Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Вызовы безопасности: факторы очевидности и вероятности

17.03.2016

Автор:

Теги:


Вызовы безопасности: факторы очевидности и вероятности

                                                     

Участники Международной конференции, состоявшейся недавно в Астане в рамках работы Казахстанско-российского экспертного IQ-Клуба и посвященной обсуждению актуальных проблем безопасности на евразийском пространстве, в числе актуальных вызовов безопасности выделяли угрозу, исходящую от ИГИЛ – запрещенной в России и в ряде других государств мира международной террористической организации.  Мнением о реальности этой угрозы и о степени вероятности ее проявлений в государствах Центральной Азии с «IQ» поделился участник форума, старший научный сотрудник Научного центра международных исследований «ПИР-Центр», профессор Академии военных наук России Вадим КОЗЮЛИН.

-----------_25440101575_o.jpg

 - О намерениях ИГИЛ в отношении евразийского пространства говорят такие факты, как, например, объявление джихада России и ряду других государств за участие в сирийской операции, а также географические караты, выложенные на некоторых Интернет-ресурсах, где отдельные регионы России, территории государств Центральной Азии и регионы Казахстана закрашены черным цветом как части халифата. По заявлениям ИГИЛ, в этом халифате уже и наместники определены. 

Но если оценивать реальность этих планов, уместно повторить то, о чем уже неоднократно отмечалось ранее – о способности России, ее союзников по ЕАЭС и других центрально-азиатских государств противостоять новой актуальной угрозе.

Не нужно сбрасывать со счетов работу спецслужб, контртеррористических центров Организации Договора о коллективной безопасности и Шанхайской организации сотрудничества. Деятельность этих структур, как правило, закрыта, но работа ими ведется серьезная, в том числе по боевой подготовке.

Группировка сил быстрого реагирования ОДКБ укомплектована более чем двадцатью тысячами специалистов от России, Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана. Россия военно-транспортными самолетами способна оперативно обеспечить переброску этого контингента к вероятным местам проведения контртеррористических операций. Это продемонстрировали учения, состоявшиеся в прошлом году на границе Таджикистана с Афганистаном, в которых было задействовано около пяти тысяч человек. В ходе учений было совершено около 80 вылетов транспортной авиации, десантирование. Это позволило отработать координацию действий в регионе и, что немаловажно, засвидетельствовать мощную поддержку коллективных сил, на которую Таджикистан может рассчитывать в случае неблагоприятного развития событий.

Узбекистан не является членом ОДКБ и полагается на собственные ресурсы в противодействии внешним вызовам. Пока этих ресурсов хватает. Помимо наличия мощных спецслужб важным фактором стабильности в стране выступает сильный лидер Ислам Каримов. Однако если переход власти в этой стране не будет осуществлен плавно, ситуация может радикально измениться с учетом серьезных межэтнических и других проблем.

Кстати, угрозе идеологической экспансии экстремизма, на мой взгляд, наиболее подвержены Таджикистан, Узбекистан и, в определенной степени Кыргызстан. По некоторым источникам, в Кыргызстане насчитывается около 20 тысяч потенциальных сторонников боевиков ИГИЛ. Что говорить, если запрещенная во многих странах, включая Россию и Казахстан, партия «Хизб ут-Тахрир» разрешена в республике и поддерживается, хотя и неофициально, властями.

Беспокойство представителей ОДКБ вызывает и ситуация в Туркменистане. В приграничных с республикой районах Афганистана компактно проживают туркмены, и эта зона традиционно считалась буферной. То есть предполагается, что туркмены должны сдерживать напор талибов и боевиков ИГИЛ. Но реальные ресурсы для такого сдерживания весьма сомнительны.

На фоне высокой турбулентности международных отношений и распространяющегося по миру экстремизма твердыней стабильности пока выглядит Казахстан. Бесспорно, этому способствует последовательная внешняя политика страны, сбалансированная внутренняя экономическая и межнациональная политика – наиболее чувствительная сфера, на которой споткнулись многие соседи Казахстана.

На международной арене Казахстан – очевидный лидер и образец для республик Центральной Азии. Астана – традиционная площадка для обсуждения и решения актуальных региональных и международных проблем.

Руководство Казахстана умело использует, казалось бы, не идеальные геополитические данные: удаленная от морских путей страна извлекает экономические и политические дивиденды от соседства с двумя гигантами – Россией и Китаем, и при этом сохраняет близость с США и Евросоюзом.

Становится привычным, что высказанные казахстанским лидером идеи спустя годы получают воплощение: многие помнят, что именно Нурсултан Назарбаев в 1994 году предложил создать Евразийский Союз. Но только специалисты знают, что идея создания единой системы противовоздушной обороны в рамках ОДКБ также принадлежит президенту Казахстана.

Весом вклад республики в обеспечение безопасности: казахстанский контингент в Коллективных силах оперативного реагирования ОДКБ второй после российского по численности. Для некоторых республик Центральной Азии и Афганистана Казахстан – не только партнер, но и спонсор по ряду проектов.

Между тем, и для этой страны угроза экстремизма остается высокой: по официальным данным, сегодня около 400 граждан с паспортами Казахстана воюют на стороне ИГИЛ. А ведь в пересчете на миллион человек населения это больше, чем в России, где борьба с экстремизмом считается одним из важнейших приоритетов.

Для полиэтничного Казахстана риски, связанные с экстремизмом, потенциально могут усилиться межэтническими трениями, экономическими проблемами, влиянием  финансового кризиса.

Актуален и фактор преемственности власти. Ведь если Нурсултан Назарбаев уже обеспечил себе твердое место в истории казахстанского государства, то его преемнику еще предстоит побороться за лидерство, которое, как мы знаем из опыта соседних республик, привыкли оспаривать региональные и семейные кланы национальной элиты. Клановость в Казахстане, похоже, становится неким предметом гордости, частью национальной идентичности. В кланах выросли свои лидеры, а в годы «больших денег» у них сформировались серьезные амбиции. Поэтому следующий президент Казахстана может оказаться уязвимым перед лицом элиты, которая лично ему не будет обязана ничем.

Такая ситуация вызывает у наблюдателей настороженность уже сегодня. Но, опять же, здесь нужно отметить адекватное восприятие реальности и стратегический дар Нурсултана Назарбаева. Реализуемые в настоящее время под руководством президента административные, политические и экономические реформы, сформулированные в «Плане нации», нацелены именно на то, чтобы страна, сохранив стабильность и гражданское согласие, вошла в новый этап развития.  


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение