Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Кыргызстан семь месяцев является участником Евразийского экономического союза.

13.03.2016

Автор:

Теги:

Кыргызстан семь месяцев является участником Евразийского экономического союза. Однако до сих пор мы ждем, когда же наступит тот самый эффект от интеграции, который нам обещали.

Обещанного три года ждут

Процесс адаптации экономики, да и всей страны, к нормам ЕАЭС будет идти ближайшие года два-три. Именно такой прогноз делают как многочисленные эксперты, так и члены правительства и Евразийской экономической комиссии. Прогнозы отнюдь не пессимистичны. Они говорят о том, насколько глубоко наша экономика погрязла в реэкспорте и как далеко от стабильного наше производство. К тому же такие цифры вовсе не говорят, что эффект будет единовременным. В разных отраслях мы почувствуем его постепенно: где-то чуть быстрее, где-то чуть позднее.

Пожалуй, первыми, кто действительно ощутил правильность и необходимость курса на евразийскую интеграцию, стали мигранты. По официальной статистике, за пределами страны находится более полумиллиона наших граждан. Большая часть на заработках в России. После открытия таможенных границ эти люди хоть ненадолго, но вздохнули спокойно. Да, в России экономический кризис, курс рубля не радует, но работа для нашего люда есть и зачастую заработки гораздо выше, чем в регионах на родине. Так что число мигрантов, которые зарабатывают на лучшую жизнь вдали от родных и близких, вряд ли уменьшится.


Важным фактором для них стала возможность устроиться на работу легально без дополнительных затрат времени и денег. Теперь кыргызстанцы трудоустраиваются по тем же правилам, что и граждане России или Казахстана. Не нужно покупать патенты, сдавать экзамены на знание языка. К тому же на территории России они могут находиться без регистрации 30 дней, а не недели, как раньше. Благодаря договоренностям президентов РФ и КР тысячи кыргызстанцев смогли обновить миграционную историю и выйти из ненавистного "черного" списка ФМС. Эти люди уверенно могут сказать, что курс на интеграцию выбран верно. Однако до сих пор этот эффект остается, пожалуй, единственным положительным.

А контрабанда-то идет!

Пока мигранты радовались послаблениям и паковали чемоданы для отъезда на заработки, чиновники и бизнесмены схватились за голову. В страну хлынули контрабандные и неучтенные товары. Все началось с ГСМ, который в соседнем Казахстане стоит минимум на 10 сомов дешевле. Свою роль играют и девальвация тенге, и поддержка властями Казахстана внутреннего производства. Но вывозить легально топливо из Казахстана невозможно. Слишком велики экспортные пошлины.

Но если есть спрос, будет и предложение. Предприимчивые бизнесмены начали ввозить казахские бензин и солярку тоннами. Все принимаемые государством меры по борьбе с контрабандой пока не дают результатов. В итоге за два месяца 2016 года импорт нефтепродуктов в Кыргызстан упал в 3,4 раза. Нефтетрейдеры в убыток себе вынужденно снизили цены на ГСМ, чтобы не потерять клиентов.

Дальше – больше. Вслед за ГСМ в страну начали попадать неучтенные товары. Назвать их контрабандой нельзя, не по-союзнически это. Таможни на границе нет, значит, товары из стран ЕАЭС могут поступать в страну свободно. Другое дело, что они должны облагаться косвенными налогами (НДС и акциз). И вот в этой части и возникли проблемы. Количество российских, казахских и белорусских товаров на прилавках отечественных магазинов за последние семь месяцев выросло в разы, чего не скажешь о доходах бюджета. Товар ввозится по заниженной цене либо вовсе в обход отчетов и уплаты налогов.

Бизнесмены забили в набат. Такими темпами отечественные производители и поставщики канут в лету. Правительство пыталось решить проблему, введя процедуру предварительного уведомления и составив список товаров, которые можно ввозить в страну без уведомления для личного пользования. Однако документ получился сырым, вызвал массу нареканий, и в итоге постановление правительства об обязательном уведомлении об экспорте-импорте товаров отложили. Но вопрос эффективных методов борьбы с неучтенным ввозом остается открытым.

Мясной застой

Одной из основных причин, по которой Кыргызстан решился на вступление в ЕАЭС, стало желание продавать нашу продукцию в страны союза. Конкурировать с крупными производителями мы не можем, масштабы не те. Но вот поставлять экологически чистый продукт вполне способны. Только вот одна загвоздка: соседи не горят желанием пускать нас к себе.

Камнем преткновения в вопросе открытия таможенных границ между Кыргызстаном и Казахстаном стал вопрос ветеринарной безопасности нашей мясной и молочной продукции. Границы открыли, но ветеринарные посты остались. Вопрос этот сложный и многогранный. С одной стороны, партнерам по союзу есть, за что высказывать претензии. Слишком часто в разных уголках страны возникают вспышки опасных болезней у скота. С другой стороны, Кыргызстан проблему признает, делает все возможное, чтобы товар был безопасным. Вопрос только в финансировании. Россия, например, обещанные на ветсистему деньги выделяет, а вот Казахстан помогать не торопится, хотя устная договоренность есть.

В итоге фитосанитарные и санитарные посты на границе сняли в конце ноября, когда исполнилось 100 дней с момента вступления КР в ЕАЭС. А вот ветеринарные пока на месте. По самым скромным предположениям, их могут убрать лишь в августе. И то, если повезет. Однако первые подвижки в этом вопросе все же есть. В начале февраля Россия разрешила 15 кыргызским предприятиям поставлять на свою территорию мясомолочную и рыбную продукцию. И это прорыв. Если наши производственники докажут, что отечественный товар абсолютно безопасен, это пойдет в зачет для положительного решения вопроса о ветеринарных постах.

Романсы от Фонда развития

Промышленность Кыргызстана медленно, но идет по пути переформатирования. Иного выхода просто нет. Либо меняем структуру экономики, либо так и останемся на задворках ЕАЭС, надеясь на очередную финансовую подачку от союзников. И тут все вновь упирается в финансы. В казне нет средств на строительство заводов и фабрик. Единственный выход – доступ к длинным и дешевым деньгам.

Эту проблему по логике должен решать Российско-Кыргызский фонд развития. Капитал у него солидный, вполне может решить многие наши неурядицы. Но весь 2015 год фонд занимался внутренними проблемами, создавал структуру, определялся с правилами работы. В итоге выдал всего один кредит напрямую и запустил программу финансирования малого и среднего бизнеса.

И политики, и бизнесмены стали жаловаться на то, что РКФР свою задачу не выполняет. Завышенные требования приводят к тому, что ресурсы попросту недоступны для отечественного бизнеса. Да и в самом фонде признали, что кыргызский бизнес, особенно в регионах, более мелкий, чем в той же России. В итоге совет РКФР все же одобрил изменения. Теперь взять кредит в фонде значительно проще. Возможно, именно поэтому только за последнюю неделю объявили об одобрении двух крупных проектов – строительстве фабрики по производству трикотажных тканей и втором этапе реконструкции аэропорта в селе Тамчи Иссык-Кульской области. К тому же фонд собирается профинансировать создание на Иссык-Куле 300 гектаров садов и вложиться в строительство жилья эконом-класса для выдачи бюджетникам в ипотеку.

Эти проекты способны дать неплохой мультипликативный эффект. Но только через время, как минимум, через полгода. А пока толку от ЕАЭС Кыргызстан практически не получил. Винить в этом союзников не стоит, мы сами еще в режиме ожидания вместо того, чтобы активно работать и находить выходы из кризиса. Эксперты не зря говорят: ЕАЭС – не панацея, а возможность, которой мы по сей день так и не воспользовались.

Татьяна КУДРЯВЦЕВА

Источник - 24kg.org


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение