Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Геостратегическая галантерея Царика & Сивицкого

11.12.2015

Автор:

Теги:
 



 
Представленный публике доклад некоторым образом белорусского «Центра стратегических и внешнеполитических исследований» под названием «Новая геостратегия России: последствия и вызовы для архитектуры международной безопасности» является интересным образчиком того, как алармистские априорные допущения и фантазии выдаются за аналитику открытых источников информации и некоего инсайда.
 

Авторы доклада — Арсений Сивицкий & Юрий Царик — замахнулись на препарирование внешней политики России и выдали на-гора множество детективных концептов, сложив которые вместе, можно восхититься хитростью Кремля, коварством Старой площади, ловкостью площади Смоленской-Сенной и обреченностью устаревшей архитектуры международной безопасности (что бы это ни значило).

Но есть два обстоятельства, не позволяющие в полной мере насладиться (или всерьез ужаснуться — кому как) грядущей планетарной победой обличаемых российских стратегов в представленной версии.

Во-первых, собранные в стопку «элементы геостратегии» никак не складываются в реально функционирующую систему и вообще не помещаются в известные и проверяемые реалии внешнеполитической практики Москвы.

Во-вторых, каждый из «элементов» выписан с довольно заметными передергиваниями, а то и нашпигован крайне маловразумительными домыслами.

Все, кто не падок на крайности «теории российского заговора», но любит жанр подобных докладных записок, могут вместе со мной проследить, почему представленная публике «геостратегическая этажерка» не взлетает…
 

Кратко пройдемся по пунктам резюме, выводам и рекомендациям доклада (резюме и ссылка на доклад под этим текстом ).

Авторы сразу начинают ломиться в открытую дверь, утверждая, что новшеством для России является «Перенос линии стратегической обороны от своих границ к линии, проходящей через западную границу Калининградской области, Беларуси, Украины, Приднестровья, южные границы Абхазии и Южной Осетии в Восточной Европе и через восточные и южные границы Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана в Центральной Азии».

Памятливый же и непредвзятый читатель увидит истоки этого «нового элемента» еще в староельцинских временах.
 
В следующем пассаже авторы срываются на фальцет: «Провоцирование нестабильности в странах вдоль этого стратегического периметра как инструмент уменьшения влияния и присутствия в данных регионах других мировых и региональных держав».

На самом же деле нестабильность там существует либо по внутренним причинам, либо возбуждается региональными соседями, а отчасти — «западными партнерами», вольно или невольно. Поэтому Москву можно упрекнуть (если хочется!) лишь во вмешательстве в уже существующие нестабильности.
 
Далее аппетиты докладчиков нарастают: внешнеполитические шаги Москвы описываются как «нагнетание напряженности в регионах мира, занимающих приоритетное положение во внешнеполитической повестке дня ключевых мировых держав, прежде всего на Ближнем Востоке и в Азиатско-Тихоокеанском регионе».

Реалии же таковы, что российское «присутствие» есть далеко не во всех болевых точках Запада, в некоторых — самоограничено (Куба), кое-где используется ниже минимума (Вьетнам и некоторые другие страны Юго-Восточной Азии).

Однако же сопротивление России планам США на Украине, где у Вашингтона нет стратегических интересов (кроме оперативно-тактического интереса антироссийской эксплуатации этой страны), не находит не то что сочувственного, но даже и просто честного внимания Царика & Cивицкого.
 
«Содействие нарастанию конфликтной динамики, которая может обернуться повышением цен на энергоносители на мировых рынках (прежде всего, на Ближнем Востоке, а также в Центральной Азии)» — данный тезис весьма показателен.

Авторы, видимо, считают всех читателей своего опуса идиотами, не помнящими, что плато высоких нефтяных цен нередко совпадали с самыми мирными и спокойными периодами, тогда как кризисные пики взлета цен во время военных конфликтов быстро сходили на нет.
 
Следующее прегрешение Кремля, по версии двух белорусских мастеров слова, состоит в «содействии подрыву единства Евро-Атлантики, дезинтеграции ЕС и НАТО, а также усилению напряженности в отношениях между другими мировыми державами и региональными государствами (прежде всего, между США и Китаем, США и Ираном)».

Здесь вполне понятное — но не всегда внятное, увы — отсутствие потворства антироссийским альянсам выдается за «содействие подрыву». Чувствуете разницу?
 
Тезис об «углублении критической вовлеченности [Российской Федерации] в глобальные и региональные процессы, чтобы в подходящие моменты времени обменивать свои позиции на признание со стороны мировых держав постсоветского пространства эксклюзивной сферой российских интересов» выглядит привлекательно, однако «биржа обмена» подорвана далекими от данных регионов Соединенными Штатами Америки, в ущерб России, Центральной Азии и Европе.
 

Выводы на последних страницах доклада сих белорусских авторов начинаются с поучения в адрес американцев блюсти антироссийский накал: надо-де не упустить «обеспечение преемственности внешне- и внутриполитического курса следующей администрации по отношению к курсу администрации Барака Обамы.

Консолидация истеблишмента США на платформе, альтернативной неоконсерватизму. Недопущение победы кандидата от неоконсерваторов на выборах 2016 года». Эх, как говорилось в одном общеизвестном фильме, «Галантерейщик и кардинал, это сила!»
 
Далее «геоаналитические» аппетиты Царика & Сивицкого покрывают не только Вашингтон, но и Пекин.

Авторы навязывают банальный, но при этом в принципе не до конца осуществимый совет: «Сохранение стратегического американско-китайского партнерства, деэскалация напряженности в Южно-Китайском море, заключение китайского и американского соглашений о свободной торговле для Азиатско-Тихоокеанского региона и поиск путей взаимодействия этих объединений».

Видимо, оба товарища из Минска не часто спрашивают ответственных китайских товарищей, хотят ли те вассальный договор о «свободнейшей торговле», который скоро Вашингтон намерен навязать Брюсселю, Берлину, Парижу и прочим совходящим в ЕС субъектам и объектам...
 
Рекомендация о «сохранении евроатлантического единства, включая единство НАТО, а также единства Европейского союза. Заключение соглашения о Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве и увеличение вклада экономик США и ЕС в глобальный экономический рост» являет собой просто банальное пожелание здоровья старшим дядям. Но они и так за ним следят, по мере сил и разумения!
 
От следующего перла должны бы прослезиться все пикейные жилеты: «Сохранение политической стабильности в Китае, завершение чистки рядов КПК и устранение от рычагов власти сторонников агрессивного поведения Пекина в Центральной Азии и в регионе АТР. Реализация китайского проекта Экономического пояса Шелкового пути при учете всех затрагиваемых государств, его сопряжение с Евразийским экономическим союзом и другими интеграционными объединениями в Евразии».
 
Антироссийский градус при аналитических замерах у этих двух выходцев из Белоруссии иной раз срывает стоп-кран положенного им учета интересов Израиля (хотя их не назовешь неопытными тусовщиками на западных площадках, пусть и средней руки): «Продолжение нормализации американско-иранских отношений и переход их к этапу стратегического партнерства двух стран. Недопущение «большой войны» с участием Ирана на Ближнем Востоке и повышение региональной роли Тегерана как на западных, так и на восточных рубежах страны с целью стабилизации ситуации и создания прочного баланса сил».

Впрочем, Москва и не пытается мешать некоторой нормализации, справедливо полагая, что до некоторой степени она полезна в контексте событий в Сирии, а потом — скорее рано, чем поздно — «они споткнутся сами».
 
«Бриан(ы) — это голова!» Какому только руководству Царик & Сивицкий не успели что-нибудь посоветовать! Вы будете смеяться, но кое-что даже Башару Асаду!

«Иранскому, сирийскому и американскому руководствам следует учитывать двойственную позицию Москвы в рамках сирийского кризиса. В рамках новой геостратегии ликвидация Исламского государства не является приоритетом для российского руководства ни на Ближнем Востоке, ни в Центральной Азии. Главным «призом» для Москвы от участия в антитеррористической коалиции на Ближнем Востоке является, во-первых, выстраивание самостоятельных, независимых от Ирана отношений России и правительства Башара Асада, и во-вторых, вовлечение иранского руководства в поддержку проекта новой архитектуры международной безопасности, недопущение такой степени нормализации американско-иранских отношений, при которой возможности России оказывать критическое влияние на динамику региональных процессов были бы подорваны. Кроме того, Россия рассчитывает принять участие в энергетических проектах в регионе на выгодных для себя условиях».

 

Надо подводить печальный итог…

Фасад из словесной эквилибристики и модного политологического жаргона едва ли может всерьез прикрыть отсутствие у Царика & Сивицкого личного опыта дипломатической службы, участия в переговорных процессах, как и в подготовке внутриведомственных бумаг по внешней политике, а также их межведомственном и межгосударственном согласовании.

Поэтому представленная двумя авторами (ре)конструкция российской внешней политики, и без того заранее обесцененная явным антироссийским доктринерством, изобилует невероятными в практической дипломатии и смежных практиках допущениями.



А что же, как мне представляется, есть на самом деле?
 
1. Увы, на самом деле «геостратегия» и внешняя политика России во многом так и остается реактивной, хотя в последнее время и отваживается в ответ ассиметрично пальпировать болезненные зоны интересов наших противников (пардон, дорогих западных и прочих партнеров).
 
2. Вынужденный прагматизм внешней политики РФ так и не исчерпал упований на «должное» осознание элитами тех или иных стран своей выгоды от приоритетного сотрудничества с Россией, тогда как эти элиты оказываются гораздо более трусливыми под давлением шантажа со стороны США и их сателлитов.
 
3. Тезисы об опасной сверхэффективности Кремля за границей лишь нагнетают обстановку и камуфлируют ошибки, просчеты, упрямство и фанаберии высших эшелонов «геостратегий» США и стран ЕС.
 
4. Шедевры архитектуры международной безопасности, действительно, находятся в плачевном состоянии, но представлять Россию чуть ли не в виде группировки, взрывающей руины архитектурных памятников в Пальмире — невероятная наглость!  
 
Так зачем был нужен этот доклад? Самоутвердиться перед спонсорами и укрепить в своей вере адептов «мирового кремлевского заговора»?
 
 
 
 

Приложение
 
Резюме доклада

Опубликован новый доклад Центра стратегических и внешнеполитических исследований — «Новая геостратегия России: последствия и вызовы для архитектуры международной безопасности».
 
Авторы доклада — Арсений Сивицкий и Юрий Царик — рассматривают внешнюю политику Российской Федерации с момента, предшествовавшего началу украинского кризиса (2013 год), как проявление рациональной, прагматичной и эффективной новой геостратегии Москвы. В докладе анализируются последствия этой геостратегии для различных регионов мира (Центральная Европа, Ближний Восток, Центральная Азия), а также ее международно-политическая природа. Авторы приводят рекомендации, направленные на сохранение современной архитектуры международной безопасности.
 
Действия Российской Федерации в рамках украинского кризиса, а также на других направлениях внешней политики продиктованы не «историческими травмами» российской элиты или верой в «русский мир», а прагматичной новой геостратегией.
 
Эта новая геостратегия России состоит из следующих элементов:
 
1. Перенос линии стратегической обороны от своих границ к линии, проходящей через западную границу Калининградской области, Беларуси, Украины, Приднестровья, южные границы Абхазии и Южной Осетии в Восточной Европе и через восточные и южные границы Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана в Центральной Азии;
 
2. Провоцирование нестабильности в странах вдоль этого стратегического периметра как инструмент уменьшения влияния и присутствия в данных регионах других мировых и региональных держав;
 
3. Нагнетание напряженности в регионах мира, занимающих приоритетное положение во внешнеполитической повестке дня ключевых мировых держав, прежде всего на Ближнем Востоке и в Азиатско-Тихоокеанском регионе;
 
4. Содействие нарастанию конфликтной динамики, которая может обернуться повышением цен на энергоносители на мировых рынках (прежде всего, на Ближнем Востоке, а также в Центральной Азии).
 
5. Содействие подрыву единства Евро-Атлантики, дезинтеграции ЕС и НАТО, а также усилению напряженности в отношениях между другими мировыми державами и региональными государствами (прежде всего, между США и Китаем, США и Ираном).
 
6. Углубление критической вовлеченности в глобальные и региональные процессы, чтобы в подходящие моменты времени обменивать свои позиции на признание со стороны мировых держав постсоветского пространства эксклюзивной сферой российских интересов.
 
Новая российская геостратегия крайне прагматична и нацелена на достижение вполне конкретных эффектов на временном горизонте от 1 до 4 лет. В долгосрочном плане она опирается на гипотезу о том, что ее реализация обусловит такую эволюцию международных отношений, их институциональной и экономической среды, которая существенно улучшит долгосрочные перспективы России. Если новая геостратегия будет успешно реализована, то «новая холодная война», многополярная по своей природе, станет основной институциональной рамкой международной безопасности на обозримую перспективу. В устремленности к этому результаты интересы Москвы совпадают с интересами ее многочисленных союзников по всему миру, некоторые из которых, например, неоконсервативные элиты в США, возможно, играют не подчиненную или равноправную, а руководящую по отношению к действиям Москвы роль.



http://imhoclub.by/ru/material/geostrategicheskaja_galantereja_carika_sivickogo#ixzz3u1Bi6ChB

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение