Россия, Москва

info@ia-centr.ru

ЕАЭС ПОЙДЕТ ВПЕРЕД РАЦИОНАЛЬНЫМИ ШАГАМИ

30.12.2015

Автор:

Теги:
Гибридная интеграция
«Для 2015 года характерны комбинированные, гибридные формы интеграционного взаимодействия, - отметил руководитель ОФ «Мир Евразии», политолог Эдуард Полетаев. - К примеру, когда функционировал Таможенный союз и только создавался ЕАЭС, была озвучена идея создания экономического пояса Нового Шелкового пути – торгового коридора для прямых поставок товаров. Сегодня же политики и эксперты рассуждают о сопряжении этих двух проектов. В 2015 году на крупнейших площадках речь также шла о взаимодействии ЕАЭС с Европейским союзом, БРИКС, АТЭС. На днях президент Казахстана предложил усилить взаимодействие ШОС и ЕАЭС.
В определенной степени знаковым считают подписание соглашения о расширенном партнерстве и сотрудничестве между Евросоюзом и Казахстаном, и в то же время в Москве на заседании Высшего евразийского экономического совета Нурсултан Назарбаев говорил, что надо двигать ЕАЭС дальше, тем более что в 2016 году Казахстан будет председательствовать в союзе. На самом деле подписание соглашения с ЕС – важный успех казахстанской дипломатии, но не революционный. Кардинальных изменений в отечественной экономике и политике от реализации соглашения ждать не стоит. Что касается ожидаемого облегчения визового режима, то это именно облегчение, а не отмена.
Среди явных плюсов нового соглашения – возможность привлечения дополнительных европейских инвестиций. Более тесное сотрудничество Казахстана с Европейским Союзом совпадает с проводимой политикой совершенствования инвестиционной привлекательности страны. При этом соглашение не противоречит участию Казахстана в ЕАЭС. Между прочим, одной из важнейших ожидаемых целей создания ЕАЭС является как раз улучшенная инвестиционная привлекательность данной организации с более чем 180 миллионами потенциальных потребителей и единой таможенной границей.
Однако теоретически можно выстроить самые разные конструкции, но основные проблемы лежат в практической плоскости. И если что-то не получается, надо действовать, работать, двигаться какими-то малыми шагами. Есть хорошие примеры взаимодействия. Скажем, если на уровне серьезной политики взаимоотношения Польши и России оставляют желать лучшего, то жители Калининградской области могут в рамках облегченного визового режима посещать Польшу, закупать там товары, путешествовать. Похоже идет взаимодействие Молдовы с Румынией, Ленинградской области с Финляндией и Эстонией. Такие короткие, но рациональные шаги, мне кажется, будут способствовать облегчению напряженности».

Плюс или минус?
Булат Султанов, директор Института международного и регионального сотрудничества при Казахстанско-немецком университете отметил, что если бы не было ЕАЭС, то проблемы были бы еще серьезнее. «Да, взаимная торговля Казахстана в этом году просела, - сказал он. - В январе-октябре 2015 года она составила 13,4 млрд долларов. В 2013 году, на пике, мы говорили о том, что товарооборот выходит на уровень 23-24 млрд долларов. А теперь со всем Евразийским экономическим союзом, с новыми странами-участницами, у нас выходит примерно на 40% меньше. Товарооборот упал, и это дает пищу для критиков ЕАЭС. Объем взаимной торговли Казахстана со странами ЕАЭС в январе-сентябре текущего года достиг 7,8 млрд долларов, а это на 21% меньше показателя за аналогичный период 2014 года. Но надо учитывать, что падение товарооборота со всем остальным миром зашкаливает за 30%.
Поэтому нужно объективно разобраться: действительно, есть плюсы, есть минусы. Но плюсов от интеграции больше, и со временем их количество будет только увеличиваться».
«Я посмотрел структуру торговли за 10 месяцев 2015 года, - заявил в свою очередь политолог Антон Морозов. - На внешние рынки, вне ЕАЭС, приходится 78% энергоресурсов, металлов – 12%, химической продукции – 5%, продовольствия – почти 2%. И теперь на рынок ЕАЭС: энергоресурсы – 45%, практически в два раза меньше, зато химическая промышленность – 18%, металлы – 7%, продовольствие – 8,1%.
Несмотря на все проблемы, качественные показатели внутри ЕАЭС оказались лучше, по сравнению с показателями торговли с государствами вне его границ. Получается, что рынок ЕАЭС гораздо меньше зависит от колебаний цен на нефть, от чего все мы пострадали. Вот, собственно, это и есть четко обозначенная перспектива диверсификации, индустриализации. Вот это и обуславливает значимость рынка ЕАЭС, его перспективность».
«Экспорт за 10 месяцев 2015 года в целом упал на 43%, импорт – на 25%. Со странами ЕАЭС экспорт упал на 23%, то есть падение намного менее существенное, по импорту падение составило 24%. И эта картинка – скорее, позитивный аргумент в пользу ЕАЭС», - подчеркнул главный редактор делового журнала «Эксперт-Казахстан» Сергей Домнин.
С кем жить, с кем дружить?
С кем подпишут соглашения о ЗСТ в ближайшее время? Сергей Домнин считает, что самый главный претендент – это Израиль, намечено уже два круга переговоров в 2016 году. Следующим будет Иран: тоже намечены переговоры на 2016-й, но точного календаря пока еще нет. Еще две страны, которые также, по-видимому, ближе прочих к подписанию договора о ЗСТ с ЕАЭС  – это Египет и Индия.
«Что же касается новых членов ЕАЭС, то логично было бы ждать присоединения Республики Таджикистан, - заявил Сергей Домнин. - Если бы это была инициатива российской стороны, она бы, может, продавила данное решение – в большей степени геополитическое, чем вызванное экономическими предпосылками. Понятно, что от России в Душанбе ждут солидных инвестиций – по кыргызскому и армянскому сценариям. Но Россия, насколько я понимаю, сейчас не готова делать такие инвестиции и не видит в этом особого смысла. А в целом ЕАЭС как экономический союз, по моему мнению, достиг своих естественных границ. Принимать в союз кого-то еще пока не стоит, а вот соглашения о ЗСТ можно подписывать с широким кругом партнеров.
Дальнейшего форсирования интеграции, скорее всего не будет. К концу года политические лидеры это направление немного ослабили – их занимают другие проблемы».
«По данным разных представителей ЕЭК, более 30 стран и межгосударственных объединений заинтересованы в свободной торговле с ЕАЭС, - напомнил директор ЦАИ «Альтернатива» Андрей Чеботарев. - Из перспективных партнеров в лице других межгосударственных объединений рассматриваются МЕРКОСУР (общий рынок стран Южной Америки), Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), Европейская ассоциация свободной торговли (ЕАСТ)».
Главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК Леся Каратаева полагает, что ориентация на сближение ЕАЭС с Китаем, с выработкой особого режима взаимодействия, а также сопряжение проекта экономического пояса Нового Шелкового пути с ЕАЭС – пока наиболее реальный вариант. Китаю страны союза интересны в первую очередь в контексте реализации их программы «Большого освоения Запада». Ему нужны, естественно, ресурсы. В первую очередь – нефть. Также возможны зерновые поставки из Казахстана в Китай или через Китай. Это возможность выхода на Азиатско-Тихоокеанский регион, который к 2020 году будет крупнейшим в мире потребителем зерновых.
«Что Казахстану может дать Китай? - задалась вопросом Леся Каратаева. -  Статистика показывает, что КНР является крупнейшим производителем строительных материалов, в частности цемента. Страна вкладывается в развитие собственной инфраструктуры и способна, что немаловажно, инвестировать в развитие нашей инфраструктуры.  В условиях кризиса это очень выгодно. Кроме того, это хорошо сочетается с нашими программами – «Нурлы жол» и другими. Выгоду следует рассматривать не только, да и не столько, с точки зрения получения выгод непосредственно от транзита грузов, сколько с точки зрения формируемых возможностей для развития малого и среднего бизнеса в Казахстане. Речь идет о том, что вокруг этих транспортных коридоров выстраивается инфраструктура, которая способна подтолкнуть МСБ, создать для его развития благоприятные условия».
Виктор Санькович

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение