Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Давид Жвания: Яценюк — это политический вор

09.12.2015

Автор:

Теги:


 



Севгиль Мусаева-Боровик, Светлана Крюкова

Давид Жвания был активным участником украинской политической жизни с конца 90-х годов. «Крыши» требовал его чувствительный к политическим изменениям бизнес — вместе с Николаем Мартыненко он занимался поставками ТВЭЛов на украинские атомные станции и вывозом отработанного ядерного топлива из страны. Эти контракты вытолкнули двух молодых коммерсантов в верхние эшелоны украинской политики, где они обитают и до сих пор, приятельствуя с президентами, финансируя различные политпроекты и курируя работу государственных монополистов. С атомной энергетики для них начался путь в большой бизнес — в группу Жвании входили промышленные предприятия на востоке Украины, в Крыму, газовые компании, банки и торговые компании. Жванию и Мартыненко называют причастными к рейдерскому захвату единственного оппозиционного телеканала ТВi в апреле 2013 года, который после этого стал более лояльным к режиму Виктора Януковича. Их фамилии всегда звучали вместе. Но дружба, как выяснилось, не выдержала испытания временем.

После Евромайдана и проигрыша на выборах на мажоритарном округе Жвания отошел в тень. Чего не скажешь о его многолетнем партнере, который стал одним из ключевых людей в окружении действующего премьер-министра. В последнее время Мартыненко стал фигурантом нескольких журналистских расследований, которые касались поставок уранового концентрата, ильменитовой руды и газа на украинские госпредприятия. Во всех них фигурировали иностранные компании, которые вели к фамилиям Жвании и Мартыненко. В своих многочисленных интервью после выхода публикаций нардеп «Народного фронта» открещивался от каких-либо связей с фирмами. Поэтому корреспонденты УП обратились к его бизнес-партнеру. «Если бы вы сразу мне позвонили, вам не нужно было проводить журналистские расследования», — заявил Жвания. Он назначил нам встречу в офисе в одном из помещений бывшей Киевской обувной фабрики, неподалеку от Арсенала.  Вопреки обыкновению, в приемной у Жвании, где раньше толпились очереди посетителей, никого нет — лишь скучающая охрана и вежливая секретарь.

Жвания приглашает присесть на белый кожаный диван и, пока мы общаемся, выкуривает несколько сигарет. Он рассказывает, что устал от политических распрей, но по-прежнему видит себя в большой политике, что совместных бизнес-проектов с Мартыненко у него нет, а сам он занялся строительством кораблей по перевозке сжатого газа. Все это, впрочем, не избавляет от ощущения, что Жвания понимает и не хочет мириться с тем, что он — в прошлом влиятельный серый кардинал — оказался за бортом бурной политической жизни. Ему не уютно в этом статусе и он сильно переживает по этому поводу.

 — Когда мы собирались к вам на встречу, долго думали, у кого будем брать интервью: у политика, бизнесмена. Кем вы себя сейчас ощущаете?

— 15 лет в украинской политике. Если сравнить с жизнью любого обычного человека, то 15 лет — это довольно большой период. Не так ли? Это я в активной политике 15 лет. Поэтому логично, что я отношу себя к этой категории.

— Вы и сейчас занимаетесь политикой?


— Я всегда занимаюсь политикой.

— В каком статусе?


— Пока я ни в каком статусе. В данный момент я созерцатель происходящего.

— Вы знаете практически всю нынешнюю высшую власть. Но в то же время вы отошли сейчас от дел и не влияете на политику. Вас не называют в числе «серых кардиналов», хотя как раз в прошлом за вами была закреплена эта позиция. Почему так получилось?


— Ни от чего я, во-первых, не отходил. Во-вторых, у меня была некая позиция. Я настаивал, делал все возможное, чтобы Арсений Яценюк ушел в отставку и не стал премьер-министром.

— Когда это было?


— Когда я был в парламенте, в прошлом созыве. Я настаивал, чтобы премьер написал заявление о сложении с себя полномочий в августе…

— А что вы делали для этого?


— Я делал все возможное, потому что был уверен, что оставаясь на своем посту этот человек наносит колоссальный вред всему политикуму, стране, обществу, экономике, будущему. Это человек-разрушитель. Он нарушил все правила, которые существуют. Он перешел все ценностные флажки и готов их переходить впредь.

— Какие флажки и правила вы имеете в виду?


— Я исхожу из политической логики. Не говорю о личной жизни — в нее принципиально не лезу и пытаюсь в свою не пускать. Я имею в виду, что были его громкие заявления по поводу реформирования всех сфер жизни страны: от Конституции, антикоррупции, люстрации, экономики финансов и войны на востоке. Он готов спекулировать на любой теме. И когда политик достигает премьерского уровня, такая «деятельность» вредна для государства. Я уверен что «профессор Преображенский отнес бы его то категории «формирующихся личностей», по сему его нельзя допускать ни к чему, потому что он будет все крушить и ломать. Украина — это же не примитивная страна. Это высокообразованная, серьезная вдумчивая страна. И этот «конвейер эпатажа, глупости» нужно как можно быстрее выключить, учитывая то в какой сложной ситуации мы оказались. Я считаю, что это просто губительно. И не только я: рейтинг поддержки «премьерской политсилы» сейчас находится в рамках статистической погрешности. Я делал все возможное, чтобы исправить ситуацию. Я считался самым большим врагом Арсения Петровича.

— Как так получилось, у вас же партнер — близкий соратник Яценюка Николай Мартыненко? В каких вы сейчас отношениях с ним?


— А я не в хороших отношениях с Николаем Мартыненко.

— Когда произошел разрыв и по какой причине?


— Я не очень люблю говорить о личных отношениях. Просто мы партнеры, прожили 25 лет вместе и это очень много. Для меня очень больно и тяжело говорить на эту тему. Но меня с Мартыненко сегодня не связывает ничего, кроме того, что нужно цивилизованно решить вопрос по бизнесу. Я с ним не разговариваю, он даже не берет трубку, когда я звоню.

— Когда вы в последний раз ему звонили?


— Я перестал ему звонить. Я просто считал, что можно что-то остановить или исправить.

— А причина — Яценюк?


— Причина — Яценюк, что интересно.

— Как так получилось, что Мартыненко выкинул вас из общего бизнеса?


— Он меня еще ниоткуда не выкинул. Он сказал, что он все продал, что ничего нет.

— Мартыненко всегда говорил, что у него бизнеса нет, и последний раз он зарабатывал деньги в 2001 году…


— Я не знаю. Считаю, что политика — это принятые решения. Я же не могу утверждать, что кто-то «питается воздухом», живя на 200 задекларированных долларов.

— Что представлял ваш совместный бизнес до последнего времени?


— Весь холдинг, как он был, он не менялся.

— «Запорожский абразивный комбинат», Луганский патронный завод…


— Много. Все, что есть, оно всегда было 50/50.

 — В последнее время Николай Мартыненко стал фигурантом нескольких журналистских расследований, которые касались поставок уранового концентрата. В том числе компания Steuermann имеет отношение к вам, потому что там есть люди, связанные с вами. Тот же Игорь Керезь, который работал у вас помощником.

— Если бы вы у меня спросили, то не было бы необходимости совершать журналистские расследования, потому что я бы ответил на этот вопрос очень просто. Игорь Керезь был управляющим всего холдинга до 2007-го года, и в тот момент его заменил Сергей Перелома. Сделано это было по настоянию Мартыненко — для того, чтобы оформить холдинг на партнерских отношениях между Мартыненко и мной. Однако этого не произошло до сих пор. Сегодня Керезь — глава наблюдательного совета Диамант Банк. Посему никакого отношения к компании Steuermann он не имеет. На самом деле эта компания всегда была в нашей бизнес-группе, как техническая. Я удивился, когда Николай Владимирович сказал, что он не знает господина Айбергера, и что это какой-то дедушка. Он никакой не дедушка, здоровый человек, который всегда занимался одним — поставкой абразивов. Поскольку у нас произошел разрыв, Николай Владимирович взял управление с группой компаний для оформления в уже свою собственность. Я же акционером тоже не числился.

 — То есть вы знали этого Айбергера? Вы с ним общаетесь?

— Я его знаю, он прекрасный человек.

 — И что он думает по поводу происходящего?

— Он в шоке.. Эта компания была создана только для поставки мелких партий абразивов в Европу. Просто мелкие покупатели не хотят ехать на Украину, поэтому это было удобной точкой организации сбыта. Там маленькие заводики, которые потребляют по два мешка. Заключать большие договора невыгодно.

 — Как так получилось, что Steuermann начал поставлять урановый концентрат?

— А вот об этом я не знаю. Об этом я узнал из СМИ, точно так же как из СМИ я узнал о том, что акционером компании стала гражданская жена Руслана Журило. Последние три года я Айбергеру не звонил.

 — А после этого позвонили?

— Позвонил и спросил: «Что это за ерунда? Почему я об этом не знаю? Почему это происходит?»

 — Что он ответил?

— Он сказал: «Я же думал, что вы все вместе». Но я же не акционер этой компании. Это была техническая компания, то есть это его ответственность.

 — Вы никаких дивидендов от Steuermann не получали?

— Steuermann нужно было доплачивать, ей нужно было еще платить что-то, чтобы они что-то зарабатывали. Она никогда не была компанией, она занималась исключительно реализацией продукции. То есть по сути если чуть-чуть не давать им какие-то скидки, то они бы и не содержали четырех людей.

 — А компания Antra, которая поставляет газ по давальческой схеме и планирует поставлять газ на ОПЗ?

— Не знаю.

 — Дело швейцарской прокуратуры. Вы там также являетесь фигурантом. Обращалась ли швейцарская прокуратура к вам за дачей показаний?

— Швейцарская прокуратура никогда не обращалась ко мне за дачей показаний.

 — А компания Bradcrest, это тоже собственность исключительно Мартыненко?

— Конечно. Я не знаю эти компании. Мартыненко был управляющим акционером.

 — Николай Мартыненко говорил, что не имеет никакого отношения к назначению Недашковского на «Энергоатом» и вообще не знает, кто это такой. Вы можете подтвердить, что в 2000 году вы вместе с ним пролоббировали назначение Недашковского?

— Конечно. Но к назначению Недашковского сейчас Николай Владимирович не имеет никакого отношения.

 — В 2014-м? А как это так получилось?

— Арсений Петрович.

 — Следующая неделя будет определяющей в истории с Мартыненко. Как думаете, наберутся ли в Раде голоса за сложение его депутатских полномочий?

— Я думаю, что да.

 — Вы — политик с опытом, хорошо знаете верхушку действующей власти, знаете Яценюка и Мартыненко, понимаете логику развития таких политических интриг. Как вы считаете, кто повлиял на Мартыненко в его реакции на скандал? Это Яценюк попросил его сложить мандат и отказаться от депутатского иммунитета?

— Конечно. Я даже не сомневаюсь в этом.

 — Мартыненко все-таки самодостаточный человек, у него есть своя группа влияния. Как думаете, почему он уважил эту просьбу или указание?

— Я последние несколько лет не понимаю, что вообще он делает, и какой логикой при этом руководствуется. Потому что Мартыненко действует за пределами моей логической модели. Что касается мотивации, почему он принял такое решение, так потому, что его выкинули, сказали: «Уходи». Дали возможность сохранить ему лицо.

 — Им пожертвовали ради сохранения Яценюка? Вы это хотите сказать? Яценюк пожертвовал им ради сохранения себя?

— Не думаю, что Яценюк долго страдал, пожертвовав Николаем. Я думаю, что его просто использовали и выбросили. Я не знаю, в каких они отношениях, хотя и живут они почти в одном доме. Все, в чем обвиняют Мартыненко, это Яценюк. Мартыненко — технический персонаж.

 — Вы хотите сказать, что он работает кошельком Яценюка?

— Естественно, кем же еще он работает.

 — Как вы думаете, сколько составлял откат от работы на этих схемах?

— Кому? Яценюку? Я думаю, что Яценюк все забирал себе.

 — Мартыненко — бизнесмен, вряд ли он работал забесплатно.

— Ну, может, семечки ему оставлял. Или что там Коля любит в последнее время?

 — На что Яценюк тратит столько денег?

— Яценюк очень специфический человек.

 — Что вы имеете в виду?

— Это безумно жадный человек.

 — Так на что он тратит деньги?


— Возьмите историю человека. Кто такой Яценюк? Это политический вор. Возьмем его появление в «Нашей Украине» — появился Яценюк, в него «влюбилась» Катя Ющенко, сказала, какой талантливый молодой парень. Он бегал со своей «черновицкой группкой», обхаживал всех и все, прорвался и сразу начал «выкручивать», пока «Наша Украина» до конца не «сдохла». В конечном итоге он же хотел ее себе забрать. Он реально похоронил политика Ющенко, просто собственноручно положил на него большой крест, а сверху еще и камень. Дальше он перебрался в «Нашу Украину — Народную Самооборону». Он просто ревновал Луценко к тому, что Луценко эффективный политик, который резко вышел на орбиту, и у него большие перспективы во главе такой мощной политсилы. Он завис гирями, делал все возможное и везде, как только можно для того, чтобы это все не состоялось. В конечном итоге все это сожрал и уничтожил. Затем залез в «сердечный» блок ЮВТ.

 — Насколько нам известно, Юлия Владимировна на него очень обижена.

— Там по той же схеме: пока все не вынес, не успокоился. Это человек-кукушка. Куда его впустишь, там он все выест, вытопчет, поломает. Он вор. Он правда разокрал все, что было. У него в этом деле есть реальные пособники — Турчинов и Мартыненко. Они втроем обокрали Юлю, вдвоем — «Силу народа» —— «Нашу Украину — Народную Самооборону». Это одна и та же шайка-лейка.

 — История с Мартыненко потянет за собой и другие политические скандалы. Кто следующий?

— Мне смешно. Коля Мартыненко и история… Арсений Петрович — вредитель. Уродующий вредитель. Украина понесла 400 миллиардов долларов убытков из-за этого.

— Откуда эти цифры?


— Это экономика. Украина сегодня как минимум 400 миллиардов долларов потеряла только из-за этого неграмотного человека. Но скоро терять будет нечего. Дальше будет катастрофа. Мы не объявляем дефолт только потому, что мы страна, которая воюет, и коалиция вроде нам помогает. Какие скандалы нужны для того, чтобы понять, что «кулю в лоб» нужно отсюда выносить?!

— Вы говорите, Яценюк попросил Мартыненко уйти. А как думаете, не «сольет» ли теперь Мартыненко Яценюка?


— Это пусть они сами разбираются. Я знаю одно — сольют, не сольют, Яценюка я любым способом вынесу.

— Что конкретно вы для этого делаете сейчас?


— Все. Веду переговоры, договариваюсь, объясняю всем, кто только может влиять на этот процесс, что дальнейшее сохранение этого человека не только премьер-министром, а вообще в политикуме может привести к последствиям, которые, к сожалению уже погубят страну.

— Много ли у вас противников и соратников в этой борьбе?


— 99,9%. Я не вижу противников. Я не вижу никого, кто бы противился этому и говорил бы «нет». Единственное, чем Яценюк спекулировал всегда, это какими-то специальными взаимоотношениями с США, и всех этим запугивал и манипулировал. Больше у него нет ни одного серьезного союзника. Он, по сути, один.
 http://inosmi.ru/politic/20151208/234729132.html

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение