Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Идея о "единстве многообразия" имеет непреходящее значение для России и Казахстана

12.01.2016

Автор:

Теги:

Интервью состаршим преподавателем кафедры философии Костанайского государственногоуниверситета им. А. Байтурсынова, кандидатом философских наук Денисом Качеевым  

 

- В прошломгоду Вы издали книгу «Евразийская теория государства (историко-философский анализ)».Какова основная идея книги, которую Вы хотели донести до читателей?

- Основная идея данной книги заключается в раскрытииодной из малоизученных сторон евразийства – теории государства, включающей всебя такие идеологемы, как соборность, единство многообразия, идеократия и т.д.Помимо этого в казахстанский философский дискурс вводится имя одного изидеологов евразийства – Николая Николаевича Алексеева, талантливого юриста иглубокого мыслителя, чьи идеи требуют осмысления. Мне хотелось показать своим исследованием,что евразийство, размышляя об обществе и государстве, основывалось на богатойдуховной традиции русской философии, восходящей еще к славянофилам.

Очень интересно было познакомить научнуюобщественность с идеями Алексеева о Советском Союзе как идеократии,«государстве правды». Мне кажется, что мы так и не отрефлексировали советскуюэпоху, и поэтому продолжаем повторять исторические ошибки. Мало кто может немазать советское время черной или белой краской, а подойти к этому вопросуобъективно, с позиций диалектического анализа, если хотите. Евразийство, пустьи не идеально, пыталось сделать это.

Например, русский историк и философ Лев Карсавин,продолжая идею одного из основоположников славянофильства Алексея Хомякова особорности, развил ее до идеи «соборной личности», или, скорее, «симфоническойличности», коей он считал, с определенными оговорками, советское государство. НиколайАлексеев же убедительно показал, что СССР, не будучи демократией «по форме»,был демократией «по содержанию», обладая системой опосредствованной демократии,оправданной хозяйственно-экономическими условиями того времени. Такой подходактуален и сегодня.

- Насколько,на Ваш взгляд, актуальны и применимы на практике взгляды и ценности евразийцевпервой половины 20 века сегодня в условиях развития евразийской интеграции сучастием Казахстана, России и т.д.?

- Считаю, что идеи и ценности евразийства 20-х годов XX века не могут быть бездумно взяты и тем более,воплощены в действительность. Особенно в Казахстане. Не будем забывать, чтопомыслы эмигрантов-интеллектуалов были нацелены на Россию, их родину. Все, чтовысказывалось евразийцами, так или иначе было связано с Россией или направленона нее. В первоначальный период существования евразийства была жесткаяконфронтация с советским режимом и его категорическое неприятие, котороесмягчилось к концу 20-х годов, что, собственно, и стало крахом всегоевразийского движения.

На мой взгляд, одна из центральных идей евразийства о«единстве многообразия» или о «симфонической личности», имеет большое,непреходящее значение и для России, и для Казахстана как государств с богатойисторией совместного проживания этносов и конфессий. Поэтому современнаяевразийская интеграция – это признание закономерного единства наших стран вплане культурно-исторических, родственных связей. Хочу отметить одну важнуюдеталь: евразийскую интеграцию необходимо рассматривать, в первую очередь, спозиций экономического сотрудничества и политического взаимодействия на равных.Любые попытки интерпретировать евразийскую интеграцию в духе возрождения«имперских амбиций» России или «возрождения СССР», изначально неверны. Ни то,ни другое невозможно по объективным причинам.

Данная интеграция очень неприятна западным странам,которые хотят поддерживать напряжение на постсоветском пространстве. В условияхглобального передела мира, в котором мы сейчас живем, Западу выгодныразобщенность, нежели единение, и война, а не созидание. Я не вижу вевразийстве мощную идеологическую альтернативу западному влиянию. Но я вижу внем богатый духовный фундамент сосуществования в мире и согласии, который основанна многоголосии культур народов, населяющих наши страны.

- Необходимоли дополнение экономической интеграции в рамках ЕАЭС духовно-ценностнойкомпонентой? Если да, то что бы Вы могли предложить в данном случае?

- Я думаю, что такая компонента уже имманентноприсутствует. Евразийская интеграция – это не прихоть политиков и не просторасширение экономического партнерства. Это возвращение к единству наших стран,связанных общей исторической судьбой. Однако успех этой интеграции возможентолько при равных правах и сохранении суверенитета обеих сторон.

Кроме того, евразийская интеграция – это наш ответ наглобальный «вызов».  Мы живем вгеополитически агрессивной среде, и поэтому важно сохранить мир и стабильностьв условиях возрастающего напряжения. Казахстану это удается, а России – пока нет.Почему? Думаю, в этом нет никакого секрета. Мы понимаем евразийство как формукультурного диалога между Востоком и Западом, а не как императивгосударственного строительства. Оно не стало залогом межэтнического имежконфессионального согласия в Казахстане. Данное согласие же олицетворяетсобой опыт народной мудрости и взаимопонимания на основе диалога, или, скорее,полилога, разных народов и культур. Проблемы же современной России лежат не вевразийстве. Но именно евразийство может стать одним из способов их решения.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение