таинственности. Буквально пару лет тому назад, во время хаджа в группе кыргызстанских паломников оказался наш соотечественник-скульптор, который уже около 20 лет живет в Турции и передает свое мастерство турецким студентам. Так вот, этот наш соотечественник, как выяснилось в ходе совместного пребывания на хадже, оказывается состоит членом одного из местных тарикатов, члены которого регулярно раз в неделю собираются у своего шейха и слушают его проповеди. Говоря об особенностях пребывания в этом братстве, взаимоотношениях в нем, наш соотечественник-скульптор отметил сверхестественные качества своего шейха, который может одновременно мысленно общаться сразу со всей группой простых смертных и также мысленно отвечать на их вопросы. Оставим волшебные качества шейха на совести его последователей и вернемся к истории тарикатов в Турции.

Известно, что все суфийские тарикаты с приходом к власти Ататюрка в начале ХХ века были запрещены. Исключение, пожалуй, составили последователи известного многим тариката, члены которого отличаются тем, что танцуют в широких и длинных плащах, в белых высоких калпаках и при этом постоянно крутятся, входя в особое психофизическое состояние. За последние лет двадцать в турецком обществе произошли существенные и качественные изменения. В первую очередь речь идет о месте и роли религии в Турции. При Ататюрке и военных Турция декларировалась и формально была светским государством. В государственных учреждениях еще в первой половине 90-х годов нельзя было встретить женщину в платке. В то же время рядовые турки особенно в сельской местности практически не меняли своего образа жизни, оставаясь прововерными, как и их предки. При Ататюрке религиозный фактор был полностью исключен из политической жизни страны. Гражданские предшественники Эрдогана, занимая пост президента страны, постепенно создали условия, когда нынешний глава государства фактически реанимировал роль религии в жизни современной Турции.

Вернемся же к упомянутой статье С.Тарасова, в которой он пишет: "Политическая Турция структурно напоминает матрешку. В стране многие об этом знают и понимают, о чем идет речь, когда президент Реджеп Эрдоган объявляет главной целью борьбу с так называемым "параллельным государством". Русскую матрешку часто можно встретить расписанную под гжель, жостово, хохлому или палех. Турецкая матрешка тоже принимает различные окрасы. Внешне политический класс страны делится на националистов, кемалистов, республиканцев, а внутренне - различные дервишские ордена-тарикаты. При этом, по оценке экспертов, в современной Турции ордена - религиозные структуры в своей основе, но и своеобразные прототипы политических партий, которые в нужное время и в нужный момент трансформируются в объединения и партии светского толка, чуть ли не европейского образа по внешности, но не всегда такие по заявленным программам".

При том, что Турция весьма активно работает в Кыргызстане на общеобразовательной ниве (в стране около двух десятков турецких лицеев и два кыргызско-турецких университета), новые предложения Анкары в налаживании тесных контактов в религиозной сфере должны были бы вызвать у властей нашей страны, по крайней мере, очень сильную настороженность. По факту на день сегодняшний мы имеем договоренность с турецкой стороной о создании в Бишкеке Института подготовки руководящих кадров Духовного управления мусульман Кыргызстана. Для реализации этого проекта кыргызской стороной были проведены переговоры с Управлением (фактически министерством) по делам религий Турецкой Республики. Анкара обещала предоставить техническую и учебно-методическую помощь. Кыргызские чиновники от религии полагают, что создаваемый Институт станет долгосрочным совместным кыргызско-турецким проектом по подготовке руководящих кадров для центрального аппарата муфтията Кыргызстана. Предполагается, что срок обучения в Институте составит 2 года, а в основу подготовки будет положена учебная программа турецкого центра «Хасеки» с включением в нее обязательных предметов государственного образовательного стандарта Кыргызстана.

Интересно и то, что практическая реализация проекта начинается на базе Академии государственного управления при президенте Кыргызстана. Для стимулирования слушателей им будет выплачиваться ежемесячная стипендия в размере 300 долларов США, а нуждающиеся будут обеспечены общежитием. Отбор на учебу, как заявляют его организаторы, будет строгий. На учебу можно будет поступить на основе конкурса и по рекомендации ДУМК. Ожидается, что выпускник с дипломом о высшем религиозном образовании в течение 2-3 лет в обязательном порядке отработает системе ДУМК.

Учебная программа Института предполагает изучение арабского и турецкого языков, а также светских и религиозных предметов на кыргызском языке. Отдельный этап - углубленное изучение религиозных предметов на арабском и турецком языках с участием специалистов из Турции.

В перспективе планируется довести обучение в Институте до шести семестров, сделав упор на качественное изучение арабского языка и религиозных дисциплин.

Таковы прожекты наших государственных чиновников от религии и некоторых служителей культа, занимающих руководящие должности в Духовном управлении мусульман Кыргызстана.

С формальной точки зрения любые интеграционные инициативы могут только поддерживаться. Но в данном случае, наши чиновники, к большому сожалению, подошли к вопросу о подготовке руководящих кадров для ДУМК в рамках сотрудничестве с Турцией, не только однобоко, но, как представляется, крайне близоруко. Создается впечатление что наши чиновники забыли историю, забыли роль ислама в истории Османской империи, не видят влияния этой истории на современную ситуацию в Турции. Как оказалось, в ХХ веке тарикаты в Турции не исчезли, как того требовал Ататюрк. Многие ушли в подполье и довольно успешно адаптировались к современным условиям. Эта адаптация повысила уровень вовлеченности тарикатов в политическую жизнь страны и именно из тарикатов выдвигались турецкие политические лидеры, которые формально состояли или даже возглавляли политические партии. К примеру, бывший в период с 1950-го по 1960-й год главой правительства Турции Али Аднан Эртекин Мендерес, создавший в свое время оппозиционную Демократическую партию, являлся членом тариката Накшбандия. Как пишет С.Тарасов, Партия отечества, которую в 1983−1991 годы возглавлял Тургут Озал была либо создана, либо активно поддерживалась тарикатом Накшбанди. А с приходом к власти в 2002 году партии "Справедливость и развитие" Таипа Рэджепа Эрдогана, турецкие дервиши стали "просыпаться", активно подключаться к политике. Из статьи С.Тарасова следует, что "после Второй мировой войны формирование в Турции многопартийной системы сопровождается параллельным процессом роста влияния тарикатов и их способности влиять на политику". Именно ростом влияния тарикатов на внутреннюю и внешнюю политику Турции можно объяснить ее агрессивные действия в отношении Сирии, Ирака и других ее соседей, которые еще в начале прошлого века были в составе Османского халифата. У любых действий есть мотив. Серьезный мотив заложен в основу внешней политики любого государства и Турции в том числе. Создавая различные межгосударственные структуры на тюркоязычной основе, вовлекая в них бывшие республики Советского Союза, Анкара не обязана быть альтруистом для новых независимых государств. У нас должно быть четкое понимание того, что Турция является серьезным игроком на международной арене и на этой арене она отстаивает свои собственные интересы, которые, не обязательно совпадают с интересами Кыргызстана, Казахстана или Азербайджана. А значит и мы должны выстраивать свои отношения с Турцией с учетом всех этих нюансов. И для начала надо бы нам понять мотив турецких братьев помочь Кыргызстану в подготовке руководящих кадров для муфтията и при этом помнить слова самого президента Реджепа Эрдогана, объявившего главной целью борьбу с так называемым "параллельным государством". Многочисленные факты использования в Кыргызстане религиозного фактора во время выборов президента и депутатов парламента, а также предоставление туркам возможности заниматься в у нас в стране вопросами религиозного образования и тем более создавать здесь ячейки различных братств, однозначно приведут к тому, что в стране будет формироваться т.н. "параллельное государство". А это нам надо?


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение