Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Религиозный экстремизм в Казахстане

06.12.2015

Автор:

Теги:

Религиозный экстремизм является одной из ключевых угроз XXI века. Теракты в Париже, взрыв российского пассажирского лайнера лишь подтверждают факт нарастания потенциала угроз, исходящих от религиозных фундаменталистов. Ряд регионов прежде не отмеченных активностью джихадистов становятся центрами по подготовке террористических группировок. Как отмечает арабист Ксения Светлова: «Трудно поверить, но около двадцати лет назад любой, в том числе одинокий иностранец, мог совершить поездку по обеим частям Синая, не опасаясь при этом за свою жизнь». Чечня за сравнительно короткий исторический период преодолела путь от светского национализма в лице Джохара Дудаева пропогандирующего строительство «независимой Ичкерии» к исламистскому проекту символом которого стали личности вроде Хаттаба, «джамааты» и «имрат Кавказ». Подрывы религиозных деятелей в Татарстане так же указывают на возможную экспансию фундаментализма в Поволжье. Аналогичным образом религиозные экстремисты активизировались в странах Центральной Азии. Организации «Хизбут-Тахрир» и ИДУ, ИДВТ пользуются поддержкой части населения в Узбекистане и Таджикистане. Пропаганда исламистов имеет эффект, о чем свидетельствует вывешивание флагов «Исламского Государства» в Ташкенте и Кулябе. Кочевые народы Центральной Азии (киргизы, казахи, туркмены) менее подверженные радикальным (псевдо)религиозным воззрениям. Ислам в Казахстане в целом носит умеренную направленность. Тем не менее, распространение экстремистских идей в новые регионы заставляет обратить пристальное внимание на регион, на первый взгляд далекий от религиозного радикализма.

Наблюдаемое нами «религиозное пробуждение» конца XX – начала XXI веков охватившее страны Центральной Азии сказалось и на Казахстане. Интерес к собственным корням, религии проявляется в строительстве мечетей и знакомстве с религиозной литературой и пр. в целом положительными явлениями. Следует отметить, что вместе с умеренной религиозной литературой и проповедниками, в регион проникают и экстремистские идеи захватывающие умы молодежи. Следствием этого является отток некоторых наиболее радикально настроенных лиц в страны Ближнего и Среднего Востока для участия в вооруженных действиях на стороне исламистов. В интернете появляется информация о боевиках террористических группировок родом из Казахстана воюющих на Ближнем и Среднем Востоке. Эксперты называют разные цифры представителей стран Центральной Азии участвующих в боях на стороне исламистов в Сирии и Ираке. Численность казахстанцев варьируется от 1000 человек (с позиции антитеррористического центра США) до 400 (данные Международного центра исследования радикализма и политического насилия). Пропаганда религиозного экстремизма из вне ложится на подготовленную почву в особенности в Западных и Южных провинциях Казахстана. По словам главного имама Мангистауской области Дуйсена Хасниязова, впервые «ваххабиты» появились в регионе в 1994 г. Множество салафитов присутствует также и в Южном Казахстане. По мнению политолога В.Н.Романовой количество незарегистрированных мечетей вдвое превышает количество зарегистрированных в духовном управлении мусульман Казахстана. Как указывает эксперт, это уйгурские и дунганские мечети в ряде районов Алматинской области, узбекские мечети Сайрамского района в Южно-Казахстанской области.

Представители городов Западного Казахстана были замечены в СМИ как участники «ИГ», сжигающие свой казахстанский паспорт. Близость Западного Казахстана к Татарстану, Чечне и Дагестану позволяет экстремистам из указанных российских регионов находить убежище в этих районах. По мнению правозащитника В.Пономарева часть салафитов на западе Казахстана находилась под воздействием идей, развивавшихся в южной части России, в частности в Астрахани.

Для Астаны западные провинции играют ключевое значение по причине того, что именно там сосредоточены основные углеводородные запасы страны. Ввиду этого обстоятельства КНБ Казахстана проводило зачистку этого региона от религиозных экстремистов еще в конце 1999 и в 2006 – 2007 годах. Тем не менее, уже в 2011 г. в стране прокатилась серия терактов, с участием в том числе и смертников (самоподрыв смертника в Актобе, нападение экстремистов на полицейских в поселке Шубарши, терракты в Жанаозене). В октябре 2011 года несколько взрывов прогремело в Атырау. Ответственность за взрывы в Атырау взяла на себя радикальная группировка «Солдаты Халифата». По мнению политолога В.Н.Романовой салафиты подключались к протестам в Жанаозене в 2011 году. Спецслужбы Казахстана нанесли ответный удар. В 2011-2012 гг. спецслужбами Казахстана было нейтрализовано 42 экстремистские группы. В середине 2010-х религиозный экстремизм получил новый импульс развития на Ближнем и Среднем Востоке. Образование «Исламского государства» (напомним, некоторые религиоведы выступают против использования наименования мировой религии по отношению к экстремистской группировке) стимулировало рост религиозного радикализма, в том числе и в Центральной Азии. Взятие талибами Кундуза, располагающегося неподалеку от афгано-таджикской границы так же свидетельствует о росте влияния экстремистов в регионе примыкающем к Центральной Азии. Напомню, что в северных районах Афганистана среди экстремистов немало граждан стран Центральной Азии, мечтающих сбросить светские режимы в регионе. В условиях информационной открытости современного общества пропаганда религиозного экстремизма исходящая из стран Ближнего и Среднего Востока закономерным образом достигает рубежей Казахстана. Руководство КНБ Казахстана в лице Нуртая Абыкаева заявляет о том, что «страна столкнулась с «массовой вербовкой, пропагандой, идеологическим экстремизмом и терроризмом посредством Интернета», а также «незаконным ввозом в страну экстремистской литературы различными миссионерами».

Активизация пропаганды международного религиозного экстремизма нацеленного в основном на молодежь, (например, возраст участников нападения на дом Печати в Грозном не превышал 30 лет) в совокупности с неспособностью задавить экстремистов силовыми методами позволяет писать о высоком потенциале исламистских группировок в Казахстане, включая регионы непосредственно граничащие с Россией на западе республики. Предполагаю, что экстремисты постараются использовать сложный национальный состав Казахстана в целях пропаганды религиозного экстремизма и сепаратизма среди «нетитульных» мусульманских народов страны. В этом контексте салафизм в сочетании с национализмом может распространяться и на российские территории со значительным мусульманским населением (со стремлением вбить клин между татарами, башкирами, аварцами, даргинцами и пр. мусульманскими народами и русскими). Насыщенность углеводородным сырьем запада Казахстана может привлечь некоторые международные экстремистские группы к этому региону. Заинтересованность в этом регионе есть среди стран, чьи компании занимаются разработкой месторождений в этом районе (в т.ч. США и Великобритания). России и Казахстану необходимо акцентировать внимание на деятельности религиозных объединений радикальной направленности с целью предотвращения вероятного появления транснациональных экстремистских групп, действующих в российско-казахстанских регионах.

Таким образом, рост религиозного экстремизма и распространение его влияния на регионы для населения которых не были характерны фундаменталистские взгляды в недавнем прошлом есть повсеместное явление в современном мире. Джихадисты активно используют современные интернет технологии для работы с молодежью и удачно эксплуатируют межнациональные и социальные проблемы населения. Особенно опасно распространение экстремизма в условиях пробуждения интереса к своим корням в странах постсоветского пространства, где по причине религиозных притеснений в советские времена еще только складываются традиции и люди искренне интересуются религиозной тематикой, порой некритично воспринимая наставления проповедников из стран Ближнего Востока. В этих условиях России и Казахстану необходимо разработать комплекс мер направленных на противодействие экспансии экстремизма.

Во-первых, необходима кропотливая просвещенческая работа в области понимания основ веры, которая должна лечь на мусульманское духовенство России и Казахстана.

Во-вторых, следует последовательно повышать доверие граждан к органам власти и формировать институты общественного контроля с целью пресечения злоупотреблений должностными лицами.

В-третьих, ответом на попытки разжигания межнациональной вражды должна стать комплексная стратегия, нацеленная на решение проблем малых народов с государственной поддержкой интереса людей к собственной культуре и традициям. Соучастие граждан всех национальностей в общегосударственных процессах, внимание к культуре разных народов должно стать эффективным противоядием экстремизму.

В-четвертых, органам власти следует оперативно решать социальные проблемы населения, поскольку бедность есть непременный спутник радикализма. Особняком в перечне профилактических мероприятий должна стать молодежная политика, суть которой должна сводиться в предоставлении широкого ряда перспектив для самореализации молодым людям, включая религиозную и политическую сферу. Казахстан, как и значительная часть России (где по самым скромным оценкам проживают более 10 миллионов мусульман) является неотъемлемой частью исламского мира. Не отходя от принципа светских основ государственности, следует создавать комфортные условия для этой части нашего общества для недопущения ее отчуждения с последующей радикализацией.

Плотников Д.С. доц. к.пол.н. (г.Пермь)
Plotnikov.perm@mail.ru

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение