Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Кыргызстан: Оружие против произвола: "Соблюдайте свои собственные законы!"

12.01.2016

Автор:

Теги:



Руководитель Института общественного анализа Рита Карасартова, баллотировавшаяся в омбудсмены, подала 6 января в Межрайонный суд Бишкека иск против Жогорку Кенеша с требованием признать итоги состоявшегося 30 декабря голосования по выборам омбудсмена недействительными, потому что голосование прошло с грубыми нарушениями процедур и законов.

"Во-первых, был нарушен Закон "Об омбудсмене", статьей 4-й которого предусмотрено, что выборы омбудсмена должны проходить путем тайного голосования. Однако депутаты не просто показывали свои бюллетени наблюдающим от правящих партий, но те даже входили в кабинки, где парламентарии заполняли бюллетени, и, видимо, советовали им или еще что-то", – говорит Карасартова.

Во-вторых, как говорит правозащитница, ей не хотелось бы, чтобы новый парламент повторял практику предыдущего созыва Жогорку Кенеша, когда депутаты "все время уходили в какие-то свои внутрифракционные договоренности, нарушая при этом законы… Комитет ЖК, нарушая сроки принятия документов от кандидатов, снова идет по тому же пути, отдавая все на откуп фракциям".

Первые советские правозащитники, организовавшие в насквозь тоталитарном СССР в декабре 1965 года митинг с требованием проведения суда над писателями Андреем Синявским и Юлием Даниэлем открыто, выдвинули лозунг: "Соблюдайте свои собственные законы!" И именно такой лозунг актуален для современного Кыргызстана, власти которого не соблюдают правила и законы, которые сами же разработали и приняли.

Российский публицист и священник Яков Кротов написал в январе 2011 года: "Требовать от власти, чтобы она соблюдала свои собственные законы, – это все равно, что требовать от собаки, чтобы она убирала за собой на улице". Казалось бы, это сказано о чем-то далеком, к тому же любая власть, если избавляется от общественного контроля, нарушает правила, выполнения которых требует от других, но в Кыргызстане нынешняя власть со всех трибун учит нас честности.

А на Жогорку Кенеш, наверное, можно подавать много исков по разным поводам. Например, весь сентябрь депутаты не работали, но зарплату получили. Попытались собраться на сессию 3 сентября – не смогли, тогда спикер объявил, что пленарных заседаний больше не будет, а депутаты перейдут на работу в комитетах. Но какие комитеты когда заседали и какие вопросы обсуждали – мы не знаем.

А если мы с вами не придем на работу или будем отсутствовать на рабочем месте более трех часов – по Трудовому кодексу нас могут просто уволить. В XXI веке нас всех возвращают к советским порядкам, когда было привычным говорить одно, а делать другое – законы не ко всем имели одинаковое применение, а возмущение подобным произволом не давало никакого результата – кот Васька слушал, да ел.

Вместо 120 депутатов иногда собираются 15-20 и вершат судьбы государства, сплошь и рядом нарушая свой собственный регламент и самими же ими принятые законы. Чем такая власть, которая не отчитывается перед народом, продает голоса, автоматом подписывает то, что спустят сверху, и вообще делает все, что ей хочется, а потом объясняет такие действия интересами народа, отличается от феодальных манапов?

Жогорку Кенеш собирается принять решение о проведении референдума по внесению изменений в действующую Конституцию, хотя специальным законом на это наложен мораторий до 2020 года. В прошлом году он принял закон об обязательной биометрической регистрации избирателей, что противоречило Конституции, а обращения в суд не дали никаких результатов.

Именно поэтому власти держат при себе послушный корпус судей, которые смотрят не на законы, а в рот власти – что они скажут, туда и повернут дышло своих вердиктов. И какой смысл подавать на такую власть в суд? Но промолчать – еще хуже. Они и это используют в свою пользу и будут хвастать тем, что установили такую справедливую власть, что ни одного митинга, ни одного протеста по всей стране не было.

И именно потому, что никакими действиями, никакими протестами, никаким взыванием к совести ничего изменить не получается, они еще более грубо и открыто нарушают все приличия. В случае с выборами омбудсмена – принимают документы в нарушение объявленных сроков, заявляют, что это не нарушение, а потом назначают дежурных депутатов, которые проверяют бюллетени при тайном голосовании.

При этом с трибун и с экранов телевизора власти твердят нам о Боге и демократии, об успехах и признании заслуг нынешней власти в установлении и развитии парламентской демократии – впервые в регионе и так далее. Потом делает поворот на 180 градусов и заявляет, что настоящий парламентаризм начнется только когда нынешняя Конституция будет изменена, потому что она совсем не демократичная.

И борьба отдельных граждан с такой системой в судах – это на 99 процентов проигрышная игра, да еще на территории власти. Но эта территория и наша тоже, просто они ее силой и хитростью приватизировали, как прихватизировали и все остальное. Одиночные борцы прекрасно осознают, что суды их иски либо отклонят, либо признают необоснованными, либо затянут дело до бесконечности, но за остающийся один процент надо бороться.

Эти борцы опровергают максиму "один в поле не воин". И когда 5 декабря 1965 года, в День советской конституции, на Пушкинскую площадь в Москве с лозунгом "Соблюдайте конституцию!" вышли семеро – Владимир Буковский, Юрий Галансков, Александр Есенин-Вольпин, Валерий Никольский, Елена Строева, Юрий Титов и Аполлон Шухт – многим казалось, что ничего все равно не изменишь. Но из этого выросло целое движение.

На то первое выступление советских правозащитников пришло посмотреть 200 человек, а заинтересовались и следили за делом тысячи. Через два с половиной года, 25 августа 1968 года, на Красную площадь с плакатами "Руки прочь от Чехословакии!" и "За вашу и нашу свободу!" вышло уже 8 человек, заранее знавших, что их всех арестуют, если не будет хуже.

Когда их судили, Виктора Файнберга в зал заседания постеснялись привезти – все его передние зубы были выбиты во время задержания и, поэтому, чтобы это скрыть, человека закрыли в психбольнице. Однако Константин Бабицкий, Татьяна Баева, Лариса Богораз, Наталья Горбаневская, Вадим Делоне, Владимир Дремлюга, Павел Литвинов и Виктор Файнберг сохранили лицо и совесть советского народа.

И именно после таких митингов и появления правозащитного движения, в результате многих судебных процессов, лагерей и тюремных сроков, психиатрических клиник, после многих поломанных судеб Советский Союз подписал в 1975 году Хельсинкские соглашения, а затем в 1990 году и Парижскую хартию для новой Европы, согласно которым вопросы прав человека и демократии не являются внутренним делом государств-подписантов.

Эта "третья корзина" – защита прав человека, развитие демократических институтов, верховенство закона и мониторинг выборов – наряду политико-военными ("первая корзина") и экономико-экологическими вопросами ("вторая корзина") являются сейчас фундаментом против авторитаризма. Однако руководители некоторых стран, которые способны удерживать власть только силой, а не основываясь на доверии своих граждан, всячески игнорируют эти принципы.

В последнее время к ним примыкает и Кыргызстан, который, будучи членом ОБСЕ, являющейся продуктом Хельсинкского процесса, вместо верховенства закона начинает применять верховенство силы, прикрываясь законами, которые интерпретируются и применяются только в пользу власти. И, чтобы изменить такой тренд, судебных исков против нее должно быть много.

Сейчас правозащитников в Кыргызстане намного больше, чем, наверное, во всем СССР 40-50 лет назад, они получают помощь от международных организаций, и даже глава государства заявляет, что права человека являются для страны "наивысшей ценностью". Но, чтобы это не оставалось только словами и ширмой, чтобы суды перестали быть советскими, народ должен требовать от них: "Соблюдайте свои собственные законы!"
 - Нарын Айып

Источник - zanoza.kg


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение