Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Единый рынок нуждается в мобильных универсалах

10.11.2015

Автор:

Теги:
Сближение национальных систем образования стран евразийской пятерки – это объективная необходимость или идеальная модель вроде сферического коня в вакууме? О подготовке специалистов на пространстве ЕАЭС дискутировали участники экспертного клуба «Мир Евразии».
- Известно, что когда приняли договор о создании ЕАЭС, то из него убрали, чем особенно гордится Казахстан, практически все неэкономические вопросы. Но, с другой стороны, создание общего рынка услуг в договоре предусмотрено, и это обстоятельство рано или поздно коснется и сферы образовательных услуг, – отметил директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев. – В настоящее время сфера образования не вошла в утвержденный странами-участницами союза перечень секторов единого рынка услуг. Но не исключено, что в перспективе такой вопрос будет поставлен на повестку дня.
Политолог Эдуард Полетаев констатировал, что в условиях единого рынка труда работодатели хотят, как минимум, понимать, что представляют собой специалисты из других стран, можно ли доверять системе образования партнеров по ЕАЭС. Между тем за годы независимости накопилось немало различий – начиная с количества лет обучения в школе и аттестации выпускников и заканчивая присвоением научных степеней.
- Недавно в публичном пространстве была озвучена идея о разработке концепции общих евразийских учебников. Еще одна идея связана с проработкой варианта единого диплома для стран ЕАЭС, – рассказал политолог, добавив при этом, что в договоре о ЕАЭС прописана норма о взаимном признании дипломов.
Исключение составляют медики, фармацевты, педагоги и юристы. И если с юристами в данном случае все понятно – правоведы ограничены рамками законодательства страны, в которой они получали диплом, то в отношении медиков и фармацевтов возникает вполне резонный вопрос: а в чем разница между пациентами, скажем, в Кыргызстане и в Армении? Да и некоторые педагоги вполне могли бы преподавать в других государствах ЕАЭС, при условии, конечно, что владеют языком этой страны.  
- Вопрос взаимного признания дипломов предполагает доверие к качеству образования, которое есть у тех или иных университетов, – говорит профессор Казахстанско-немецкого университета Рустам Бурнашев. – Здесь мы сталкиваемся с еще одним вопросом, который должен решаться на институциональном уровне – это процедура аккредитации вузов, каких-то организаций, связанных со средней школой, которые будут давать реальную гарантию качества на уровне ЕАЭС. Следовательно, должны быть компетентные аккредитационные структуры. Это мировая практика – только через взаимную аккредитацию мы получаем взаимное доверие к диплому, к качеству студентов. Сейчас же к нам приезжают российские специалисты, и если они начинают работать в высшей школе, то обязаны проходить процедуру аккредитации. Получается, что казахстанская высшая школа не доверяет российской.
Речь идет о взаимном признании научных степеней. Так, в России и Армении до сих пор есть понятия «кандидат наук» и «аспирантура», «докторантура» и «доктор наук». Казахстан же перешел на западную систему подготовки PhD.
- Пока мы работаем с процедурой нострификации, у нас нет единого образовательного поля. Причем процедура эта имеет очень узкую национальную специфику, и зачастую человек вынужден, по сути, переписывать свою научную работу или корректировать ее настолько существенно, что это выливается в новый труд, – добавил профессор Бурнашев.
В свою очередь главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК Леся Каратаева заметила, что решение вопроса унификации образовательного пространства должно опираться на конкретные нужды.
- Если мы будем рассматривать вопрос сближения национальных систем образования стран ЕАЭС с точки зрения непосредственно самого образования, то получится сферический конь в вакууме (означает идеальную концепцию, оторванную от реальной жизни, – прим. авт.). Мы сможем обсудить выгоды, которые получает от создания ЕАЭС национальная система образования, отдельные вузы и программы подготовки специалистов, но и только. Все остальные вопросы будут оторваны от реальности. Если мы говорим о необходимости унификации или сближении систем подготовки кадров, то мы должны исходить из потребностей формируемого рынка труда, а также нормативно-правового регулирования трудовых отношений на евразийском пространстве, – считает главный научный сотрудник КИСИ.
По ее мнению, большинство трудовых мигрантов не нуждаются в признании дипломов – работодателя интересует, прежде всего, квалификация сотрудника, его практические навыки.
- Что касается унификации образования, мне кажется, это на данном этапе невозможно и нецелесообразно. Помимо высшего образования, есть еще и школьное, которое сильно отличается в наших странах. Вопрос даже не в том, какая это система – 11-ти или 12-летняя, а в том, что подходы к организации образовательного процесса в странах ЕАЭС разнятся. Сейчас, например, Казахстан перейдет на трехъязычное образование, и у наших детей будут совсем другие компетенции. Кроме того, если мы сейчас начнем унифицировать национальные  системы образования, это сделает их менее мобильными, неповоротливыми, – считает Леся Каратаева. – Давайте также не будем забывать, что ЕАЭС – это в перспективе не только наши пять стран. Возможно расширение за счет вхождения других государств, и они необязательно будут странами постсоветского пространства. Что тогда будем делать? Полагаю, торопить события не стоит, надо подождать. Сначала должен сформироваться спрос, а потом предложение.
Главный научный сотрудник Центра военно-стратегических исследований Андрей Хан согласен с тем, что в вопросе реформирования образования торопиться не стоит. Однако он убежден: реформа необходима, и это вопрос выживания.
- В вопросах образования необходимо быть консерватором. Образование нельзя постоянно переделывать, усовершенствовать – должна иметься традиция. Назовите мне общепризнанную научную школу в Казахстане! – обратился он к другим участникам заседания и после возникшей паузы добавил, что в КазССР такие школы были. – Сначала мы должны определиться, какой человеческий капитал нам нужен. Почему это важно? Мы живем в сложное время. В ближайшие 50 лет мир будет лихорадить. Постоянная турбулентность, цикличность кризисов приводят к тому, что происходит очень серьезное переформатирование, в том числе, и рынков трудовых ресурсов на фоне слабо регулируемых миграционных процессов. Универсальность образования важна еще и потому, что существует точка зрения, мол, каждые 7-10 лет люди должны менять свою профессию, переучиваться. А насколько универсальное образование позволяет переходить из одной профессии в другую через систему быстрой переподготовки?
Говоря о грядущих испытаниях, военный эксперт имел в виду глобальные пертурбации – борьбу за установление нового, двух- или многополярного, мирового порядка. Но если отбросить в сторону страхи по поводу возможных войн – нескольких локальных или одной мировой, то в любом случае мобильность, обучаемость и приспособляемость не повредят никому. Глобальный кризис вкупе с системным экономическим кризисом в каждой из стран ЕАЭС может повлечь за собой сокращение штатной численности работников ряда отраслей. В этом случае наилучшие шансы на достойную жизнь принадлежат тем, кто готов осваивать новые, востребованные специальности. При этом трудовые ресурсы могут требоваться не только в другом регионе страны проживания, но и в другом уголке ЕАЭС.  
Уже сейчас, по словам участников экспертного клуба «Мир Евразии», есть примеры того, как спрос работодателя формирует миграционные потоки и новые направления пассажирских перевозок. Особенно заметны эти процессы в приграничных районах государств ЕАЭС. А это значит, что рано или поздно вопрос единого образовательного пространства будет поднят на высоком уровне.

Сергей Михайличенко

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение