Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Исламская общественная мысль об Исламе и мусульманском мире

16.11.2015

Автор:

Теги:
Исламская общественная мысль об Исламе и мусульманском мире, - Р.Бобохонов

Если западная общественная мысль в последние годы в большей степени критикует Ислам, то исламская общественная мысль рассуждает о перспективах мирового развития в другом ракурсе, предлагая альтернативные методы решения глобальных проблем современности. Конечно, Ислам нервно реагирует на критику Запада, сопротивляется, вступает иногда с ним в диалог, когда речь идет об "исламской демократии" и либеральных ценностях, о возможности их внедрений в мусульманских обществах и т.д. Но, часто Ислам не соглашается и не уступает Западу по многим вопросам, более того, отвечает ему вызовом – ношением хиджаба, возрождением архаики во всем, джихадом, Исламским государством - Новым Халифатом, предлагает исламизм - как альтернативную модель идеологии и миропорядка и т.д.[1].

В социально-политических процессах, которые шли в мусульманском мире в конце XX в. и начало XXI в. важную роль стал играть исламский фактор. Речь идет о политическом исламе – исламизме, который сегодня предлагается миру со стороны исламской общественной мысли, как альтернативной модели цивилизации. В этой работе мы попытаемся изучить широкий спектр вопросов, касающиеся Ислама и мусульманского мира, с точки зрения исламской общественной мысли. Подробное изучение этой проблемы поможет нам глубже разобраться с проблемой конфликта Ислама с Западом. Более того, мы можем помочь представителям западной общественной мысли, чтобы они лучше услышали, понимали и, возможно, разделяли некоторые идеи и мысли коллег из мусульманского мира. Подробнее об этом в работе автора "Исламская общественная мысль о перспективах мирового развития"[2].

Следует отметить, что Ислам в его политических и экономических проявлениях, последствия которых все больше представляются значимыми для международного сообщества, еще не в полной мере стал объектом социально-релевантных исследований. Следует отметить, что в традиционных мусульманских общинах присутствуют собственные организационные механизмы, мало подверженный резким изменениям культурный уклад, продуктивная система воспроизводства, надежные каналы коммуникации, выраженная тенденция к социальной и территориальной мобильности. Указанные особенности плохо или вовсе не изучены в отечественной исторической науке.

Мусульманский мир с населением более 1 млрд. 600 млн. человек составляет одну четверть населения мира. Численность мусульман с каждым годом растет. В 2015 году проводилось демографическое исследование на эту тему. Согласно этому исследованию, в течение следующих сорока лет христиане будут по-прежнему самой большой религиозной группой, но Ислам будет распространяться быстрее, чем какая-либо другая религия. По мнению некоторых авторов этого исследования, к середине XXI века в мире будет насчитываться 2,76 млрд. мусульман и 2,92 млрд. христиан - 29,7% и 31,4% соответственно населения Земли. Наибольший рост числа мусульман ожидается в Азиатско-Тихоокеанском регионе. При этом самая крупная исламская диаспора будет проживать в Индии, однако Индия все равно останется индуистской страной. В Европе число мусульман достигнет 10%. Исследователи также предсказывают, что при сохранении нынешних тенденций Ислам станет самой распространенной религией планеты после 2070 года. Третье место по числу последователей к 2050 году будет занимать индуизм - 14,9% населения планеты. Мировая доля людей, не относящих себя ни к какой религии, составит 13,2%, причем их численность будет снижаться. Авторы исследования также считают, что буддизм окажется единственной мировой религией, число приверженцев которой не будет расти. Европа, как ожидается, станет единственным регионом мира с отрицательным приростом населения. Число христиан здесь снизится с 553 млн. до 454 млн. Составители прогноза использовали данные 2,5 тыс. переписей, исследований и баз данных по населению из 175 стран, охватывающие 95% мирового населения. В ходе работы учитывались коэффициент рождаемости, тенденции в области роста численности молодежи и данные по обращению в различные религии[3].

Сегодня (2015 г.) более 20% мировой продукции производятся в мусульманских странах. Мусульмане живут и действуют на международной арене в наилучших стратегических и геополитических районах мира. Мусульманский мир пользуется огромной мощью, величием и авторитетом. Сегодня у него есть свои трибуны для разъяснения своих позиций, а также большая аудитория, которая желает слышать и узнавать о его взглядах. С точки зрения человеческих ресурсов, также имея надежный потенциал, мусульманский мир развивается и совершенствуется с каждым годом[4].

"Если на мировой арене существует такая крупная сила, как мусульманский мир в более сплоченном и объединенном виде и на основе общего устава братства, то он будет представлять собой беспрецедентное явление среди всех религий и направлений". Эти слова были произнесены на 21-ой ежегодной международной Конференции по единству Мусульманского мира в Иране (4-6 мая 2010 г.). На этой конференции была принят "Устав единства ислама" для всего мусульманского мира. Принятие такого важного документа характеризуется переходом от теории к практической реализации мусульманского единства[5]. В проекте Устава единства указывается, что Ислам в качестве последней и самой совершенной религии является единственной возможностью для возвеличивания гуманности, вложенной в человеческую природу. Коран и благородная пророческая традиция являются двумя законодательными источниками Ислама, по которым сходятся все исламские толки. Мусульмане обязаны защищать пределы Ислама (границы мусульманского мира - автор) и выполнять его законы[6].

С другой стороны, главным фактором единства и сплоченности является все та же идеологическая и идейная общность. Лидер суданской партии "Аль-Умма" Садик Аль-Махди утверждает, что "факторов, объединяющих мусульман, много и они продолжают действовать по прошествии длительного времени. Эти факторы заключаются в следующем: приверженность к священному Корану, любовь к великому Пророку (да благословит Аллах его и его семейство), сохранение исламских обрядов, исламское добронравие, величие и щедрость Ислама, божественный обет и культурная общность между исламскими странами. Поэтому, если исламский мир будет охвачен рознью, злопамятностью и завистью, то механизм объединения мусульман столкнется с серьезными проблемами"[7].

По мнению аятуллы Тасхири, "исламские толки сходятся в 90% вопросов, однако сейчас некоторые забыли об этих 90% и уделяют все свое внимание 10% расхождений"[8].

Египетский исследователь, доктор Абдур-Рахим Ас-Саэх указывает на некоторые основные почвы, объединяющие мусульман: "все мусульмане верят в Единого Аллаха, Пророка Мухаммеда (да благословит Аллах его и его семейство), Коран как священное писание и единую киблу - Каабу. Все эти факторы составляют первичное ядро интеграции мусульман"[9].

Глава Дарул-Тагриба (Центр сближения толков) Египта Махмуд Абдул-Гани Аашур склонен утверждать: "под интеграцией подразумевается не изменение исламских толков или превращение шиизма в суннизм или наоборот. Сосредоточение на мусульманской общности, в том числе едином писании, традиции и кибле, является главной целью сплоченности и единства между мусульманами". Как мы видим, согласно мнениями многих исламских мыслителей целью мусульманской интеграции является реализацию возвышенных целей и интересов исламской уммы и занятие единой позиции перед лицом противников Ислама, выражение и практическую реализацию уважения и приверженности последователями того исламского толка к другому"[10].

Следует отметить, что все исламские толки признают Коран и пророческую традицию главными источниками фикха. Глава ассоциации мусульманских улемов Ливана доктор Шейх Ахмед Аз-Зейн подчеркивает, "что главнейшим фактором в мусульманском единстве является возвращение к божьему писанию, традициям и образу жизни Пророка (да благословит Аллах его и его семейство). Разумеется, разные исламские толки имеют разногласия в связи с некоторыми источниками фикха, обрядов и богослужений. В этой связи, мусульмане должны с уважением относиться к разногласиям, поскольку истинный Ислам признает принцип иджтихада, т.е. толкование исламских законов в рамках исламских источников и таким образом признает существование расхождений во мнениях. К сожалению, некоторые неразвитые люди не могут смириться с противоположными мнениями, вплоть до того, что признают несогласных с их мнением вероотступниками. Эти фанатики впадают в такую крайность, что в некоторых случаях позволяют себе убивать других мусульман за их убеждения. Например, сегодня в Ираке шиитов убивают по обвинению в настаивании на своих убеждениях. Мусульмане не имеют права обвинять в ереси и порочности сторонника иного толкования исламских законов. Когда Ислам призывает мусульман не оскорблять неправильные интеллектуальные и идеологические убеждения других, прежде всего, подчеркивается принцип уважения святынь исламских толков, который должен соблюдаться в отношениях между мусульманами"[11].

Сирийский мыслитель Мухаммад Вахаби Сулейман также поддерживает эту мысль: "обвинение в ереси и невежественный фанатизм наносит ощутимый удар по Исламу и ослабляет его. Существуют критерии для определения мусульманства человека в попытке положить конец огульным обвинениям. Эти критерии заключаются в следующем: Вера в Единого Аллаха, вера в Мухаммеда (да благословит Аллах его и его семейство) в качестве последнего божьего пророка, вера в День страшного суда, вера в священный Коран и не отрицание обязательных религиозных принципов, т.е. намаз, пост, хадж, джихад и т.д. С учетом призыва Корана к логичному диалогу с другими, в стороне от шумихи и террора, мусульмане обязаны решать свои разногласия мирным путем. Поэтому исламские улемы исламских толков обязаны организовать подобные диалоги, придерживаясь нейтральности и стремясь к истине, учреждать центры по внедрению диалога между толками, поскольку диалог между религиозными экспертами, в стороне от скандалов, дает наилучшие результаты. В этой связи, вынести фетвы могут лишь те, которые достаточно знакомы с Кораном, традицией Пророка и другими исламскими науками. К тому же, улемы должны всегда подчеркивать, что борьба с экстремизмом необходима и следует агитировать среди мусульман дух умеренности и терпимости"[12].

Как мы заметили, многие представители исламской общественной мысли выступают за единства Ислама и мусульманского мира. Все выше высказанные мысли о мусульманском единстве, к сожалению, имеют в большей степени, декларативный характер, поскольку в реальной жизни мы часто сталкиваемся со множествами фактами, подтверждающие о расколе Ислама и мусульманского мира по многим идейным, богословским, догматическим и другим вопросам. Тем не менее, стремление к единству Ислама и мусульманского мира часто пропагандируется и призывается со стороны исламской общественной мысли.

Первоначальный всплеск антиисламских настроений после 11 сентября 2001 г. в значительной степени обеспечил консолидацию мусульманских общин на основе страха притеснений. Особое значение в этом контексте сыграли механизмы политкорректности, предотвратившие волну дискриминации в отношении мусульманских общин, причем даже ограниченные анти мусульманские выпады получили жесткий публичный отпор первых лиц ведущих стран Запада[13].

Более того, законы политкорректности породили на Западе социальный заказ на разделение образов "ислама" и "терроризма", формирование системы аргументации несоответствия действий радикальных исламистов канонам их религии. Очевидно, что необходимые для реализации этого социального заказа экспертные функции могли быть исполнены в основном "профессионалами" - то есть имамами и алимами, получившими благодаря этому огромные дополнительные возможности проповеди достоинств Ислама как религии мира.

Сегодня ислам – важнейший элемент индивидуального, общественного поведения, образа жизни мусульманского мира, мусульманских стран. Можно сказать, что состояние мусульманского мира в значительной степени зависит от того, в каком состоянии находится Ислам, и наоборот, каков сейчас Ислам, таков в значительной степени и мусульманский мир.

Мы иногда употребляем термины "христианский мир" или "православный мир", а для мусульманских стран это привычное определение. Почему? Во-первых, любая мировая религия претендует на то, что она является не просто религией, но и предлагает некие модели поведения людей в мирской, общественной, политической и экономической жизни. Во-вторых, Ислам - и религия и государство. Многие мусульманские мыслители любят повторять этот тезис. Под государством в данном случае понимается вся не религиозная сторона жизни людей, т.е. это не только религия, но и мирская жизнь, не только собственно религиозная сфера поведения. Это не только та духовная жизнь, в которой погружен верующий человек (мусульманин), но и само общество, где этот мусульманин живет и функционирует как простой человек, как покупатель или продавец, как пассажир или перевозчик, как родитель или ребенок, как муж или жена, как должник или кредитор и т.д., т.е. это и мирская жизнь и собственно религиозная. Более того, по представлениям многих мусульман и не мусульман различия религиозного и не религиозного в исламе нет[14].

Многие ученые-правоведы с этим тезисом не соглашаются. И многие считают, что политическое и религиозное в Исламе разделяются, то есть Ислам - как религия, все-таки, отделена от политики. Таким образом, политическое – мирская сфера (а политика это именно мирская сфера) – отличается от собственно религиозной сферы в Исламе, в мусульманском праве. Другое дело, что между ними нет непроходимой грани, но серьезное различие существует. Правоведы, юристы, которые занимаются мусульманским правом, склонны утверждать, что многие аспекты поведения в религиозной сфере и в не религиозной - мирской, серьезно различаются[15].

Вместе с тем Ислам - это не только мировая религия, но и важнейший пласт общечеловеческой культуры, Ислам - это Цивилизация. Хотя с этим термином многие не согласятся: в Индонезии одна, в Иране другая, в арабском мире третья цивилизация и т.д. Но следует отметить, что во всем мусульманском мире существует и функционирует огромный набор элементов материальной и духовной культуры связанной с Исламом и мусульманской культуры в целом[16].

Как мы видим, Ислам – это не только религия, политика, экономика, семья и быт, но и много-много разных сфер жизни. Поэтому Ислам предлагает совершенную модель - правовую систему "Шариат", где регулируется не только поведение мусульман в их религиозной жизни, но и в мирской жизни. По сути, Шариат, как мусульманское право, готов дать ответ на любой вопрос, который может быть у мусульманина. Шариат претендует на то, что знает ответ на все. И он претендует на то, что знает ответ на любой вопрос, который был в истории мусульманского мира, есть сейчас или будет в будущем. На любой вопрос, в принципе, есть ответ. В этом отношении Ислам – это действительно универсальная система, универсальный образ жизни, в определенной степени – универсальный образ мысли[17].

С другой стороны, Ислам характеризуется огромным разнообразием. Одна из характерных черт Ислама – плюрализм, множественность разных вариантов. Ученые выделяют несколько уровней Ислама. Наиболее убедительна, на наш взгляд, та точка зрения, согласно которой Ислам как некая модель может быть разделена на трех уровнях. Первый - общий кармический, единый для всех мусульман. Уровень чуть пониже – уровень так называемых различных мусульманско - правовых школ - мазхабов. Также есть реальный, бытовой, народный Ислам, т.е. форма его реального воплощения или, как говорят некоторые ученые, бытования. Т.е. те формы, в которых Ислам существует в виде образа жизни конкретных форм жизнедеятельности конкретных людей. В этом смысле Ислам часто невозможно отделить от местных обычаев и традиций. Чистого Ислама, который существует в книгах, в учебниках, в догме в реальной жизни практически нет. Но догма всегда важна, догма – как некий ориентир, некий закон, по которому можно соизмерять свое поведение, как звездное небо, которое показывает нам правильный путь. И если кто-то сбивается с этого пути, звездное небо не виновато, оно нам показывает правильное направление, виноваты сами люди. Капитан правильно ведет свое судно или наталкивается на рифы и топит свой корабль – виноват капитан, а не звездное небо[18].

Ислам очень разнообразен, это и теория, и практика, самые различные, в самых разных вариантах. Но в любом случае, любые изменения в мусульманском мире невозможны без изменения в самом Исламе, и наоборот, никакие изменения Ислама не могут быть без какой-то серьезной общественной эволюции, подвижек в развитии мусульманского общества. В очень большой степени все эти подвижки зависят от изменений в исламской идеологии, в исламской общественной мысли.

Следует отметить, что Ислам в первую очередь – совокупность определенных принципов, догм, идей. Пока они не пересмотрены, обществу очень трудно отказываться от каких-то устоявшихся старых форм, воспринимать новые. Для того чтобы общество перешло в какое-то новое состояние, должны быть пересмотрены определенные исламские догмы, представления. Именно поэтому для ислама характерен авторитаризм. Авторитаризм не в смысле антидемократизм. Авторитаризм – как ориентация на авторитеты, что говорят авторитетные мыслители[19].

Роль мыслителя, идеолога в мусульманском обществе очень важна, часто она является определяющей. На наш взгляд, в этом отношении мусульманский мир отличается от многих регионов современного мира. Например, трудно представить, что в современной России ситуация зависит от позиции каких-то идеологов. Сегодня очень трудно найти какого-то конкретного идеолога российского общественного развития, который мог бы претендовать на то, что он выражает какие-то общественные тенденции, и от его позиции, от того, что он скажет, может что-то зависеть.

А в мусульманском мире таких авторитетов много и многое в жизни общества зависеть от того, что они скажут, например: В 1991 г. в Египте, вся страна ждала, что скажет муфтий Египта: можно покупать ценные бумаги, инвестиционные сертификаты, которые были выпущены целым рядом инвестиционных фондов, или нет? Сертификаты были готовы к выпуску на рынок, и все ждали, что скажет муфти: можно их покупать, или нельзя. Он ждал, потому что, в принципе, не он должен был дать ответ. И муфти взял на себя смелость, взял и в одно прекрасное утро (в прямом смысле утро) сказал, что можно покупать. Через полчаса во всех городах были огромные очереди за покупкой этих инвестиционных сертификатов. Конечно, это не говорит о том, что все общество зависит от того, что скажет муфтий. Но слово исламских авторитетов, лидеров крайне важно, что они скажут: можно, нельзя. Или другой пример: в конце XIX и начало XX в. в том же Египте реформатор ислама Мухаммед Абдул сказал (дал фетву), что банковские проценты возможны, что можно класть деньги в не исламский банк и получать проценты. Это был очень серьезный шаг в изменении менталитета, экономического поведения не только египтян, но и многих мусульман других стран[20].

Традиционное общество с традиционной системой авторитетов и связей, конечно, прежде всего, ориентируется на мыслителей исламского свойства. Хотя это не значит, что это обязательно должны быть люди, которые занимаются только сугубо отвлеченными религиозно-догматическими проблемами – нет.

Можно привести и такой пример: в Саудовской Аравии есть так называемая Коллегия крупнейших алимов, т.е. - это такой синклит, клуб, ассоциация крупнейших исламских авторитетов. Она в своем составе имеет специалистов и по медицине, и по экономике и т.д., потому что они вынуждены давать ответы на самые разные вопросы. На какие вопросы им в основном приходится давать ответы? 80% вопросов связаны с медициной и с экономикой. Медицина – это что? Клонирование, пересадка органов, искусственное оплодотворение, эвтаназия и т.д. А экономика – это сделки по интернету, бумажные деньги, лизинг и т.д. В этом отношении, "исламская общественная мысль" - это не означает сугубо религиозно-догматическую мысль. И ведущие авторитеты мусульманского мира мир не пугают, они, наоборот, чаще играют взвешенную роль. Мир пугают внесистемные лидеры, оппозиционные собственной власти в стране[21].

Поэтому другая важная проблема современного мусульманского мира - эта исламская общественная мысль. Когда мы говорим о том, что такое Ислам, и каково его состояние, в первую очередь мы должны отвечать на вопрос, каково состояние исламской общественной мысли на сегодняшний день, что она говорит, какие тенденции, какое состояние у исламской общественной мысли. Поэтому, очень многое зависит от того, как развивается исламская общественная мысль.

Каково же состояние современной исламской общественной мысли, отражающее в значительной степени ситуацию в современном мусульманском мире? На наш взгляд, современный мусульманский мир находится на перепутье. Он сейчас находится на очень серьезном перекрестке, на таком моменте своего развития, от которого будет очень много всего зависеть: куда он пойдет и сможет ли он выбрать направление своего движения и предпринять серьезные шаги для того, чтобы свой выбор реализовать. В течение последних десятилетий ощущалось, что мусульманский мир подходит к какому-то определенному рубежу, дальше которого у него уже нет потенциала развиваться. Нужно что-то делать, что-то пересматривать, нужно вносить какие-то серьезные коррективы в свое собственное представление о современном мире, о своем месте в современном мире, о том, что делать[22].

Многие исламоведы и арабисты считают, что мусульманский мир именно "благодаря" (в плохом смысле) Исламу навсегда отстал от остального мира. Для этого приводят пример, что перед Второй Мировой войной Япония и Египет были сопоставимы по уровню общественно-экономического развития, по доходам на душу населения – по всему, они были, в общем, на одном уровне развития. Сейчас Япония и Египет – это земля и небо. Почему так произошло? В чем причины? Никто еще не дал ответа на этот прямой вопрос, что в этом виноват Ислам, никто не смог вычленить именно исламский фактор в числе тех причин, которые не позволили Египту проделать такой же путь, какой проделала, например, Япония. Но некоторые считают, что одна из серьезных причин такого сильного отставания – это Ислам[23].

По мнению многих представителей исламской общественной мысли, для мусульманского мира не стоит задача преодолеть отставание от Запада. Что такое "преодолеть отставание от Запада"? Технологическое или какое? Сегодня по уровню жизни, по уровню дохода на душу населения многие страны Персидского залива выше большинства стран Запада. Что, технологическое отставание? Для них не в этом проблема, и, может быть, для современного человека не самым главным, по крайней мере, не единственным, является преодоление технологического отставания. Для мусульманского мира задача формулируется немного не так: найти свое место в современном мире. Ведь не значит, что все страны современного мира должны быть одинаково технологически развиты. Есть страны, которые могут и не достигать каких-то технологических высот, но вносить вклад в современную цивилизацию чем-то другим. У каждого должно быть свое собственное место в этом мире. Возможно, поэтому многие мусульманские страны не ставят перед собой задачу преодоления технологического отставания[24].

Основная проблема современного мира заключается не в состыковке безграничных технологических возможностей, полученных современным человечеством и ограниченностью духовно-культурно-этических стандартов современного мира, которые дают возможность использовать эти технологии правильно, по-человечески. Вот основная проблема. И те страны, которые показали бы пример, каким образом современные технологии могли бы быть соединены с духовно-культурно-человеческими стандартами – они могли бы заслужить наши специальные аплодисменты в этом мире[25].

Поэтому мусульманскому миру надо показать, какое место он может занять в этом мире, и совсем не обязательно это делать с точки зрения достижения такого же технологического уровня. Есть страны, которые по своим технологиям не стремятся к этому. Финляндия не производит своих автомобилей, от этого она не ущербна. Правда, они производит грузовики для SISU для полярного круга. У них есть три-четыре ударные отрасли: Nokia, которая все-таки до сих пор одна из первых в мире(хотя она слилась с Майкрасофтом), судостроение, лифтостроение, деревообработка – и страна живет. Она не испытывает от этого комплекс, она нашла там свое место. Поэтому технологии технологиями, но это не единственная цель в современном мире. Но, возможно, чем дальше современная цивилизация будет развиваться, тем меньше технологическая составляющая будет определять место той или иной страны[26].

Перед современным мусульманским миром, на наш взгляд, стоят две основные проблемы, на которые он должен отвечать. Одна проблема – ближайшая, сегодняшнего дня и достаточно частная, хотя и очень серьезная. А вторая – глобальная, перспективная. Частная проблема, хотя и очень важная – это проблема ответа на исламский экстремизм. Мусульманский мир, особенно после 11 сентября, подвергается очень массированному давлению со стороны ряда стран Запада, прежде всего, США, с точки зрения того, что исламский мир является генератором и спонсором международного терроризма. Иногда называли конкретные страны, режимы. Были списки этих стран, мы знаем даже, сколько стран в эти списки входило. И более того, в этом списке значились почти только мусульманские страны[27].

Мусульманский мир стал мишенью террористов и экстремистов значительно раньше, чем Запад. Братья-мусульмане работают в Египте с конца 20-х гг., когда еще никакого мусульманского экстремизма за пределами мусульманских стран не было. Поэтому мусульманские страны в этом смысле накопили свой большой, длительный, горький опыт противостояния. Причем речь идет не только о Египте, но и о Саудовской Аравии, которая отнюдь не в последние годы стала подвергаться атакам исламских экстремистов. Мы помним, что еще несколько десятилетий тому назад экстремисты занимали мечеть в Мекке, главную мечеть мусульманского мира, и тогда только по решению саудовских алимов, мусульманских ученых, была допущена атака на них, применение силы против террористов, захвативших мечеть[28].

Поэтому некоторые исследователи стали употреблять понятие "исламский терроризм", хотя многие мусульмане считают его неприемлемым. Следует объяснить, в каком смысле этот термин стали использовать некоторые исследователи. Эта проблема очень серьезная – проблема доверия к мусульманскому миру, проблема сотрудничества с мусульманским миром в решении очень многих мировых проблем, включая проблемы экстремизма и терроризма.

Очень важен и глобальный фактор. Борьба, противостояние и действия международной коалиции, с участием, в том числе и России, с международным экстремизмом и терроризмом, который больше, чем на 90%, является мусульманским, исламским по исполнителям, по лозунгам, по программам, по источникам финансирования и т.д. Эта борьба по многим направлениям ведется с определенными успехами. Хотя следует подчеркнуть, что это же не оценка, а скорее, объективный факт. После 11 сентября количество террористических актов в мире не уменьшилось, а увеличилось, и количество жертв увеличилось. В том числе это происходит и в арабских, мусульманских странах: в Индонезии, в Тунисе, в Марокко, в Египте, в Турции, где было много террористических актов за эти годы[29]. После прихода "арабской весны" центр международного терроризма переместился в Исламское государство (ИГИЛ-с 2013 г., ИГ-с 2015 г.-автор)[30].

По многим направлениям определенного рода успехи достигнуты, но есть один фронт, который проигран, полностью провален, а фронт очень важный. Если бы сейчас жили в советские времена, можно было бы сразу сказать, что идеологическое сражение террористам проиграно мировым сообществом. Идеологи исламского экстремизма выигрывают пока с нулевым счетом идейное сражение с умеренными взвешенными силами. На наш взгляд, трудно согласится с теми, кто говорит, что исламские экстремисты – это малограмотные люди, которые не знают Ислама, и их лидеры – необразованные. Ничего подобного. Исполнителями терактов, конечно, могут быть молодые, малограмотные и необразованные люди, но их лидеры, идеологи в исламском отношении подкованы безупречно, и они выигрывают идейный бой против государственных правоохранительных сил, которые часто просто говорят: "Да что с ними спорить по вопросам ислама?! Ислам не нуждается в защите! Ислам – это великая мировая религия! Это идеи гуманизма, толерантности и мира! Что с ними спорить по этим вопросам?!". Уход от полемики по этим вопросам дает огромное преимущество, огромный потенциал для того, чтобы рекрутировать все новых и новых членов, исполнителей терактов, сторонников экстремистской идеологии в свои ряды[31].

Есть целый ряд ключевых исламских концепций, та же самая концепция джихада, многие другие, которые меньше знакомы массовому, общественному сознанию. Поскольку тут уже начинается конкретика и детальные, очень сложные, казуистические концепции отношения к неверным, к не мусульманской власти, деление мира на несколько составляющих: мир войны, мир Ислама и мир договоренностей или мир согласия, договора. Очень много сложных проблем, которые, прежде всего, связаны с правовыми концепциями, с оценкой современной мусульманской правовой мыслью, с современной ситуацией[32].

Можно привести один пример, чтобы подтвердить эту мысль. Если открыть любой современный учебник, в том числе вузовский, для факультетов шариата, исламских исследований, по международным отношениям в Исламе, открыть главу по правилам ведения военных действий, то каждая глава начинается с рассуждения о том, что является основой легитимного использования вооруженной силы. В каких случаях Ислам дает право использовать вооруженную силу? И говорят авторы этих исследований, что в исламской общественной мысли есть две точки зрения на этот вопрос. Первая – борьба с неверием, т.е. борьба против не мусульман, искоренение неверия, т.е. резкое, агрессивное отношение ко всем не мусульманам. И вторая точка зрения – отражение агрессии. Причем в истории мусульманского мира, исламской общественной мысли эти две точки зрения всегда существовали[33].

Более того, на протяжении многих веков преобладала точка зрения, что основой ведения легитимных военных действий является борьба именно с неверием, а не отражение агрессии. Так склонны думать огромное количество авторитетных исламских богословов, как прошлого, так и настоящего времени. И эта точка зрения стала классикой в исламской общественной мысли [34].

В этом отношении идейное сражение с экстремистами проиграно. А исламский экстремизм, прежде всего, идейный. Наивно предполагать, что террористы, осуществляющие свои преступления под флагом ислама, действуют только потому, что им платят деньги. Деньги нужны, как нам кажется, только для реализации преступления, как инструмент реализации и не более того. Идейное сражение нужно с ними выигрывать. Можно ли выигрывать это идейное сражение? Можно. Можно и проиграть, если быть плохо к нему готовым. Но если его просто не вести, то мы сразу же сдаем позиции навсегда. Следует отметить, что исламская общественная мысль, с одной стороны, используется для обоснования экстремизма, а с другой стороны, наоборот, может быть использована для обоснования альтернативы взглядам экстремистов. Это направление крайне важно [35].

Но есть еще одна важная проблема: какое место мусульманский мир может и должен найти сегодня в процессах современного глобализирующегося мира. По этому вопросу есть несколько точек зрения. Одна из них говорит, что мусульманский мир – абсолютно враждебно воспринимает глобализацию. Те процессы, которые характеризуют современное мировое развитие, отторгаются Исламом. Ислам смотрит на них как на своего оппонента, если не как на своего противника и врага. И эта точка зрения очень сильна, активна, очень громко звучит. Причем она громко звучит с обеих сторон. Есть мусульманские авторы, которые говорят абсолютно, что глобализация – это новое издание крестовых походов и не иначе. Глобализация – это такая концепция, которая путем разного рода хитростей пытается придумать еще один способ установления мирового западного, американского, прежде всего, господства над Исламом. По сути эта и есть новый крестовый поход Запада против Ислама[36]. Отсюда и вывод, что это абсолютно неприемлемо, что нужно не просто держать оборону, а с этим активно бороться. Как бороться? А вот примерно как делали те, кто совершил акт 11 сентября: проводить удары против символов не исламского мира. В этом отношении до сих пор западный мир (да и Россия в этом смысле тоже может быть причислена к этому не исламскому, в этом смысле западному миру) не гарантирован от террористических атак.

Как это оценивают представители западной общественной мысли? Например, книга "Ярость и гордость" итальянской исследовательницы ислама Ориана Фалаччи посвящена этой теме. Она выразила ведь не только свою точку зрения. Она выразила точку зрения западного сообщества, которое ненавидит мусульман. Она ненавидит не только террористов, а она исходит из того, что террористы – это и есть суть самого ислама, суть самой культуры. И когда оппоненты говорили ей: "Ну, как же так! Ведь европейская культура исходит из уважения других культур, из диалога с другими культурами! Как же вы можете так ненавидеть Ислам?!". А она говорит: "А никакого противоречия нет. Мы уважаем другие культуры, но у Ислама нет культуры вообще. Ее нет, не присутствует в принципе и никогда не было, ничего нет, никаких культурных достижений нет. Вообще отсутствует эта культура" [37].

Да, такая точка зрения, которая утверждает, что современный мусульманский мир абсолютно противостоит современному глобализирующемуся миру, есть, и отрицать этого нельзя. И в этом отношении, сколько бы мы вербально не отвергали концепцию Хантингтона, опубликованную в 1993 г., признаки столкновения цивилизаций есть, действительно они существуют. Вместе с тем, есть, конечно, и другая точка зрения, согласно которой точки соприкосновения есть. И перспективы сближения, вхождения мусульманского мира в современные глобальные процессы со своей собственной составляющей, не вхождение за счет отказа от своих ценностей и принятия полностью западных или общемировых (что значит, прежде всего, западных) стандартов, а именно со своими ценностями, - такая перспектива в целом есть. Отчего она зависит? От многих факторов. И как было отмечено выше, один из очень важных факторов – как будет обосновывать такую перспективу исламская общественная мысль[38].

А что она делает в этом отношении? На наш взгляд, до недавнего времени среди очень многих разнообразных течений исламской общественной мысли можно было выделить три основных. Есть разные точки зрения, разные классификации, но нам кажется все-таки, что три основных отчетливо выделяются. Это следующие направления исламской общественной мысли. Первое течение – такое консервативное, которое стоит на примерно таких позициях: сохранить все, как есть, и ничего серьезно не менять. Вот как сейчас есть, сложился мусульманский мир со своим каким-то особым местом и характером отношений с не мусульманскими странами, вот так все это нужно и сохранить, ничего серьезно не менять[39].

Вторая точка зрения – фундаменталистская, иногда ее называют исламистской. Хотя термин "исламистский", в отличие от "исламский", например, по-арабски выразить невозможно. Это все равно, что "российский" и "русский" по-английски, все Russian, никак не удается по-другому. Так же и здесь – фундаменталистский, иногда говорят "ваххабитский", т.е. та позиция, которая обосновывает необходимость проведения реформ исламского мира в направлении возврата к каким-то там исламским исконным ценностям. К каким? Идеологи этого течения считают по-разному. Одни говорят: к первоначальному Исламу времен пророка и первых поколений мусульман. Другие говорят: к средневековому османскому Исламу. В другом случае - возврат к каким-то золотым временам Ислама. Поэтому этот именно отказ от стандартов истинного Ислама и привел к кризису, слабости мусульманского мира[40].

И третья позиция, которая является модернистской. Она базируется на позициях вестернизации жизни мусульманских стран и использовании Ислама лишь для обоснования безграничной вестернизации. Все делать для того, чтобы воспринимать западные стандарты, и использовать Ислам лишь для прикрытия идейного обоснования такой линии. В России тоже есть такая линия, правда в российских условиях она немного по-другому звучит, но по сути дела она ставит эту же цель – это так называемый евроислам в современных условиях. Есть целая группа таких интеллектуалов, прежде всего в Татарстане, которая выдвигает концепцию евроислама. Евроислам – это такая концепция, которую очень хорошо обсуждать с бутылкой дорогого французского сухого вина, еще лучше в Париже. Ну, на крайний случай можно и не в Париже, в Москве или в Казани, но в хорошем ресторане, в хорошем кафе. Причем это искренние люди, которые действительно хотят реформирования, прогресса для своей страны, своих людей, даже своего народа, но для них Ислам - не более, чем рамка, которая позволила бы обосновать восприятие, прежде всего, западных либеральных, демократических, в этом смысле позитивных ценностей[41].

И на фоне этих трех течений пропадало, пожалуй, самое востребованное течение исламской общественной мысли, то, которое не консервирует то, что сейчас есть, закрывая глаза на то, что в развитии мусульманского мира наступил определенный тупик, нужно находить какие-то новые ответы на процессы современного мира. И не линия, которая иллюзорна, которая делает ставку на иллюзию, на возможность возврата к временам жизни пророка и формулирует такой идеал, который в реальной жизни никогда не существовал, это иллюзия, это невозможно сделать. Но, конечно, не такая безудержная вестернизация, которая относится к Исламу не как к ценности, а как лишь к инструменту для обоснования каких-то реформ и, по сути дела, отказа от собственных исламских традиций[42].

На этом фоне терялась тенденция, которая бы с точки зрения самого Ислама осмысливала современный мир исходя не из буквальных, точных, мелочных предписаний, которые годились, может быть, для Средних веков, а исходя из основополагающих постулатов, ценностей, принципов, подходов самого Ислама к современному миру, которая могла бы посмотреть на современный мир исходя из основополагающих концепций, принципов Ислама, а не держаться за его частные предписания.

Можно привести пример. Когда в начале 2001 г. "Талибан" разрушил буддийские памятники в Бамиане, был знаменитый скандал, когда весь мир возмутился. Когда мы говорим "весь мир возмутился", значит, мы должны понять, что и Китай возмутился, и Индия, и вся Африка. Весь мир, конечно, не возмутился, но просвещенный мир был очень уязвлен этими вещами. Организация исламской конференции, ведущая исламская международная организация, направила туда свою делегацию во главе с крупнейшим современным исламским мыслителем Юсефом Карадавой. Она направила его в Афганистан во главе группы мусульманских мыслителей с надеждой, что ему удаться уговорить "Талибан" не разрушать памятники. Не удалось им это сделать. По возвращении из поездки Юсеф Карадава выступал по каналу "Аль Джазира" в прямом эфире и рассказывал, как это все происходило, как они пытались уговорить и им не удалось это сделать. Он сказал: "Если бы это произошло в Средние века, это было бы нормально, и никто внимания не обратил бы". Действительно, это можно рассматривать как идолы, и действительно, отношение к этим памятникам можно было рассматривать как идолопоклонничество, как некое язычество, очень резко осуждаемое Исламом. И если бы разрушили эти памятники в Средние века, никто бы не заметил. Ну, разрушили там где-то, в какой-то провинции, ну, и все. "Но сейчас-то, - говорит, - мы должны учитывать, какова будет судьба мусульман в буддийских странах, каково будет отношение к мусульманам в Индии или в других странах, в Бирме". Это совсем другая ситуация, совсем другое время[43].

В последнее время появилась знаменательная тенденция, связанная с тем, что в ряде мусульманских стран власти сделали свой выбор, оценивая соперничество различных идейных исламских течений. Но пока власть предпочитает не вмешиваться в конкуренцию, споры и столкновения этих исламских течений. Но сегодня, видимо, наступил такой рубеж, что власти в целом ряде мусульманских стран были вынуждены сделать этот выбор. И это касается не только относительно умеренных стран, хотя и достаточно консервативных, как, например, ОАЭ, Кувейт, но это характерно даже для Саудовской Аравии.

Это было заметно во время заседании III чрезвычайной сессии Организации исламской конференции в декабре 2005 года, когда выступил с речью король Саудовской Аравии. Некоторым показалось, что перед ними выступает какой-нибудь просвещенный монарх страны, которая имеет теснейшие связи с Европой (например, марокканский или иорданский король), но никак не саудовский монарх [44].

Тем не менее, сегодня современный мусульманский мир находится на перепутье. У него, в принципе, есть перспективы на вступление в современный мир со своими собственными позициями, культурно-цивилизационными ценностями. Но для этого нужны очень серьезные реформы, изменения, шаги, которые должны быть предприняты на собственно исламском фронте. И в этом отношении многие из этих шагов, их результативность и перспективность зависят от того, будут ли они поддержаны теми, кто видит эти тенденции, за пределами мусульманского мира. До сих пор подобного рода ощущения серьезной солидарности с этими течениями нет. Есть только общие слова: "Да, мы против терроризма, но за Ислам"[45].

Ведь мир не делится на цивилизованный, т.е. западный и нецивилизованный, т.е. мусульманский. Цивилизованное и нецивилизованное начало есть везде. Как нам кажется в любом обществе, в каждом из нас, есть и резкое, непримиримое, темное начало и светлое начало. Нужно находить союзников везде в этом направлении. Хотя сложности на этом пути можно предполагать очень серьезные.

Директор Иорданского королевского института межрелигиозных исследований Хасан Абу Нима думает, что единство исламского мира не является условием диалога мусульман и христиан. Ватикан не олицетворяет собой весь христианский мир, который также отличается разобщенностью. Мнения людей не могут совпадать по всем вопросам. Если в диалоге не будет разногласий, в нем не будет и необходимости. Ведь основная идея диалога - это выявление разногласий[46]. Даже в Коране говорится следующее по этому поводу: "О люди! Воистину, Мы создали вас из мужчины и женщины и сделали вас народами и племенами, чтобы вы узнавали друг друга, и самый почитаемый перед Аллахом среди вас - наиболее богобоязненный. Воистину, Аллах - Знающий, Ведающий"[47].

На протяжении всей истории человечества между мусульманами, христианами, евреями ведется постоянный диалог. Диалог не может быть запланирован или запрограммирован, это естественное явление человеческой природы.

Сегодня исламская общественная мысль продолжает рассуждать об Исламе и мусульманском мире, о Западе и западных обществах, о проблемах глобализации и модернизации, о перспективах мирового развития и т.д. Ниже приводим некоторые тезисы, отражающие суть выше названных проблем современного мира.

1. Сосуществование Ислама и Запада. Здесь просматривается определенный аналог с "холодной войной" 50-80 гг. XX в. между СССР и США.

2.Конвергенция. Постепенное взаимопроникновение и взаимная трансформация мусульманского мира и современных глобализационных процессов.

3. Ислам - как центр и выразитель общемирового протеста. Участие мусульманского мира в общемировом протестном движении за коррекцию нынешнего курса глобализации. Этот вариант развития событий предполагает, что политическая доктрина Ислама станет общим дискурсом для всех протестных сил на планете, выступающих за коррекцию нынешней глобализации.

4.Безусловно, вариант силового подавления абсолютно бесперспективен, и это понимают в США, которые применяют и другие, более "мягкие" методы давления на мусульманский мир. С другой стороны, вариант "поглощения" мусульманского мира Западом также вряд ли может увенчаться успехом. Мусульманский мир отнюдь не замыкается на тех или иных государствах. Ограниченность методов экономического и культурного "поглощения" в случае с мусульманским миром демонстрируют сегодня мусульманские диаспоры, проживающие на Западе, которые, несмотря на мощное внешнее воздействие, зачастую лишь закаляются и укрепляются в собственной идентичности. Кроме того, сценарий "поглощения" в ХХ в. уже пытались реализовывать британцы - но безуспешно[48].

5.Другой вариант – эта "холодная война", которая может быть объявлена Исламу Западом. Этот вариант вряд ли имеет перспективы реализоваться, так как противоречит самой сути глобализации, для которой не должно быть закрытых пространств, да и мусульманский мир не обладает мощным ресурсом подобно СССР, чтобы противостоять второму полюсу мировой системы в рамках глобального двухполюсного противоборства. Говорить об этом варианте можно только в той степени, в которой мусульманский мир будет выступать неким противовесом глобальному капитализму и проектам однополюсного мира, обеспечивая тем самым определенной баланс мировой системы. Об этом подробнее в работе автора "История конфликта Ислама с Западом"[49].

6. Существует и оригинальный и маловероятный вариант взаимоотношение Ислама с остальным миром в период глобализации. Он возможен только в том случае, если ведущие мировые державы пойдут на создание некоего подобия общемусульманского халифата на землях бывшей Османской и Арабской империй. Этот новый халифат должен сделать исламское движение, ныне почти не связанное с каким-либо конкретным государством, зависимым от национальных и государственных интересов. В перспективе такой халифат неминуемо должен будет постичь участь СССР, то есть мусульманский мир может "завязнуть" в проблемах своего государства и потерять глобалисткий и революционный дух. Но этот вариант представляется не столь уж фантастическим, поскольку в 2013 году было создано Исламское Государство (Новый Халифат), в создании которого, по мнению некоторых экспертов, принимал участие и Запад. Сейчас против Исламского Государства идет война, в ней вовлечена и Россия (с осени 2015 г.). За короткое время своего существования Исламское Государство полностью декретировало себя, показывая свою варварскую и средневековую суть и модели организации власти. Об этом подробнее в работе автора "Возникновение ИГИЛ – как результат активной политизации Ислама"[50].

На наш взгляд, в мусульманском мире возобладают тенденции к выражению общей протестной роли Ислама. Этот фактор будет усиливаться с течением времени: сопротивление нынешней модели глобализации и исламский политический проект будут вызывать симпатии с самых разных сторон, но вряд ли данный процесс приобретет характер "мировой революции", хотя Исламское государство наделало много шума, чего так боятся на Западе. Участие мусульманского мира в движении за коррекцию глобализации будет влиять на выработку новых форм мировой социальной организации.

Таким образом, "протестный" вариант будет выступать не в качестве самостоятельного сценария мирового развития, а в качестве инструмента продвижения варианта конвергенции в интересах самого мусульманского мира и составляющих его государств, которые увеличат свое влияние на характер глобализационных процессов, разворачивающихся на планете[51].

Вероятно, конвергенция мусульманского мира и Запада может принимать самые разные формы, в том числе формы жесткой общественно-политической борьбы и силового противостояния. Через мучительную "притирку" и взаимную адаптацию будут формироваться новые представления о совместном развитии и миропорядке, будет происходить взаимообогащение сторон, в котором важно учесть социально- экономические и морально - философские проблемы и Запада, и мусульманского мира[52].

Данный процесс можно охарактеризовать как конфликтный диалог, при ведении которого мусульманский мир будет выступать в качестве союзника всех мировых сил, выступающих за внесение существенных изменений в преобладающую ныне модель глобализации. Это может стать самым весомым вкладом мусульман в развитие человеческой цивилизации со времен золотого века арабо-мусульманской цивилизации. Но говорить об этом станет возможным только тогда, когда нынешний всплеск пассионарности мусульманского мира приведет к тому, что он в полной мере станет субъектом своей судьбы. На данный момент времени мусульманский мир раздроблен политически, лишен стабильности и слаб в военном отношении[53].

По нашему мнению, роль консолидирующего фактора в мусульманском мире в современных условиях может сыграть политическая доктрина Ислама, переживающая сегодня новую фазу своего развития, связанную с решением проблем глобализации. Исламский политический дискурс, становящийся общей идеологической базой, "языком" всего пробуждающегося мусульманского мира будет определять множество форм контактов мирового мусульманского сообщества с процессами глобализации и влиять на характер этих процессов[54].

Завершая данную работу, можно сделать следующие итоговые выводы.

В мусульманском мире в конце XX и начале XXI накопилось огромное количество проблем политического, экономического и культурного характера.

Возникла и укрепилась устойчивая ситуация противоборства между Исламом и Западом по основным проблемам мирового порядка.

В самом мусульманском мире возникли и возникают очаги сопротивления (эътироз-араб.) политического, социально-экономического и культурного (отчасти религиозного) характера против государственной власти (как это происходит сегодня в странах Магриба и Ближнего Востока).

Салафитский ислам набирает обороты и пытается возглавить эти очаги сопротивления. Но последние события в Северной Африке и на Ближнем Востоке показали, что идеи салафизма поддерживаются не только более 20% населения этих стран, но джихадистами всего мира. В создание Исламского Государства принимали активное участие салафиты после "арабской весны". Сегодня салафиты, джихадисты и другие радикалы совместно борются за созданием Нового Халифата[55].

Идет процесс зарождения и становления исламской демократии, которая пытается вобрать в себя не только некоторые либеральные, но и исламские ценности. Мусульманские страны Магриба, некоторые страны Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии, возможно, будут двигаться в этом направлении. Для Турции, Азербайджана и стран Центральной Азии выбор пути развития очевиден: военная демократия(в Турции), авторитаризм и традиционализм(в других).

Иран в мусульманском мире занимает особое место. Крах исламского режима там неминуем. Разработанная исламская демократия в этой страны ускорит падение этого режима. Возможно, Иран как региональная держава возглавит в обозримом будущем новые демократические процессы в некоторых мусульманских странах.

Салафитский ислам ускорит процесс модернизации Ислама, поскольку прогрессивная общественная исламская мысль постепенно будет отмежеваться от радикального Ислама. Более того, общественная исламская мысль уже находится в поисках и процессе разработки модели модернизации Ислама.

Идея "Всемирного Халифата" в сетевых структурах(прежде всего электронных) как дестабилизирующий фактор еще много времени будет усугублять конфликт Ислама с Западом.

Источники и литературы

1.Бобохонов Р.С. История конфликта Ислама с Западом. Часть первая// http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1446153780.

2. Бобохонов Р.С. Исламская общественная мысль о перспективах мирового развития//http://www.central-eurasia.com//?uid=511;Bobokhonov Rahim. Islamic public opinion about the prospects of global development// http://www.central-eurasia.com//?uid=511.

3. Число мусульман в мире, вероятно, почти сравняется с числом христиан к 2050 году – исследование//Интерфакс-Религия// http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=58376.

4. http://www.imam.ru/articles/stati.html.

5.21-я ежегодная международная Конференция по единству Мусульманского мира в Иране(4-6 мая 2010 г.)// http://abna.ir/data.asp?lang=4&Id=111599.

6. Там же.

7. Нугуд М. Кадайа ад-димукратыйа фи-судан (Проблемы демократии в Судане). Каир, 1992 (на араб.яз.), с.13.

8. Аль Арабийа, 08.05.2010.

9. Фахми X. Аль-ислам уа-д-димукратыйа (Ислам и демократия). Каир,1993 (на араб.яз.), с.56.

10. Абд аль-Кадир А. Ан-низам асийаси фи-ль-ислам (Политический режим в исламе). Каир, 1998 (на араб.яз.), с.38.

11. Абу-Джабир С. Хасан ат-Тураби раид аль-фикр аль-ислами аль-маасир (Хасан Тураби пионер современной исламской мысли). Иерусалим, 1998 (на араб.яз.), с.19.

12.Фикки М. Аль-акбат фи-с-сийаса аль-мысрийа (Копты в египетской политике). Каир, 1997 (на араб.яз.), с.23.

13.BBC, 18. 09. 2001.

14. Имара М. Тайарат аль-фикр аль-исламийа (Течения исламской мысли). Каир, 1992 (на араб.яз.), с.123; Инайет А. Аль-фикр аль-ислами ас-сийаси аль-маасир (Современная политическая исламская мысль). Каир, 1989 (на араб.яз.).

15. Фахми X. Аль-ислам уа-д-димукратыйа (Ислам и демократия). Каир,1993 (на араб.яз.), с.84.

16.Бобохонов Р.С. История конфликта Ислама с Западом. Часть первая// http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1446153780.

17. Абд аль-Кадир А. Ан-низам асийаси фи-ль-ислам (Политический режим в исламе). Каир, 1998 (на араб.яз.), с.35.

18. Абу-Джабир С. Хасан ат-Тураби раид аль-фикр аль-ислами аль-маасир (Хасан Тураби пионер современной исламской мысли). Иерусалим, 1998 (на араб.яз.), с.23.

19. Айман ас-С.А. Аль-харакат аль-исламийа уа намт джадид фи-тафаалат аль-алабийа (Исламские движения и новая форма в межарабском сотрудничестве) // Международная политика. № 113. - Каир, 1993 (на араб.яз.), с.11.

20.Али Х.И. Ат-тайарат аль-исламийа и кадайа ад-димукратыйа (Исламские течения и проблема демократии). Бейрут, 1996 (на араб.яз.), с.17.

21.Абд аль-Кадир А. Ан-низам асийаси фи-ль-ислам (Политический режим в исламе). Каир, 1998 (на араб.яз.), с.75.

22.Ибн аль-Каийм. Ат-турук аль-хукмиа фи-с-сийаса аш-шар"ийа (Методы правления в шариатской политике). Каир, 1977 (на араб.яз.), с. 22; Enayat H. Modern Islamic political thought. Austin, 1991.

23. Mohaddes-sin M. Islamic Fundamentalism: the new global threat. Washington, 1993, р.24; Tibi B. The challenge of Fundamentalism: Political islam and the new world disorder. Berkeley, 1998.

24. Имара М. Тайарат аль-фикр аль-исламийа (Течения исламской мысли). Каир, 1992 (на араб.яз.), с. 67.

25. Бобохонов Р.С. Исламская общественная мысль о перспективах мирового развития//http://www.central-eurasia.com//?uid=511;Bobokhonov Rahim. Islamic public opinion about the prospects of global development// http://www.central-eurasia.com//?uid=511.

26. Trend News, 21.11. 2009.

27. Там же.

28. Йакун Ф. Нахуа харака исламийа аламийа уахида (К единому всемирному исламскому движению). Бейрут, 1984 (на араб.яз.), с.15.

29. ВВС, 12.10. 2008.

30.Бобохонов Р.С. Возникновение ИГИЛ – как результат активной политизации ислама//www.centrasia.ru/news2.php?st=1419067980.

31. Аль Джазира, 12. 05. 2008.

32. Бобохонов Р.С. Исламская общественная мысль о перспективах мирового развития//http://www.central-eurasia.com//?uid=511.

33.Аль-Мунтахаб фи тяфсир аль-Куран аль-Карим (Избранное из комментариев к Священному Корану). Каир, 1986 (на араб.яз.), с.19.

34. Кутб С. Маалим фи-тарик (Вехи на пути). Каир, 1980 (на араб.яз.). Ат-таджаму аль-уатани ад-димукрати (Национально-демократическое объединение). Лондон, 1992 (на араб.яз.); Нугуд М. Кадайа ад-димукратыйа фи-судан (Проблемы демократии в Судане). Каир, 1992 (на араб.яз.); Рамадан А. Аль-ихуан аль-муслимун уа-т-танзим ас-сирри ("Братья-мусульмане" и тайная организация). Каир, 1992 (на араб.яз.); Маджмуа расаиль аль-имам аш-шахид хасан аль-банна (Сборник посланий мученика имама Хасан аль Банна). Каир, б.г. (на араб.яз.); Думу аль-йатами (Слезы сирот). Лондон, 1995 (на араб.яз.); Фахми X. Аль-ислам уа-д-димукратыйа (Ислам и демократия). Каир,1993 (на араб.яз.); Фикки М. Аль-акбат фи-с-сийаса аль-мысрийа (Копты в египетской политике). Каир, 1997 (на араб.яз.); Хани. Ас-судан уа-ль-харака аль-исламийа. (Судан и исламские движения.) // Международная политика. № 113. - Каир, 1993 (на араб.яз.); Аль-Худайби. Дауат ла кудат (Проповедники, а не судьи). Каир, 1977 (на араб.яз.) и т.д.

35. Аль Арабийа, 13. 08. 2010.

36. Евронюс, 15. 09. 2009.

37. Ориана Фалаччи, Ярость и гордость, М.,2001, с.18.

38. Huntington S.P.The Clash of Civilizations and the Remaking of World Order, London, 1996.

39. Бобохонов Р.С. Исламская общественная мысль о перспективах мирового развития//http://www.central-eurasia.com//?uid=511.

40. Tibi B. The challenge of Fundamentalism: Political islam and the new world disorder. Berkeley, 1998, р.18.

41. Бобохонов Р.С. Исламская общественная мысль о перспективах мирового развития//http://www.central-eurasia.com//?uid=511.

42. Абу-Джабир С. Хасан ат-Тураби раид аль-фикр аль-ислами аль-маасир (Хасан Тураби пионер современной исламской мысли). Иерусалим, 1998 (на араб.яз.), с.64.

43. BBC, 25. 03. 2001.

44. Аль Джазира, 23. 12. 2005.

45. Аль Арабийа, 18. 04. 2009.

46. Trend News, 21. 12. 2009.

47.Смысловой перевод Священного Корана на русский язык// Перевод с арабского Кулиева Э., Медина, 2008, с. 673.

48. Бобохонов Р.С. История конфликта Ислама с Западом. Часть вторая// http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1446244560.

49. Бобохонов Р.С. История конфликта Ислама с Западом. Часть первая// http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1446153780; Бобохонов Р.С. История конфликта Ислама с Западом. Часть вторая// http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1446244560.

50. Бобохонов Р.С. Возникновение ИГИЛ – как результат активной политизации ислама//www.centrasia.ru/news2.php?st=1419067980.

51. Бобохонов Р.С. История конфликта Ислама с Западом. Часть вторая// http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1446244560.

52. Там же.

53. Бобохонов Р.С. Исламская общественная мысль о перспективах мирового развития//http://www.central-eurasia.com//?uid=511.

54.Там же.

55. Бобохонов Р.С. Возникновение ИГИЛ – как результат активной политизации ислама//www.centrasia.ru/news2.php?st=1419067980.

Автор: Бобохонов Рахимбек Сархадбекович, старший научный сотрудник Центра цивилизационных и региональных исследований Института Африки РАН. rahimbobokhonov@yandex.ru

Источник - ЦентрАзия


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение