Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Таджикистан - в эпицентре Шелкового пути

25.01.2016

Автор:

Теги:


Центральная Азия - ключевой регион китайской инициативы Экономического пояса Шелкового Пути. На данный момент о таджикском участии в данной инициативе известно мало, в то время как страна расположена в фактическом центре этой инициативы, став ее самым чувствительным участком.

СМИ сообщают об обсуждениях планов по постройке 1972 км железной дороги из китайского Кашгара в Иран, через Кыргызстан, Таджикистан и Афганистан. 392 км данной дороги должны пройти через Таджикистан, что позволит Китаю самым кортким путем выйти на 80 миллионный пост-санкционный “голодный” иранский рынок, обойдя своих конкурентов из ЕС и США. Для самого Таджикистана данная железная дорога, возможно, даже будет иметь большую значимость, так как страна имеет только одну железнодорожную артерию, соединяющую ее с миром. Трасса проходит через Узбекистан, который часто часто пользуется возможностью заблокировать ее или усложняет переток товаров через данную дорогу во время региональных споров.

Также ожидается постройка высокоскоростной магистрали из Китая в Европу, которая также должна пройти по территории Таджикистана. Реализация и практическая составляющая данного проекта под большим вопросом, во многом из-за экономической целесообразности стройки.

На фоне обсуждения глобальных проектов в сфере железнодорожного транспорта, куда быстрее дело движется в строительстве обычных дорог. Китайская China Road вложила в ремонт и перестройку нескольких важных автотрасс в Таджикистане, в том числе 300 млн долл в стратегически важную трассу от столицы Душанбе до границы Кыргызстана, в строительство которой также включена постройка 9 тоннелей (в том числе Шахристанского, длинною более 5,2 км и стоимостью в 52 млн долл), а также менее значимую Душанбе - Дангара (на 49 млн долл), и построила новые дороги в таджикском энергогородке - Рогуне. Все дороги были построены на кредиты и гранты КНР через государственный Эксимбанк, и кредиты по линии Шанхайской организации сотрудничества.

Китай в лице TBEA (Синьцзян) также принял участие в постройке единой энергетической сети республики. На данные цели Эксимбанк выдал 400 млн долл. TBEA также занимается постройкой ТЭЦ станции на окраине Душанбе. Данная ТЭЦ стала объектом общественных обсуждений, когда при первом запуске соседние дома в районе станции покрылись слоем золы, что вызвало большие вопросы среди жителей Душанбе об экологичности данной ТЭЦ, но вскоре проблема была решена, но репутация станции в глазах жителей столицы была испорчена, особенно в свете постоянных видеосюжетов о высоком уровне загрязнения в Пекине и Северном Китае.

По слухам, производство электроэнергии на данной ТЭЦ по слухам обходится в четыре раза дороже, чем продается населению. В связи с чем было принято решение только о зимнем функционировании ТЭЦ, когда в стране наблюдается острая нехватка электричества.

Также интересен сама система выплаты кредита данной китайской компании. Дело в том, что при подписании процент внешнего долга страны был критическим по меркам Всемирного Банка (30% ВВП), который регулярно выдает гранты и кредиты стране. Тогда TBEA заняла деньги на строительство ТЭЦ у Эксимбанк под гарантии таджикистанского правительства, а правительство выдало TBEA лицензию на геологоразведку двух золоторудных месторождений до 2017 года, одно из которых потом перейдет в руки китайской стороны. Стоимость строительства первой очереди данной ТЭЦ составило примерно 200 млн долл, а второй оценивается примерно в 349 млн долл. На строительство второй очереди Эксимбанк выдал 331,5 млн долл. По окончании строительства ТЭЦ, TBEA займется строительством Нурабадской ГЭС на 200 мВт.

Добыча полезных ископаемых - золото и алюминий

Как и везде в развивающихся странах, Китай преимущественно инвестирует в добычу природных ресурсов в Таджикистане. Одним из первых заметных присутствий китайских инвестиций является совместное предприятие “Зарафшан” по добыче и переработке золота, которое контролируется китайским гигантом Zijin Mining (紫金矿业, Лунъянь, Фуцзянь). "Цзыцзинь" приобрела 75% акций СП в 2007 году, проинвестировав больше чем 400 миллионов долларов, в данный момент являясь крупнейшим производителем золота в Таджикистане. Только за первую часть 2015 года, СП добыло 12,7 тонн золота, что принесло ей 520 миллионов долларов прибыли.

Таджикский алюминиевый завод (ТАЛКО), который является крупнейшим заводом по производству алюминия и главным источником поступления иностранной валюты в страну. В данный момент компания находится в кризисе из-за низких цен на легкие металлы в мире. Компания проводит программу импортозамещения, переходя на местное сырье при помощи китайских кредитов. Летом 2016 года планируется запуск завода по производству серной кислоты (мощностью 130 тыс. тонн в год), завода по производству криолита (12 тыс. тонн в год) и завода по производству фтористого алюминия (18 тыс. тонн в год) на которые были выделены средства китайской стороной на 88,5 млн долл в виде кредитов Эксимбанка. Данный проект реализуется китайской China National Heavy Machinery Corporation (Sinomach, Пекин).

Транзит газа в Китай

В данный момент также идет активная стройка ветки D газопровода из Туркменистана, на который приходится около половины импорта китайского газа, 410 км которой пройдет по территории Таджикистана. На постройку таджикистанской части ветки КНР и Таджикистан внесли по 300 миллионов долларов и создали совместное предприятие “Trans-Tajik Gas Pipeline Company Ltd”, Таджикистан взял 300 млн долл в кредит у банка “CNPC Finance”, зарегистрированного в Гонконге на 26 лет. Председатель ОАО «Таджиктрансгаз» Саидахмад Шамсиддинзода сообщил, что доход совместной компании в течение 32 лет составит $15 млрд. Из указанной суммы Таджикистан получит 1,2 млрд долл от транзитных поступлений и 2,5 млрд долл за счет дивидендов от акций совместной компании. Стоимость таджикского участка указанного проекта составит 3,2 млрд долл. 

Данный газопровод будет транспортировать до 25 млрд кубометров газа в год, и оплата будет осуществляться по системе по формуле ship or pay («транспортируй или плати»), что подразумевает плату вне зависимости от транзита – был он или не был. Такая щедрость китайской стороны, вкупе с постройкой трубопровода по территориям Таджикистана и Кыргызстана (хотя уже есть проделанный путь по территориям Узбекистана и Казахстана, где уже функционируют три ветки) объясняется в первую очередь желанием Поднебесной усилить свое влияние в Центральной Азии и гарантировать надежность поставок половины "голубого топлива" диверсификацией партнеров. Полный ввод газопровода (включая постройку газокомпресорных станций) намечена с 2020 года, хотя газ планируется запустить уже в 2017 году. Интересно то, что Таджикистан, который сам испытывает нехватку углеводородов не сможет получить ни кубометра газа из данного газопровода, несмотря на желание туркменской стороны продавать газ Таджикистану. Узбекистан, из территории которого и придет газопровод выступил против продажи газа Таджикистану, желая сохранить свой рычаг давления на таджикское правительство.

Нефть 

Китайская корпорация CNPC также имеет 33,3% акций в Bokhtar Operating Company, куда также входят французкая Total и американская Tethys Petroleum. Данная компания была образована в июле 2013 года согласившись совместно разрабатывать Бохтарское месторождение на юге Таджикистана, ресурсы которого оцениваются 27,5 млрд баррелей нефтяного эквивалента, 69% из которых приходится на газ, а 31% - нефть и газовый конденсат. Однако даже такие “супергигантские” запасы месторождения не привели к особым успехам, во многом из-за падения цен на нефть, а также из-за глубины залежей.

Когда писалась данная статья, появились новости об строительстве промышленного городка Китаем в Таджикистане, под который выделено 500 миллионов долларов. Планируется постройка заводов по производству пиротехники, свинца, аккумуляторов, и цемента. Насчет цементных заводов - в Таджикистане было четыре завода было построено на совместных началах с  мажоритарным частным китайским участием за последние пару лет, на общую сумму около миллиарда долларов.

Таджикистан является небольшим, горным государством, с населением в 8 миллионов и подушевым ВВП в районе 1100 долларов США, являясь беднейшей постсоветской среднеазиатской республикой. Республика, сама того не желая (на референдуме 1991 года 96.2%  населения страны выступили за сохранения СССР), обрела  независимость в 1991, в 1992 вступила в кровопролитную гражданскую войну, которая продолжилась вплоть до 1997 года, унеся жизни около 150,000  тысяч людей, которая нанесла экономический ущерб в 10 млрд  долларов. Гражданская война стала гуманитарной катастрофой для страны, в результате которой она была отброшена на десятки лет назад.

Отсутствие или труднодоступность природных ресурсов, протяженная граница с Афганистаном, потерянное поколение, все привело к тому, что бессменный лидер Таджикистана, Эмомали Рахмон с 1994 года, ведет активную многовекторную внешнюю политику, которая страна называет “политикой открытых дверей”, во многом похожую на казахстанскую, но если казахстанская внешняя политика обусловлена желанием нивелировать риски и диверсифицировать экономику, то для Таджикистана подобная политика является драйвером экономики.

Основываясь на своем стратегическом географическом положении, страна строит прагматичную политику со всеми региональными и международными игроками, в частности с Россией, Китаем, Ираном и США. Характерным является ответ заместителя главы Национального банка Таджикистана, являющийся также зятем президента страны, на вопрос журналиста Financial Times - “не боится ли Таджикистан впасть в зависимость от Китая?”, на что ответил, такие опасения логичны, но в данный момент, "мы (Таджикистан) должны покрыть один риск другим".

  • В Китае обучается 3 тыс из 15 тыс таджикских студентов, обучающихся за рубежом
  • Китай третий торговый партнер Таджикистана, уступая России и Казахстану
  • Около 46% процентов внешнего долга Таджикистана приходится на Китай. Как заявил заместитель Национального Банка Таджикистана, китайские долги предпочтительны, потому что они “no strings-attached”, в отличии от кредитов ЕАБР, АБР и ВБ. 
  • Растет информационное влиения Китая на Таджикистан - так русскоязычный сайт ИА Синьхуа вошел в сотню самых посещаемых сайтов Таджикистана

Для КНР Таджикистан является в одной из стран центральноазиатского региона, с которой есть общая граница, что повышает важность ее безопасности, особенно ввиду наличия протяженной и сложно контролируемой границы с Афганистаном. Таджикистан является первым рубежом безопасности для Китая. Если Таджикистан будет более менее успешно бороться с так называемыми террористами у себя на границе и внутри страны, у самой КНР будет меньше работы. 

По обоюдному договору разделению “труда” в Центральной Азии между Россией и Китаем - Россия отвечает в большей степени за безопасность, Китай же в большей степени отвечает за поддержание экономического развития. Таджикистан в этом случае не исключение, а скорее идеальный пример исполнения данного договора. Кредиты и инвестиции Китая выполняют свою часть “контракта”, а российские военные базы свою. Неизвестно как насколько долгосрочным будет данный контракт, но пока все стороны довольны - страны региона строят экономику, Россия удовлетворяет свои геополитические амбиции, Китай инвестирует, а также прокладывает свою инфраструктуру в Европу, и обе державы имеют под тылом стабильный и безопасный регион.  

Территориальные споры с Китаем

Как известно, у Китая есть территориальные притязания практически со всеми своими соседями. КНР изначально претендовал на 28,5 тыс кв км, или 20% территорий Таджикистана. Этот спор берет свое начало еще из истории царской России, однако по понятным причинам он никогда серьезно не обсуждался. 

В апреле 2010 года спор закончился в пользу Китая. Таджикистан и Китай пришли к согласию, что таджикистанская сторона передаст 1 158 кв км или 1% собственной территории. Данная новость начала обсуждаться в Китае с началом празднования очередной годовщины образования Китая, 1 октября 2011 года. 

У народа Таджикистана это не вызвало столь позитивных эмоций, люди говорили, что Таджикистан откупается от китайских кредитов своими территориями. Добавило масла в огонь высказывание министра иностранных дел Таджикистана - Хамрохона Зарифи, во время презентации договора таджикскому парламенту: “Данный договор является победой таджикской дипломатии”.

После крымских событий, как известно, многие страны постсоветского пространства начали беспокоиться за свои сохранность территорий и свой суверенитет. Для Таджикистана, на территории которого находится крупнейшая сухопутная база РФ зарубежом, поддержка “старшего брата” была очень важна.

Во время своего визита в Таджикистан в сентябре 2014 года, Си Цзиньпин во время пресс-конференции, заявил, что “Китай и дальше будет поддерживать суверенитет, территориальную целостность и независимость Таджикистана” . На что Таджикистан ответил, что “Республика Таджикистан подтверждает приверженность политике "одного Китая", признавая Правительство Китайской Народной Республики единственным законным правительством, представляющим весь Китай, а Тайвань - неотъемлемой частью Китая, выступает против «независимости Тайваня» в любой форме, подтверждает, что не будет устанавливать официальные отношения и осуществлять официальные контакты с Тайванем. Республика Таджикистан поддерживает мирное развитие отношений между двумя берегами Тайваньского пролива и все меры, предпринятые Правительством Китайской Народной Республики для воссоединения Китая”. 

В тот же день, ближе к полуночи, на странице пресс-службы Президента Республики Таджикистан в Фэйсбук были опубликованы фотографии общего ужина в гостях у семьи президента Эмомали Рахмона, где Си Цзиньпин присутствовал со своей супругой - Пэн Лиюань. До этого подобных неформальных встречах в гостях у президента Рахмона, даже с Владимиром Путиным, которых связывают дружеские отношения, никогда не было.

Треугольник Москва-Дели-Пекин

После такого практически семейного ужина, зафиксировавшего возможный повторот Тажикистана лицом к Китаю, к Эмомали Рахмону поспешил Владимир Путин, появившийся у него прямо на свой день рождения, 7 октября 2015 года, также придав встрече характер дружеской. Реакция китайской семьи была крайне негативной - военно-патриотические СМИ выстрелили в эфир антироссийскими статьями об ухудшении положения России, вотчины президента Путина. Все это высвечивает усложняющиеся взаимоотошения стратегических партнеров по Таджикскому вопросу. Однако вопреки распространенному в российских СМИ дискурсу о российско-китайском противостоянии в реальности имеет место быть бескомпромисное и незаметное противостояние Китая и Индии, в котором Россия и Таджикские власти играют роль суфлера, статистов и театральных декораций, видимых для СМИ.

С конца 90-х годов Индия ведет активную деятельность по реконструкции авиабазы в Айне, первой по сути военной базы Индии за рубежом. Десятки миллионов вложенных средств и ряд других фактов говорит о функционировании такой базы в Таджикистане, вопреки официальным заявлениям об отсуствии войск Индии в районе. Функционирование такой базы создает угрозу воздушному пространству в районе пакистанской столицы Исламабада, а также до трети нефтидобычи Китая в Таримском нефтяном месторождении, а также по сути ставит под вопрос всего функционирования Экономического пояса Шелкового пути при обострении отношений с Индией.

Абдуманнон Каримов, Алимжан Бекбулатов

«Южный Китай», 22.01.2016


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение