Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Мнение эксперта. «Россия начинает. Кто выигрывает?»

05.09.2008

Автор:

Теги:

На долгой дороге из Москвы в столицы центрально-азиатских республик все последние дни - пыль столбом. Один за другим побывали в Таджикистане президент Дмитрий Медведев, в Узбекистане - премьер Владимир Путин, Туркменистане - первый заместитель главы правительства России Виктор Зубков. Военная стычка с Грузией - союзником США на Кавказе - и ответная истерия Запада на полученную агрессором зуботычину побудили Россию к активной демонстрации своего политического и экономического влияния в отношениях с традиционными партнерами. И, прежде всего, - с государствами Центральной Азии. Ведь именно из этого региона транзитом через Россию поступает в процветающую Западную Европу «голубая кровь» экономики - природный газ. Политическая поддержка миротворческих действий Москвы с азиатского направления призвана умерить аппетиты тех, кто стремится обеспечить Кремлю режим, по крайней мере, экономической изоляции. Требовалось наглядно показать всему западному миру: дескать, по эту, восточную часть бастиона в самом центре Евразии позиции России как никогда крепки и надежны. И запланированный на конец августа очередной саммит стран Шанхайской организации сотрудничества в Душанбе пришелся для этих целей ну очень кстати.

Кавказский синдром

На официальной церемонии встречи в таджикской столице президента России, как и глав других государств, приветствовали артиллерийскими залпами. Не факт, что грохот орудий не заставил Дмитрия Медведева невольно поморщиться: канонада грузинских событий и сегодня многим не дает спать спокойно. Но итоги саммита ШОС все же позволили российскому президенту принять вид победителя.

Да, никто из участников встречи и не пытался вести речь о возможном признании вслед за Москвой независимости южноосетинской и абхазской автономий. Прямого одобрения военной кампании против Грузии под душанбинским небом так и не прозвучало. И тому есть причины. Каждый из участников ШОС, куда помимо России входят Казахстан, Китай, Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан, а также страны-наблюдатели при этой организации - Индия, Иран, Монголия и Пакистан - имеют свои резоны и профит от партнерства с государствами Запада.

Однако в итоговой декларации душанбинского саммита стороны ясно выразили поддержку миротворческих позиций Кремля по снятию кавказского синдрома. «Главы стран ШОС приветствуют одобрение в Москве шести принципов урегулирования конфликта в Южной Осетии и поддерживают активную роль России в содействии миру и сотрудничеству в данном регионе», - говорится в этом документе. В декларации также особо подчеркивается приверженность стран организации принципам национального суверенитета и неприменения силы для решения споров.

Проведя в рамках душанбинского саммита еще и ряд двусторонних встреч - например, с главами Китая Ху Цзиньтао, Казахстана Нурсултаном Назарбаевым, Ирана Махмудом Ахмадинежадом, - российский президент добился главного. Пока на Западе только вырабатывают свое отношение к демаршам Москвы в сердце Кавказа, участники душанбинского саммита продемонстрировали сплоченный прагматизм по поводу событий вокруг Цхинвали. Дмитрий Медведев оценил такую поддержку по заслугам. «Единая позиция стран ШОС получит должный международный резонанс и послужит серьезным сигналом тем, кто пытается выдать черное за белое и оправдать совершенную агрессию грузинского руководства», - заявил он, при этом не забыв высказать партнерам по диалогу благодарность за «понимание и объективную оценку предпринимаемых Россией миротворческих усилий».

Не будите, да не будимы будете

Однако конфликт на Кавказе, судя по всему, преподнес Москве и другие уроки. Показное братание Грузии с Соединенными Штатами и Западной Европой, стремление Михаила Саакашвили одним пинком солдатского сапога открыть для страны двери в НАТО, попытки Украины - партнера официального Тбилиси по ГУАМ - поднять на сушу из Севастопольской бухты якоря Черноморского военного флота России, шквальный ветер критики в адрес Кремля по всему миру за якобы допущенное нарушение основ международного права... Все эти события, еще вчера казавшиеся дурным сном, разбудили, наконец, русского медведя.

И тревожиться есть о чем. Потеря в лице Грузии, объявившей о своем выходе из СНГ и разрыве дипломатических отношений с Россией, возможного ключевого партнера на Кавказе, отдает это геополитическое пространство под рифленую подошву натовского ботинка и открывает США и Евросоюзу, о чем так долго мечтали заокеанские ястребы, доступ к горловине Прикаспийского и Среднеазиатского регионов. К той самой воронке, через которую в ненасытную утробу западной экономики, как ожидается, щедро польются альтернативным российским поставкам потоком нефть и газ. Конечно, не просто так и за деньги. Не исключено - под прицелом не только радаров американской системы ПРО, прописавшейся теперь и в Европе, но и неприхотливой в полевых условиях автоматической винтовки М-16. Ведь лучших гарантий для своих инвестиций в иных транснациональных корпорациях и не желают.

В Кремле, по традиции, подобным перспективам готовят свой ответ. Как следует ожидать, адекватный. Суть его - в оказании противодействия агрессивно-наступательной политике США и их партнеров на постсоветском пространстве.

На честном слове и на одном крыле

Прежде всего, Россия усиливает военное присутствие в странах Центральной Азии. И на первом этапе главным объектом влияния выбран Таджикистан. Это определилось по итогам официальных переговоров Дмитрия Медведева и президента дружественной республики Эмомали Рахмона, состоявшихся в Душанбе по завершении саммита ШОС. Главы двух государств не ограничились обсуждением перспективных направлений торгово-экономического сотрудничества, в том числе в стратегических отраслях - гидро- и топливной энергетике.

В центре внимания оказалось и военно-техническое партнерство двух стран. В результате Россия получила право разместить на территории Таджикистана еще один свой военный объект - в дополнение к дислоцированной в этой республике 201-й российской военной базе. Речь идет о совместной эксплуатации в военных целях аэропорта города Гиссара, расположенного в десяти километрах к западу от Душанбе. Он включает в себя объекты фронтового назначения, пригодные для приема вертолетов, штурмовой и военно-транспортной авиации. Сегодня этот аэродром используют вертолетные подразделения ВВС Таджикистана. Как заявлено по итогам переговоров, Россия достроит здесь и ряд недостающих объектов. «Мы будем укреплять военно-техническое сотрудничество по всем направлениям, - заявил по этому поводу Дмитрий Медведев после переговоров с Эмомали Рахмоном. - Мы договорились о совместном использовании аэропорта «Гиссар» по линии Министерства обороны». Кроме того, в своем совместном заявлении главы двух государств подчеркнули особое значение 201-й российской военной базы как «важного фактора обеспечения региональной безопасности и стабильности в Центральной Азии».

Передачу под контроль Министерства обороны России таджикского аэропорта, где в советские времена дислоцировался авиавзвод, и вправду переоценить трудно. Это можно связать сразу с несколькими задачами. Например, участники душанбинского саммита ШОС подписали соглашение о создании отдельной структуры по борьбе с наркотрафиком из Афганистана. Не исключено, что к обеспечению этой деятельности и будет привлечена вновь создаваемая база. Тем более что председательство в Шанхайской организации сотрудничества отныне перешло к России, масштабными полицейскими операциями против наркотранзита под эгидой ШОС будет руководить глава российского МВД.

Военная база России в Таджикистане создана на основе 201-й мотострелковой дивизии в октябре 2005 года. В ее состав входят три мотострелковых полка, части боевого, технического и тылового обеспечения, дислоцированные в Душанбе, Кулябе и Курган-Тюбе. В Таджикистане 201-я военная база находится на основании Договора о коллективной безопасности 1992 года, Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи 1993 года. Весной 1999 года был подписан специальный Договор о статусе и условиях пребывания этого российского военного объекта на таджикской территории. 16 октября 2004 года заключено межправительственное соглашение Российской Федерации и Таджикистана о составе и организационно-штатной структуре базы.
Но основной задачей эскадрилий в Гиссаре станет поддержка операций 201-й российской военной базы - одного из самых боеспособных на сегодня воинских подразделений в составе Вооруженных сил Российской Федерации. Ее три мотострелковых полка, части боевого, технического и тылового обеспечения расположены в гарнизонах Душанбе, Куляба и Курган-Тюбе. Использование инфраструктуры Гиссара даст российским военным подразделениям в Таджикистане существенное преимущество в авиационной разведке и переброске сил в зоне своего действия. Кроме того, в связи с предпринимаемым перевооружением 201-й базы Таджикистану передается ее прежний арсенал общей стоимостью около одного миллиарда долларов США. Таким образом, армейские подразделения горной республики становятся одними из самых «зубастых» в регионе. А в комплексе все эти двусторонние договоренности не только меняют соотношение сил в Средней Азии, но и разворачивают внешнюю политику самого Таджикистана в направлении дальнейшего развития партнерства с Россией.

Картография будущего

Следующим шагом по расширению военного присутствия России в регионе может стать размещение ее воинского контингента в городе Ош на юге Кыргызстана. Достаточно оценить ситуацию по географической карте. На севере этой страны в городе Канте уже дислоцирована российская военно-воздушная база. Этот объект имеет статус воинского формирования ВС России как части Коллективных сил быстрого развертывания ОДКБ (Организации договора о коллективной безопасности. - Прим. ред.). «Нужно как следует здесь закрепиться - стратегически это очень важное место, важно наличие здесь российской армии», - так, к примеру, оценил стратегическую значимость авиабазы в ходе ее очередного посещения министр обороны России Анатолий Сердюков.

Военный аэродром Кант, расположенный в двадцати километрах к востоку от Бишкека на высоте 777 метров выше уровня моря, - один из двух аэродромов Кыргызстана, пригодных для размещения боевых самолетов. Первый - международный аэропорт «Манас» - в настоящее время занят силами международной антитеррористической коалиции, обеспечивающей проведение военной операции в Афганистане. В Канте разместилась авиационная группировка КСБР ОДКБ, включающая самолеты Су-25 и Су-27, учебно-тренировочные L-39, транспортный Ан-26 и вертолеты Ми-8. Межгосударственное соглашение между Россией и Киргизией «О статусе и условиях пребывания российской авиационной базы на территории Кыргызстана» было подписано 22 сентября 2003 года. Соглашение рассчитано на пятнадцать лет с автоматическим продлением на последующие пятилетние периоды.
А вот ошский военный плацдарм потенциально важен для России как практически единственный пункт сухопутного обеспечения 201-й базы в Таджикистане в случае ее возможной блокады со стороны третьих сил. Ведь еще один маршрут автомобильной доставки грузов стратегическому адресату - через Узбекистан - небезопасен при обострении внутренней ситуации в этой республике. Потенциальное размещение в Оше российского воинского контингента делает маловероятным «блокирование базы в Таджикистане, что может произойти в случае вмешательства США во внутренние дела Ирана. Кроме того, российские базы в Таджикистане и прикрывающая ее база в кыргызстанском Оше сделали бы невозможным и полноценное военное давление на Китай», - прогнозирует в этой связи представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Таджикистане Андроник Дереникьян.

Отметим еще один аспект наращивания военного присутствия России в регионе. На душанбинском саммите члены ШОС договорились о проведении совместных антитеррористических учений. Первая такая крупная демонстрация возможностей российско-китайских совместных военных действий прошла в августе 2007 года на полигоне под Челябинском, сразу после бишкекского заседания глав государств ШОС и вызвала немалый резонанс на Западе. А сегодня на том же Чебаркульском плацдарме в Челябинской области разворачиваются не менее масштабные оперативно-стратегические совместные учения «Центр-2008» с участием двенадцати тысяч военнослужащих и тяжелой боевой техники вооруженных сил России и Казахстана. На маневрах отрабатываются практические действия войск по организации территориальной и гражданской обороны, ликвидации террористических групп, уничтожению баз, складов, вопросы по нейтрализации последствий возможных гуманитарных, экологических и техногенных катастроф. «Мы подписали новый документ, который конкретизирует и детализирует практику проведения совместных учений в рамках ШОС для борьбы с терроризмом, поэтому учений вы еще увидите немало», - заявил журналистам в этой связи министр иностранных дел России Сергей Лавров.

Нацелилась Россия и на решение вопросов по урегулированию конфликта в Афганистане.

Борьба с терроризмом, отметил Дмитрий Медведев, является важнейшей сферой деятельности Шанхайской организации сотрудничества. «Большое значение придаем активизации ШОС на афганском направлении, - подчеркнул он. - Лишь совместными усилиями можно эффективно противостоять террористической и наркотической угрозам, исходящим с территории этой страны». И если на саммите ШОС-2007 в Бишкеке президент Таджикистана Эмомали Рахмон внес предложение о проведении конференции по Афганистану на уровне министров экономики государств организации, то в Душанбе президент России выступил с идеей придать ей специальный международный статус в рамках ШОС.

Стратегам на Западе вряд ли по душе новый расклад, инициируемый Россией. В европейских столицах и Вашингтоне делают все возможное, чтобы вовлечь страны всего центрально-азиатского региона в орбиту своих интересов и вывести их из-под влияния Москвы. Не потому ли официальный Бишкек, судя по сообщениям в прессе, сегодня больше озадачен перспективами возможного расширения авиабазы коалиционных антитеррористических сил НАТО в аэропорту «Манас», чем содействием российским интересам в ошском направлении. А за пространство в небе над Душанбе, к примеру, борется еще и дислоцированное в таджикской столице подразделение технической поддержки военно-воздушных сил Франции, задействованных в Афганистане. Вспомним и о том, что недавно один из таджикских аэродромов планировалось передать в пользование военно-воздушным силам Индии.

Экономика должна быть

Но в отличие от западных партнеров Россия не только обозначает расширение своего военного присутствия в Центральной Азии и перспективы военно-политической интеграции. Она предлагает странам региона обширные планы экономического сотрудничества. В частности, своеобразной компенсацией за лояльность Таджикистана в отношении создания в пределах его границ нового российского военного объекта стало согласие Москвы на реализацию многостороннего проекта по достройке Рогунской ГЭС. Правда, какой-либо конкретики в отношении этого объекта на встречах с прессой так и не прозвучало. Похоже, никакие софиты не смогли «засветить» негласную тень Узбекистана - как бы еще одного участника двусторонних российско-таджикских переговоров, выступающего стойким противником новых гидросооружений на территории сопредельной страны. Однако недостатка в бодрой риторике по итогам переговоров не отмечалось. «Мы продвигали и будем продвигать российско-таджикистанские проекты. Флагманом является гидроэнергетика», - пояснил в этой связи Дмитрий Медведев. И сообщил о планируемом участии российской стороны в возведении еще трех генерирующих объектов на внутренних реках Таджикистана.

Кроме того, в настоящее время российский подрядчик реализует в Таджикистане крупный совместный проект по строительству Сангтудинской ГЭС-1. Ввод объекта в эксплуатацию намечен на январь 2009 года. Россия также поможет горной республике в освоении месторождений газа и урана. «Мы хотели бы содействовать геологоразведке в Таджикистане с целью последующей добычи и возможной переработки энергетического сырья, - не скупился на обещания Медведев. - Я имею в виду и газ, и уран». «Для сотрудничества в газовой сфере соответствующие решения правительством Таджикистана уже приняты, - отметил глава России. - Если мы хорошо поработаем, то года через два-три у Таджикистана будет свой газ». Для республики, едва пережившей минувшую зиму в условиях жесточайшего энергетического кризиса, подобные перспективы - что полное лукошко малины заплутавшему в лесу бедному путнику от неведомого косматого чудища в постный день.

«У Таджикистана в регионе роль и авторитет высокие. Таджикистан находится в сфере стратегических интересов России», - поставил жирную точку перед журналистами Дмитрий Медведев по итогам переговоров с Эмомали Рахмоном. А вот в отношениях с Туркменистаном и Узбекистаном в свете посткавказских усилий России пока значатся запятые.

Друзья у России в цене

Прояснить правила политической и экономической орфографии и пунктуации в Ашхабад прибыл первый заместитель председателя правительства России Виктор Зубков. Поводом для зондирования отношений стало очередное, третье заседание двусторонней межправительственной туркмено-российской комиссии по экономическому сотрудничеству. Его повестку заложил опять же Дмитрий Медведев во время своего визита в Ашхабад в июле этого года. Горизонты сотрудничества участники нынешнего диалога определили как обширные. Стороны наметили снести барьеры в торговле, обеспечить поощрение и защиту инвестиций российского и туркменского бизнеса, заложить основы для сотрудничества в энергетике, транспорте, строительстве, финансовой и телекоммуникационной сферах. Речь также шла о научно-техническом и инновационном партнерстве, признании документов об образовании и других вопросах. Итогом стало подписание соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве двух стран.

Но главной целью приезда Виктора Зубкова, без сомнений, была подготовка в Туркменистане плацдарма для экономической экспансии «Газпрома». Как было заявлено, в случае достижения договоренностей и обеспечения защиты капиталовложений российский газовый монополист намерен инвестировать в экономику среднеазиатской республики около семисот миллионов долларов, а в перспективе эта сумма может возрасти более чем десятикратно. Цель таких проектов одна: переключить на Россию возможно больший объем из 70-72 миллиардов кубометров ежегодно добываемого в Туркменистане «голубого топлива» и обеспечить скорейшее строительство совместно с Астаной и Ашхабадом Прикаспийского газопровода. Вентиль, снабжающий страны Евросоюза среднеазиатским газом, максимально возможный срок должен оставаться в полном распоряжении России. А воронка грузинского нефтегазового коридора из Прикаспийского региона в Турцию и далее в Европу должна и впредь быть практически сухой. Устремления Кремля очевидны. Взамен официальному Ашхабаду гарантируются закупки газа по формуле цены для стран ЕС - это вдвое больше нынешних ста пятидесяти долларов за тысячу кубометров. И, кроме того, - лояльность России по отношению к объявившему о своем нейтралитете Туркменистану и долгожданные миллиардные инвестиции.

Закупочная цена узбекского газа также будет исчисляться по европейской формуле, - пообещал на только что завершившейся в Ташкенте встрече с президентом Исламом Каримовым глава российского правительства Владимир Путин. «Мы договорились об этом, это было непросто», - сообщил он журналистам. Стало ясно: президент Медведев не ошибся, когда направил на переговоры в Ташкент самого тяжеловесного фигуранта российского политического Олимпа. Кто другой, кроме Путина, к которому сам Каримов, по его словам, испытывает годами проверенное доверие, мог так убедительно раскрыть перед Узбекистаном перспективы взаимовыгодного и, главное, вполне реализуемого на деле сотрудничества? Например, по итогам переговоров объявлено, что Россия инициирует строительство со своим участием на территории Узбекистана нового газопровода, по которому на экспорт пойдет и туркменское «голубое топливо». «Строительство новой газопроводной системы обеспечит растущий экспортный потенциал Туркмении и самого Узбекистана», - сообщил в этой связи Владимир Путин. В свою очередь, Ислам Каримов высказался в пользу реализации долгосрочных совместных проектов с Россией в сфере энергетики. «Вопросы, связанные с использованием минерально-сырьевых ресурсов, поставкой, транспортировкой и реализацией газа, - все это требует решения не на один-два года, а на среднесрочную и долгосрочную перспективу», - поделился своим мнением глава Узбекистана. Шла речь на встрече и о другом принципиально важном аспекте партнерства двух стран - военно-техническом сотрудничестве. «Мы договорились о расширении военно-технических связей», - это адресованное журналистам сообщение Путина подтвердило нынешнюю нацеленность России на усиление силового присутствия в регионе. По словам главы российского кабинета министров, такое партнерство с Узбекистаном «будет осуществляться за счет новейших систем вооружений и развития кооперации в этой и некоторых других высокотехнологичных областях».

Точка отсчета

Таким образом, можно констатировать: предпринятые в считанные дни визиты российского руководства в Центральную Азию в защиту политических и экономических интересов России стали во многом поворотными и для стран этого значимого во всех отношениях региона. Удивительно, но планы сотрудничества, которые не получали продвижения годами, вдруг оказались извлечены из-под сукна и нашли межгосударственную поддержку. Конечно, России только еще предстоит выработать свою долгосрочную и комплексную стратегию отношений со странами всего центрально-азиатского региона и на деле подтвердить заинтересованность в ее реализации. Однако последние события показали: Дмитрию Медведеву и его команде удалось усилить позиции России на постсоветском азиатском пространстве. Все участники этого политического процесса убедились, что поводов для масштабного сотрудничества и развития интеграционных связей в регионе гораздо больше, чем для разногласий. И попытка российского государства найти одобрение своей политике на Кавказе - это только стартовая точка отсчета новых отношений с проверенными партнерами.

Сергей Арбенин, arbenin@mail.ru

http://www.ferghana.ru/article.php?id=5842&PHPSESSID=24677c34801ee9a38b74c54db59168d5


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение