Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Грузино-югосетинский конфликт показал, что российские СМИ пока не готовы работать в новом информационном поле

08.09.2008

Автор:

Теги:

Выступление д.п.н., профессора Л.Ф. Адиловой:

 

Грузино-югосетинский конфликт показал, что российские СМИ пока не готовы работать в новом информационном поле с использованием новых информационных технологий.

Конфликтная ситуация между Грузией и двумя непризнанными республиками обсуждалась еще на VI Евразийском Медиа Форуме в Алмате. Тогда рассматривалось несколько моделей развития конфликта, роль посредника в его решении отводилась Казахстану. Было замечено, что, во-первых, население Абхазии и Южной Осетии не лояльно к грузинской власти и на протяжении многих лет формирует собственные органы управления; во-вторых, у населения спорных территорий и грузинского народа отсутствует общая идеология и искажено представление друг о друге. Все это в комплексе дало основание полагать, единственный вариант разрешения конфликта - сохранение территории Абхазии и Южной Осетии в составе Грузии без населения. С этим выводом были согласны в том числе американские эксперты.

Через несколько месяцев после проведения Медиа Форума начались известные всем события, переросшие в настоящую информационную войну. К этой войне западные СМИ были прекрасно подготовлены и использовали при ее ведении новейшие информационные технологии. Взять хотя бы яркую подачу информации, подготовленные тексты Саакашвили, который блестяще в своих выступлениях опирался на такие укоренившиеся на Западе стереотипы о России, как русские-агрессоры, Россия - тоталитарное государство, где нет места демократическим ценностям, русский - глупый и пьющий человек, которым легко манипулировать и т.д.

В целом, «театрализованная», ориентированная на формирование общественного мнения политика Грузии привела к глубокому разрыву в понимании конфликта внутри грузинского общества и той информацией, которая давалась вовне.

В освещении этого конфликта Россией должны были быть более активно использованы специальные информационные технологии. Например, необходимо было для освещения определенных событий готовить и использовать так называемых «лидеров мнений» - представителей экспертного сообщества, формирующих информационную среду. Большинство же экспертов, работавших в информационном поле зарубежных государств, формировали общественное мнение не на стороне России. В некоторых странах экспертная среда работала если не против России, то нейтрально. То есть в кризисной ситуации ни одно из дружественных России государств однозначно не осудило агрессивные действия Грузии. Под давлением авторитета В.В. Путина достаточно резкое заявление сделал Н.А. Назарбаев, все остальные лидеры, кроме Уго Чавеса, остались в стороне. Таким образом, своих «лидеров мнений» за рубежом в кризисной ситуации у России не оказалось. Необходимо было готовить таких «лидеров мнений» среди авторитетных представителей многочисленных диаспор, существующих в России. Однако этого сделано не было и лидеры национальных объединений практически не работали в информационном поле. Не были также задействованы в полную силу возможности радиостанции «Мир». И если формирование общественного мнения довольно активно проводилась на российских телеканалах и радиостанциях, то на межнациональных каналах российская позиция была представлена очень ограниченно.

Не были в достаточной степени использованы и возможности так называемых «людей престижа», как правило, представителей мира искусства, бизнеса, грузин по национальности, сделавших карьеру в России. Они также могли бы стать выразителями позиций российской власти.

Исследование поведения основных игроков в информационном поле показывает, что российские СМИ, в отличие от западных коллег, не использовали в достаточной мере инструменты и институты информационного влияния, доступные в 21 веке. Например, «Вести 24» работали в основном на повторе одной и той же информации, а теоретический конструкт «принуждение к миру» был показан только в ситуационном ключе, без объяснения основных понятий и предыстории. Таким образом, инструмент подачи «горячих новостей», рассчитанных на эмоции аудитории активно использовался, а так называемые «холодные новости», подключающие к осмыслению информации разум, почти не использовались.

Еще одним упущением российских информационных корпораций в условиях кризиса стало использование в информационном поле одних и тех же лиц, выразителей позиций России в конфликте. Новым лицом, активно появлявшемся на экранах телевизоров и в радиоэфире, стала только Н. Нарочницкая.

Таким образом, с учетом тех информационных технологий, которые использовали западные СМИ, можно сказать, что война в прямом эфире была подготовлена, и к этой войне с использованием специальных технологий Россия готова не была.

 

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение