Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Ашхабад рассчитывает на инвестиционную активность Турции

12.02.2016

Автор:

Теги:


Виктория Панфилова, обозреватель "Независимой газеты" специально для "Вестника Кавказа"
Министр экономики Турции Мустафа Элиташ
Министр экономики Турции Мустафа Элиташ

Министр экономики Турции Мустафа Элиташ назвал туркменский рынок перспективным для турецкого бизнеса. Анкара ищет возможности компенсировать потерю российского рынка. Убытки от резкого ухудшения отношений с Москвой оказались значительнее, чем предполагала Анкара. Переговоры по вопросам расширения экономического сотрудничества турецкая сторона уже провела с Казахстаном и Киргизией.

"В Туркменистане создан благоприятный инвестиционный климат и существуют все условия для успешного делового партнерства", – заявил Мустафа Элиташ на переговорах с президентом Гурбангулы Бердымухамедовым по итогам состоявшегося в Ашхабаде бизнес-форума и выставки-ярмарки турецких товаров. В работе выставки приняли участие более 200 представителей государственных структур Турции, крупных предпринимателей, в том числе главы около 100 компаний, заинтересованных в развитии партнерства с Туркменистаном. Бердымухамедов и Элиташ обменялись мнениями о состоянии и перспективах межгосударственных отношений, отметив наличие широких возможностей для диверсификации эффективных торгово-экономических связей, расширения спектра товарооборота, реализации совместных проектов. По словам туркменского лидера, "Ашхабад заинтересован в притоке турецкого капитала в национальную экономику".

Турецкий бизнес в Туркменистан пришел в 1990-х. Первопроходцем стал холдинг "Чалык групп", который начал с проектов в легкой промышленности и постепенно охватил другие секторы экономики, в том числе и строительный. В частности, "Чалык групп" получил подряд на строительство трех ТЭС в Туркменистане (Ахал, Лебап, Мары). Сегодня в Туркменистане работает уже более 600 турецких компаний, которым, по словам Бердымухамедова, доверены крупнейшие проекты, такие как строительство международного морского порта в городе Туркменбаши, международного аэропорта Ашхабада, автобанов, транспортных развязок и эстакад.

Обширные торгово-экономические связи Туркменистана с Турцией не нуждаются в рекламе, в долларовом выражении они измеряются почти семизначной цифрой (один только товарооборот превысил 6 млрд. дол.).  Кстати, товарооборот между Россией и Турцией сократился на 24 млрд долларов. Причем ранее планировалось увеличить этот показать до 100 млрд долларов. Теперь весь этот потенциал придется переориентировать на соседей, в том числе и на страны Центральной Азии с Туркменистаном включительно. "Следует иметь в виду, что собственно России Турция мало что поставляла, величина товарооборота достигалась за счет продажи российских энергоносителей. Прежде всего, газа", - сказал "ВК" доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра исследования общих проблем современного востока ИВ РАН Шохрат Кадыров.

По его словам, в туркмено-турецких отношениях ситуация иная. Вся строительная индустрия, вся текстильная промышленность, транспорт, энергетика,  товары повседневного спроса в Туркменистане во многом зависят от Турции и ее поставок.  Весь крупный частный бизнес туркменской политической элиты  во многом связан с турецкими инвестициями и компаниями. Сегодня Турция высвободившиеся средства, которыми расплачивалась за российский газ, вложит на поиски газа в Иране, Азербайджане и Туркменистане. "Чем сильнее ее конфронтация с Москвой, тем активнее Анкара будет вести себя в Центральной Азии, на что указывают теплые приемы, оказываемые турецкой стороне и в Казахстане, и в Туркменистане, и в Кыргызстане.  С другой стороны, резко сократившееся влияние в газовой сфере на Европу (вытеснение норвежцами из стран Балтии, полный отказ от российского газа  в эту зиму в Украине и т.п.), автоматически толкает Россию на недопущение к игре за экспорт газа в Европу центральной посреднической фигуры – Турции. "В общем, российско-турецкая конфронтация способна углубиться в схватке по вопросам газообеспечения Европы"", - считает эксперт.

В этом раскладе много переменных. Но есть и некие константы, которые вряд ли подлежат пересмотру. В частности, страны Центральной Азии никогда не примут участие в упомянутой конфронтации – они очень постараются не портить отношения ни с Россией, ни с Турцией, но и на чью-либо из них сторону тоже становиться не будут. Во-вторых, Москве будет крайне сложно развивать  отношения с тюркскими государствами Средней Азии без нормализации  всего комплекса отношений с Турцией. В-третьих, страны Центральной Азии имеют безальтернативную перспективу развития исключительно в сотрудничестве с Западом и США, при непременном участии в этом процессе Турции.

"И Россия, и Турция рассматривают Центральную Азию как зону своего геополитического влияния. Визит президента Турции Реджепа Эрдогана в 2015 году в Казахстан (в начале прошлого года) и в Туркменистан (уже после инцидента со сбитым российским самолетом), является свидетельством этого, и одновременно сигналом Москве, который она не понять не могла", - сказал "ВК" директор Группы оценки рисков Досым Сатпаев. По его словам, Турция пытается придать ускорение объединению тюркоязычного мира и при этом закрепить за собой роль одного из новых мусульманских центров модернизационного ислама.



http://www.vestikavkaza.ru/analytics/Ashkhabad-rasschityvaet-na-investitsionnuyu-aktivnost-Turtsii.html © - Вестник Кавказа

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение