Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Турция укрепляется в Центральной Азии

14.03.2016

Автор:

Теги:

Анкара использует этнические связи для достижения политико-экономических целей

Сложное положение, в котором Турция оказалась после введенных Россией из-за сбитого бомбардировщика Су-24 экономических санкций, заставило Анкару активизировать контакты с тюркскими странами СНГ. Тем самым Турция пытается компенсировать экономические потери и усилить политическое взаимодействие с тюркоязычными республиками, используя для этого пантюркистские идеи.

К тюркским странам СНГ относятся 5 из 15 республик бывшего СССР – Азербайджан, Казахстан, Киргизия, Туркмения и Узбекистан. Большинство из них расположено в Центральной Азии. Связующим звеном между ней и Турцией выступает Азербайджан, который имеет прямую сухопутную связь с турецкой территорией через Грузию. После распада СССР Турция пыталась проводить на территории бывшего СССР активную пантюркистскую политику, не только претендуя на доминирующее влияние в бывших советских республиках с преобладающим тюркоязычным населением, но и покровительствуя тюркским автономиям (Татарстан, Башкирия, Кабардино-Балкария и др.) в составе РФ.

Степень политического и экономического влияния Турции в разных странах Центральной Азии традиционно была неодинаковой. Наиболее сильным является влияние Анкары в Туркмении, которая не только первой по образцу Турции перешла на латинский алфавит, но и установила с ней интенсивные гуманитарные и экономические связи. Отношения же Турции с крупнейшей по населению страной региона – Узбекистаном – испортились еще в начале 1990-х годов, после того как она предоставила убежище беглому узбекскому политику Мухаммаду Солиху. С тех пор Узбекистан вышел из всех пантюркистских организаций и участия в их деятельности больше не принимает. Тесные деловые связи сложились у Турции с Казахстаном и Киргизией, где турецкий бизнес появился почти сразу после распада СССР.

В условиях введенных РФ экономических санкций Анкара стала рассматривать тюркские страны СНГ как плацдарм, с помощью которого она может сохранить свои позиции на внутреннем российском рынке. Тем более что Казахстан и Киргизия являются участниками ЕАЭС и таможенных барьеров с Россией для них не существует. Разрывать связи с Анкарой из-за ее конфликта с Москвой не собирались и сами центральноазиатские государства. Напротив, они увидели в этой ситуации шанс разместить у себя турецкие предприятия и привлечь дополнительные инвестиции. В результате обострение российско-турецких отношений в конце прошлого – начале текущего года обернулось заметной активизацией контактов Анкары с тюркскими странами СНГ, преследовавшими как экономические, так и политические цели. Причем партнеры России по ЕЭАС отчетливо заявили, что отказываться от своих национальных интересов из-за обострения отношений Москвы и Анкары они не собираются.

Нередко инициативы по усилению связей с Турцией исходят от самих тюркских стран СНГ. Так, Киргизия, разочарованная первыми результатами своего вступления в ЕАЭС, с конца прошлого года заметно активизировала свои контакты с Анкарой. Президент Киргизии Аламазбек Атамбаев 18 января 2016 года на встрече с министром иностранных дел Киргизии Эрланом Абдылдаевым заявил, что в условиях роста напряженности в мире дальнейшее развитие приоритетных направлений внешней политики должно отвечать национальным интересам страны, что было воспринято экспертами как призыв к частичному пересмотру внешнеполитического курса. С конца ноября 2015 года по начало февраля 2016 года киргизские дипломаты, политики и общественные деятели в общей сложности провели с представителями Турции около полутора десятков различных переговоров и совместных мероприятий. За это время в Анкаре состоялись два совместных бизнес-форума (17 декабря 2015 года и 21–22 января 2016 года), в ходе которых Киргизия позиционировала себя в качестве страны, бизнес в которой дает доступ к внутренним рынкам Евразийского экономического союза с населением 170 млн человек.

Киргизско-турецкие культурные связи развиваются едва ли не активнее экономических. Турция при этом действует в классических традициях мягкой силы, используя этническое родство двух народов для укрепления своего политического и экономического влияния. Анкара и Бишкек поддерживают интенсивные контакты не только на уровне МИДов, но и по линии отдельных ведомств, парламентов, органов местного самоуправления и образовательных учреждений. Это позволяет развивать связи не только между политическими и бизнес-элитами, но и более широкими слоями населения. В развитии культурных связей активно участвует и киргизская сторона. За два месяца киргизские дипломаты организовали в Турции три культурных мероприятия: творческий вечер поэта Омора Султанова, мероприятия памяти Чингиза Айтматова и советского киргизского режиссера Толомуша Океева. Последнее из них было проведено совместно с Международной организацией тюркской культуры ТЮРКСОЙ. 3 февраля 2016 года глава киргизского МИДа Эрлан Абдылдаев встречался с генеральным секретарем другой пантюркистской организации – Совета сотрудничества тюркоязычных стран Рамилем Гасановым, обсудив с ним подготовку к 6-му саммиту организации, который должен пройти в Киргизии, и II Всемирным играм кочевников.

В начале февраля турецкий премьер Ахмет Давутоглу посетил Казахстан. Его главной целью, как полагают аналитики, было использование авторитета президента Нурсултана Назарбаева для того, чтобы он помирил глав государств Турции и России Реджепа Эрдогана с Владимиром Путиным. Но экономические связи между двумя странами также не были забыты. Интерес Анкары в ходе этого визита заключался в том, чтобы снизить энергетическую зависимость от России, получив доступ к нефтегазовым ресурсам Казахстана. Турция, в частности, заинтересована в получении казахстанской нефти после начала ее добычи на Кашагане. Поставляться она может танкерами в Азербайджан и далее по нефтепроводу Баку–Тбилиси–Джейхан в Турцию. Кроме того, Турция хотела бы подключения Казахстана к проекту Трансанатолийского газопровода (TANAP), что, впрочем, учитывая особенности маршрута и сложности с логистикой, не очень реалистично. Важным моментом для Турции является и выстраивание новых транспортно-логистических маршрутов в обход России. Анкара активно участвует в проработке маршрута доставки грузов из Китая через Центральную Азию и Каспийское море в Европу, южная ветка которого должна пройти по ее территории.

В декабре турецкий премьер провел переговоры в Азербайджане, где его, как и в Казахстане, также интересовали транспорт и углеводороды. Результатом переговоров стала договоренность ускорить реализацию проекта TANAP, который позволит доставлять азербайджанский газ по новому газопроводу через Грузию в Турцию и далее в Грецию и Италию. Объем поставок по нему будет не очень велик (16 млрд куб. м в год), но в условиях, когда в Турции всерьез опасаются энергетической блокады со стороны РФ, TANAP позволит частично компенсировать дефицит газа. Проблема в том, что первые поставки по нему намечены на конец 2018 года, а до этого срока еще надо дожить. Но азербайджанского газа, чтобы обеспечить дальнейшее увеличение объема поставок, недостаточно. Большие запасы природного газа есть в Иране и Туркмении. Но Тегеран является стратегическим союзником Москвы на Ближнем Востоке и вряд ли примет участие в угрожающих ее интересам проектах. Вариант с Туркменией политически более подходящий. В январе на встрече глав внешнеполитических ведомств Азербайджана, Турции и Туркменистана в Ашхабаде турецкая сторона даже заявила, что Анкара и Баку желают включения Туркменистана в TANAP. Но этому препятствует проблема международно-правового статуса Каспийского моря, без урегулирования которой построить газопровод через него нельзя.

Еще один совместный проект с участием Азербайджана – строительство железной дороги Баку–Тбилиси–Карс. В декабре Эрдоган обсуждал его реализацию на переговорах с президентом Грузии Георгием Маргвелашвили. Дорогу протяженностью 826 км начали строить еще в 2007 году и до сих пор не могут завершить из-за юридических сложностей. Предполагается, что ее пропускная способность составит 1 млн пассажиров и 6,5 млн т грузов в год, а годовой товарооборот между Азербайджаном, Грузией и Турцией увеличится до 10 млрд долл. в год. Завершение строительства, намеченное на третий квартал этого года, позволит включить в транспортно-логистические цепочки и страны Центральной Азии, до сих пор торговавшие с Турцией главным образом через территорию России.

В перспективе активные усилия Турции по развитию экономических и культурных связей с тюркскими странами СНГ способны оживить потерявший было актуальность пантюркистский проект. Именно отсутствие прочной экономической базы стало причиной краха этого проекта в первые годы после распада Советского Союза. Теперь же Турция может частично исправить прежние ошибки, значительно усилив свое экономическое присутствие в тюркоязычных республиках бывшего СССР.

Об авторе: Александр Владимирович Шустов – кандидат исторических наук, эксперт по Центральной Азии.

Источник - ng.ru


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение