Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Какое государство мы строим: институту президентства в Кыргызстане – 25 лет

28.10.2015

Автор:

Теги:

Какое государство мы строим: институту президентства в Кыргызстане – 25 лет
Мурат Укушов, заслуженный юрист Кыргызской Республики
Институту Президента Кыргызской Республики исполняется 25 лет: 24 октября 1990 года Верховный Совет Киргизской ССР 12-го созыва, впоследствии названный «легендарным парламентом», принял Закон «Об учреждении поста Президента Киргизской ССР и внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной Закон) Киргизской ССР». За прошедшие четверть века институт президентства прошел тернистый путь, пережив взлеты, кризисы и падения.

Институт президента в Кыргызстане имеет сравнительно короткую историю, и его корни неразрывно связаны с учреждением и развитием этого института в Союзе Советских Социалистических Республик (СССР) до его распада в декабре 1991 года.

Для СССР конец 80-х годов 20-го века - период системных социально-экономических кризисов, следствием которого стали спад в промышленности, гиперинфляция, резкое снижение уровня жизни. Почти повсеместно в союзных республиках обострились межнациональные отношения.

В конце 1989 года в СССР обстановка приближалась к критической черте. Положение в политической, социально-экономических сферах осложнялось. Острота межнациональных отношений в многонациональном государстве, каковым являлся СССР, приобрела опасный характер. Стали ослабевать межреспубликанские экономические связи, исполнительская дисциплина и правовой порядок, из-за экономических неурядиц и острой нехватки товаров народного потребления страна переходила на талонную систему обеспечения населения товарами первой необходимости, возрастала преступность, в том числе организованная.

Начался распад механизма союзной исполнительной власти, все больший размах начали приобретать центробежные устремления союзных республик, и в особенности, прибалтийских республик (Латвия, Литва, Эстония).

Непоследовательность в разграничении функций высших органов государственной власти, разрыв между их полномочиями и степенью ответственности снижали действенность механизма государственной власти. Все сильнее ощущалось отсутствие связующего звена между парламентом, правительством и правоохранительными и судебными органами - звена, обладающего достаточно широкими единоличными полномочиями. На всем пространстве СССР складывалась чрезвычайная внутриполитическая и социально-экономическая обстановка.

Все это ускорило процесс учреждения в марте 1990 года поста Президента СССР, наделенного широкими полномочиями оперативного характера.

После оживленных дискуссий на протяжении всего 1989-го года на третьем Съезде народных депутатов СССР 14 марта 1990 года был принят Закон СССР о внесении изменений и дополнений в действующую Конституцию СССР, которым и был учрежден пост Президента СССР.

Острота социально-экономической и политической обстановки в стране затрудняла избрание первого Президента СССР всенародным голосованием, к тому же отсутствовала соответствующая нормативная база. Поэтому, сначала на сессии Верховного Совета СССР, а затем и на третьем Съезде народных депутатов СССР, было признано целесообразным избрать первого Президента СССР на Съезде народных депутатов СССР - необычайно широком по составу представительном органе, состоявшем из 2250 депутатов.

Первым Президентом СССР (и, как потом оказалось, последним) был избран Генеральный секретарь ЦК КПСС М.С.Горбачев.

После учреждения должности Президента СССР в союзных республиках практически повсеместно стали выдвигать идею о необходимости учреждения поста Президента. «Передовиками» выступили среднеазиатские республики.

Так, в Узбекистане учреждение института Президента последовало практически сразу после учреждения поста Президента СССР. Уже 24 марта 1990 года Верховный Совет Узбекской ССР избрал первого секретаря ЦК Компартии Узбекистана Ислама Каримова на пост Президента, который правит бессменно до настоящего времени.

В Казахстане 24 апреля 1990 года был принят Закон Казахской ССР «Об учреждении поста Президента Казахской ССР». В этом же месяце Верховный Совет Казахской ССР избрал первого секретаря ЦК Компартии Казахстана Нурсултана Назарбаева Президентом Республики (также правит бессменно до настоящего времени).

В Таджикистане весной 1990-го года прошли выборы в Верховный Совет 12-го созыва. 12 апреля 1990 года на пост председателя Верховного Совета был избран первый секретарь ЦК Компартии Таджикистана Кахар Махкамов. Осенью того же года был учрежден пост Президента Таджикской ССР. 30 ноября 1990 года в стенах Верховного Совета состоялись первые президентские выборы, на которых Махкамов К. стал первым президентом Таджикистана и одновременно возглавил правительство.

В Туркменистане первый секретарь ЦК Компартии Туркмении Сапармурат Ниязов в январе 1990 года стал председателем Верховного Совета, а 27 октября того же года – первым президентом Туркменистана (правил до самой своей смерти в 2006 году). Причем в отличие от всех остальных коллег - президентов центральноазиатских государств, которые были избраны Верховными Советами (парламентами), первые выборы Президента Туркменистана были проведены путем всенародного голосования. За Сапармурата Ниязова тогда отдали свои голоса 98,3% избирателей.

В Кыргызстане уже на первой сессии Верховного Совета Киргизской ССР 12-го созыва, состоявшейся в апреле 1990 года, отдельными демократически настроенными депутатами был поднят вопрос об учреждении в республике поста Президента Киргизской ССР. Однако консервативная часть депутатского корпуса во главе с партийно-номенклатурной верхушкой Верховного Совета Киргизской ССР выступила против этой инициативы. Аргумент противников идеи учреждения поста президента республики сводился к тому, что данный вопрос прежде нужно согласовать с Центром (т.е. с Москвой).

Однако жизнь взяла свое. Под напором объективных и субъективных причин, стремительно ухудшавшегося социально-экономического положения в республике, консервативное руководство Верховного Совета Киргизской ССР было вынуждено созвать на 22 октября 1990 года внеочередную 2-ю сессию Верховного Совета Киргизской ССР 12-го созыва. Под пунктом вторым в повестке дня сессии значился вопрос: «О вопросах Президентства».

На очередном заседании 24 октября 1990 года Верховным Советом Киргизской ССР был принят Закон Киргизской ССР «Об учреждении поста Президента Киргизской ССР и внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной Закон) Киргизской ССР». В Конституцию Киргизской ССР 1978 года была включена дополнительно глава, закрепившая правовой статус Президента Киргизской ССР.

27 октября 1990 года Верховный Совет Киргизской ССР избрал на пост Президента Аскара Акаева - президента Академии наук республики, депутата Верховного Совета СССР. Первый секретарь ЦК Компартии Кыргызстана А.Масалиев в отличие от своих коллег – партийных руководителей других среднеазиатских республик, проиграл еще в первом туре выборов.

Сегодня в нашем обществе среди общественно-политических деятелей, политологов, юридической общественности нет однозначного понимания современного конституционного статуса Президента – главы государства. Некоторые считают его «английской королевой» и предлагают вновь усилить его полномочия, другие наоборот обвиняют действующего главу государства чуть ли ни в узурпации власти.

Между тем, многие общественно-политические деятели, так называемые «эксперты», которые критикуют существующую систему власти, не говоря уже о простых гражданах, на самом деле понятия не имеют, что представляет собой институт президентства в современном государстве, его функции и роль в системе органов государственной власти и, тем более, при парламентской форме правления. Особенно это стало заметным в период прошедшей избирательной кампании в Жогорку Кенеш - все без исключения кандидаты в своих предвыборных программах путали функции и полномочия главы государства с функциями Правительства и Жогорку Кенеша.

Дискуссия, связанная с инициативами по совершенствованию организации государственной власти и повышению эффективности их деятельности, широкое обсуждение юридической общественностью последствий проектируемых мер представляются исключительно важным делом. Высказываются полярные суждения, и без тщательной оценки правоведами всех «за» и «против» каждого из предложений невозможно избежать ошибок - результата скоропалительных решений.

Президентство в политической системе государства

Из 183 стран, входивших в начале 1993 года в ООН, более 130 имели в своем государственном устройстве пост президента. С одной стороны, эта цифра отражает масштабность распространения президентства в современном мире, но с другой – важно отметить, что в разных странах президенты имеют разный правовой статус. В настоящее время существуют две основные модели президентства.

Американская модель президентства

В США Президент наделен широкими и разнообразными полномочиями, но он действует лишь в пределах исполнительной власти и в силу конституционного принципа разделения властей не может единолично управлять всем государственным аппаратом. Его полноправными партнерами и противовесами в этой сфере выступают независимый от президента Конгресс и не менее независимый Верховный суд.

Американская модель президентства отличается своей рациональностью: в ней отсутствует присущий ряду других стран дуализм исполнительной власти, при котором президент и премьер-министр часто соперничают за преобладающее влияние на правительственную политику. Кроме того, эта модель доказала свою высокую степень устойчивости с точки зрения преемственности президентской власти. За всю историю США, несмотря на различные политические и экономические кризисы, войны и другие потрясения, президентские выборы в этой стране ни разу не были отменены или перенесены и всегда проводились в установленные Конституцией США сроки.

Американская модель президентства не допускает возникновения двоевластия в политической системе США, когда президент проводит свою политику, а Конгресс осуществляет свой курс. Система разделения и баланса властей даже в условиях, когда президент представляет одну партию, а большинство в Конгрессе принадлежит оппозиционной партии, обеспечивает единство государственной политики.

Президентская модель, сформировавшаяся в США, по многим своим параметрам была внедрена и в ряде стран Латинской Америки, Азии и Африки. Афро-азиатская модель однако (за редким исключением) отличается большим авторитаризмом, нередко, в условиях низкой правовой и политической культуры, принимающим формы откровенной диктатуры президентского режима. Парламенты не защищены от произвола правящего президента и могут быть распущены по его указанию. Судебная власть также как и законодательная сильно зависит от президента, который лично назначает судей и контролирует их деятельность.

Европейская модель президентства

В Европе возобладал не американский и тем более не афро-азиатский вариант президентской власти. Здесь сформировалась сугубо европейская модель в форме полупрезидентской (смешанной) либо парламентской системы правления.

Обе эти системы предполагают более ограниченные прерогативы президента, чем при американской, латиноамериканской и афро-азиатской моделях президентской власти. При полупрезидентской модели президент – глава государства, избираемый на всеобщих выборах, но он, как правило, не является главой правительства и не занимает пост премьер-министра.

В условиях полупрезидентской республики президент по должности является верховным главнокомандующим вооруженными силами. Кроме того, ему принадлежит ведущая роль в определении и проведении внешней политики. Если же ко всем этим полномочиям добавить также право президента при определенных условиях вводить чрезвычайное положение в стране, а также право проводить по своей инициативе общенародный референдум, то можно с полным основанием утверждать, что президент в полупрезидентской республике – влиятельная и активная сила, способная оказывать значительное воздействие на государственную политику.

Вместе с тем, по сравнению с президентской властью американского образца, модель полупрезидентского правления в Европе не допускает обладания всей полнотой исполнительной власти. При этой модели президент не только не является главой правительства, но само правительство фактически формируется в зависимости от соотношения партийных фракций в парламенте.

Важным ограничителем президентской власти в ее полупрезидентском варианте служит также то, что правительство ответственно не перед президентом, а перед парламентом.

Правительство при полупрезидентской системе правления обладает большой независимостью от президента, поскольку оно опирается на парламентское большинство. В итоге глава правительства, представляющий оппозиционную президенту партию, даже формально не подчинен президенту, и глава государства может оказаться в роли «генерала без армии». В то же время президент, хотя и не ответственен за действия правительства, но обладает целым набором прерогатив по воздействию на правительственную политику. Такое сочетание президентской и парламентской систем управления и образует полупрезидентскую модель.

Как показал французский опыт, полупрезидентская модель эффективна при условии, что правительство, опирающееся на парламентское большинство, и президент придерживаются одной политической ориентации либо состоят в одной партии. В противном случае, между президентом, с одной стороны, и главой правительства и парламентским большинством, с другой, могут возникать частые противоречия по приоритетным направлениям внутренней и внешней политики, политические конфликты, для разрешения которых не всегда достаточно конституционных механизмов.

Полупрезидентская модель государственной власти получила свое наибольшее воплощение в конституционном устройстве Пятой Республики во Франции. В настоящее время с определенными вариантами эта модель присутствует в ряде других восточноевропейских и азиатских стран, в том числе, в государствах-членах СНГ (Польша, Румыния, Украина, Россия, Южная Корея и т.д.).

При парламентской системе государственного управления, предусматривающей наличие поста президента, президент является конституционным главой государства, избираемым, как правило, парламентом. Это означает, что правительство и его деятельность практически выведены из сферы прерогатив президента.

Премьер и его правительство подотчетны высшему законодательному органу и могут быть уволены парламентом в отставку в случае вынесения им вотума недоверия. Президент же в условиях парламентарного правления не ответственен за действия правительства и остается надпартийной фигурой, гарантом правопорядка, олицетворением незыблемости конституционного строя.

В моменты острых политических кризисов, таких как отставка правительства или обострение противоборства между различными общественно-политическими силами, именно глава государства выступает в качестве высшего должностного лица, способствующего сохранению преемственности власти, поддержанию спокойствия в обществе и соблюдению всеми гражданами законности. Важная стабилизирующая сила президентского поста при полупрезидентской и парламентской системах правления состоит в том, что премьер-министры и их кабинеты приходят и уходят, а главы государств имеют конституционное право оставаться на своих постах до конца срока своих полномочий.

Наиболее типичными парламентскими республиками во главе с президентами являются Италия, ФРГ, Швейцария, Ирландия, Венгрия, Индия, ряд других европейских и азиатских стран.

Трансформация института Президента в Кыргызстане

В течение почти 15 лет со времени получения независимости Кыргызстан в конституционном строительстве шел по пути, основанном на доминировании в государственном управлении института Президента. Первая Конституция Кыргызской Республики создавалась в 1992-1993 гг., чтобы придать легитимность независимой кыргызской государственности. При определении функций и полномочий главы государства депутаты легендарного парламента не пожелали придавать ему статус «английской королевы», закрепив при этом соответствующий механизм «сдержек и противовесов». Изменения, внесенные в нее в ходе конституционных реформ в 1996, 2003, 2006 (в ноябре и декабре) и 2007 годах, привели к откату от демократических принципов государственного управления и создали правовые условия для постепенного перехода к семейно-клановой системе управления государством.

К началу 2008 г. во время президентства К.Бакиева в Кыргызстане окончательно сложилось суперпрезидентское правление, в котором неформальные структуры управления - так называемая «семья», ближайшее окружение «семьи» - стояли над официальными государственными институтами. В октябре 2009 г. президент К.Бакиев создал так называемое «ЦАРИИ» (Центральное агентство по развитию, инвестициям и инновациям), который уже к концу года превратился фактически в «суперведомство», «надправительственный орган», решения которого были обязательным для исполнения всеми государственными органами управления, в том числе Правительством КР. Руководителем ЦАРИИ президент К.Бакиев назначил своего сына Максима Бакиева, который с конца 2009 года до апреля 2010 года фактически был вторым должностным лицом в государстве.

Спутниками суперпрезидентского режима К.Бакиева стали непотизм, клановость, коррупция, криминализация власти, политическая и экономическая монополия президентской «семьи», подавление свободы слова и жестокое преследование инакомыслия и оппозиции.

Власть президентской «семьи» осуществлялась на основе неконституционных механизмов управления, которые базировались на следующих трех явлениях: 1) подчинение деятельности органов государственной власти, правоохранительных органов, судов, органов местного самоуправления политическим и экономическим интересам правящей «семьи»; 2) криминализация власти, т.е. проникновение представителей преступного мира во власть, усиление влияния преступного мира в политической и экономической сферах, вовлечение преступности в решение политических вопросов и т.д.; 3) отчуждение народа от власти, т.е., отстранение граждан от реальных рычагов формирования органов государственной власти и контроля над ним.

В конце 2009 года «правящая семья» инициировала конституционную реформу, целью которой было закрепление в Основном Законе государства механизмов наследования президентской должности за представителями бакиевского клана. В марте 2010 года на так называемом «Курултае согласия» президент К.Бакиев фактически выступил с осуждением института выборов, предложив отказаться от общепризнанной мировой практики представительной демократии в пользу так называемой «совещательной демократии», якобы присущей кыргызскому народу. Тем самым, власть выразила намерение упразднить фундаментальное право народа на участие в формировании органов власти и контроля над ними.

В конечном итоге казавшийся монолитом режим 6-7 апреля 2010 г. рухнул под напором нескольких тысяч молодых людей.

Роль и место Президента Кыргызской Республики в системе органов государственной власти по действующей Конституции

В условиях кризиса системы сильной президентской власти Временное Правительство 20 мая 2010 года вынесло на референдум (всенародное голосование) 27 июня 2010 г. для принятия гражданами принципиально нового проекта Конституции с парламентской формой правления. Хотя на самом деле с юридической точки зрения форма правления, учрежденная новой Конституцией, не является классической парламентской системой.

При подготовке проекта Конституции на начальном этапе (первые 2-3 недели после кровавых апрельских событий) революционное Временное Правительство действительно преследовало цель свести роль Президента к функциям своеобразного «государственного нотариуса», скрепляющего своей подписью и печатью решения, принимаемые парламентом и правительством. Однако события в стране разворачивались таким образом, что отдельным здравомыслящим юристам и политическим деятелям стало понятно - стремление части политиков в ходе конституционной реформы 2010 г. свести роль президента, по остроумному выражению президента Франции Ш. Де Голля (1959-1969 гг.), к «торжественному открытию выставки хризантем», не соответствует объективным реалиям современного кыргызского общества. Так, уже 18 апреля автор настоящей статьи представил на рассмотрение заместителю председателя Временного Правительства О.Текебаеву, курирующему конституционную реформу, проект Конституции, в котором предлагалось закрепить за главой государства достаточный объем функций и полномочий, отличный от института президента в классических парламентских государствах.

В итоге, на конечном этапе подготовки законопроекта и обсуждении на Конституционном совещании (к середине мая) цели революционного Временного Правительства были скорректированы в сторону более «сильного» института Президента.

Президент (глава государства). Арбитр или игрок?

Новая Конституция, принятая референдумом (всенародным голосованием) 27 июня 2010 года, значительно изменила правовой статус, функции и полномочия Президента по сравнению с Конституцией от 21 октября 2007 года. Так, из функций Президента были исключены такие основные функции, как:

1. высшее должностное лицо Кыргызской Республики (пункт 1 статьи 42 Конституции от 21 октября 2007 г.);

2. гарант Конституции, свобод и прав человека и гражданина (пункт 2 статьи 42);

3. определение основных направлений внутренней и внешней политики государства;

4. принятие мер по охране суверенитета и территориальной целостности Кыргызской Республики (пункт 3 статьи 42);

5. обеспечение единства и преемственности государственной власти, согласованного функционирования и взаимодействия государственных органов, их ответственность перед народом (пункт 3 статьи 42).

Действующая Конституция от 27 июня 2010 года закрепила Президенту следующие основные функции:

1. является главой государства (часть 1 статьи 60);

2. представляет и обеспечивает верховенство власти народа (пункт 1 статьи 3);

3. олицетворяет единство народа и государственной власти (часть 2 статьи 60);

4. является Главнокомандующим Вооруженными Силами Кыргызской Республики (часть 8 статьи 64);

5. представляет Кыргызскую Республику внутри страны и за ее пределами (пункт 1 части 6 статьи 64).

Вместе с тем, функции, полномочия и роль главы государства при новой Конституции не следует недооценивать.

Несмотря на то, что новая Конституция предусматривает парламентскую форму правления, Президент Кыргызстана избирается гражданами путем всенародного голосования, что предполагает наличие у главы государства достаточно широкого круга полномочий, в отличие от главы правительства, избираемого парламентом.

При этом необходимо иметь в виду, что действующая Конституция предусматривает правовую возможность «смещения центра тяжести» принятия решений по определению основных направлений внутренней и внешней политики: если президент и парламентское большинство придерживаются одной политической ориентации либо принадлежат одной партии, то роль президента при принятии государственных решений автоматически повышается; но если президент и парламентское большинство придерживаются различных политических взглядов либо президентская партия находится в оппозиции, то роль президента при принятии решений автоматически понижается.

Кроме того, следует иметь в виду, что за главой государства остаются собственные функции, то есть высшие представительские функции как внутри страны, так и вне ее, эти функции никому не подконтрольны и не подотчетны. Представительская функция влечет за собой определенные властные полномочия - например, глава государства имеет право подписывать международные договоры, назначать своих полномочных представителей в органах государственной власти, в регионах страны и т.д.

Каждый из органов государственной власти (Жогорку Кенеш, правительство, суды, правоохранительные органы) в рамках своей компетенции обязан выполнять функции, которые направлены на реализацию Конституции, на защиту прав и свобод граждан. Однако каждый из них лишь частично обеспечивает действие тех или иных норм Конституции. Только перед Президентом Конституцией ставится задача охранять устойчивость государства в целом, его суверенитет и государственную целостность. Деятельность Президента должна быть направлена на создание необходимых условий для упрочения конституционного строя, принятию всех необходимых мер по обеспечению защиты конституционных прав граждан, незамедлительного устранения нарушений Конституции.

Следовательно, Президент не может оставаться безучастным, если хоть один государственный орган нарушает или не соблюдает Конституцию, а тем более, когда при этом ущемляются или нарушаются права и свободы каких-либо групп общества, граждан. В этом случае Президент не только вправе, но и просто обязан принимать меры вплоть до самого широкого принуждения на законной основе.

Закрепленные в Конституции функции главы государства требуют от Президента осуществления мер для обеспечения выполнения Конституции, прямо не сформулированных в его полномочиях, естественно, не вторгаясь при этом в прерогативы Жогорку Кенеша или Правительства.

Президент обязан занимать принципиальную позицию по отношению к действиям и решениям парламентского большинства в Жогорку Кенеше и сформированного им Правительства, сохранять самостоятельность и независимость при исполнении функций главы государства и связанных с данным статусом своих полномочий.

В соответствии с новой Конституцией парламентское большинство в Жогорку Кенеше и Правительство обладают значительными полномочиями, Президент же не сможет вмешиваться в их деятельность. Но в спорных ситуациях именно Президент должен выступать арбитром в урегулировании спорных вопросов (политических кризисов).

Например, в соответствии с пунктом 3 части 2 статьи 64 Конституции Президент вправе выступать на заседаниях Жогорку Кенеша. То есть, в случае необходимости Президент вправе с парламентской трибуны изложить свое видение по разрешению какой-либо политической или социально-экономической проблемы и предложить Жогорку Кенешу и Правительству вариант разрешения этой проблемы.

Коалиционное правительство. Роль Президента

Основное отличие президентского и парламентского правления не в том, какой из этих институтов главнее, а в том, кто обладает правом на формирование правительства.

В парламентской системе исполнительную власть формирует даже не столько парламент, сколько победившая на выборах политическая партия. В международной практике глава государства обязан вручить лидеру победившей партии мандат на формирование правительства (так называемое «однопартийное правительство), а задачей последнего является обеспечить большинство при утверждении его в парламенте. При двухпартийной системе оно формируется автоматически, поскольку «совершенный бипартизм» автоматически предполагает, что по результатам выборов одна из двух партий уже таким большинством обладает.

Сложнее обстоит дело при более сложных многопартийных системах, когда ни одна партия не располагает абсолютным большинством в парламенте (либо в нижней палате парламента). В этом случае глава государства проводит консультации с лидерами партий, представленных в парламенте, пытаясь выяснить возможности и шансы того или иного лидера партии на создание парламентской коалиции, которая смогла бы сформировать коалиционное правительство. Например, коалиционные правительства, обычно формируются и функционируют в Италии, Бельгии, Дании, Нидерланды, Германии и др. Преимуществ у этого механизма несколько.

Во-первых, изначально ликвидируется возможное противостояние исполнительной и законодательной власти: первая по определению пользуется поддержкой второй. Во-вторых, сформированное коалиционное правительство опирается на реально выявившийся баланс политических предпочтений в обществе. В-третьих, если партия-победительница получает относительное большинство в парламенте, она вынуждена искать себе союзников и корректировать свой политический курс таким образом, чтобы он соответствовал политической поддержке большинства. Если некая партия, набрав, скажем, 40% голосов, не сможет добиться поддержки одной или двух других партий, способных добавить ей недостающие голоса в парламенте, президент поручает формирование правительства той, которая заняла второе место, набрав, скажем, 30% голосов, и уже она должна формировать коалицию. Если это не удается и ей, президент поручает формирование правительства третьей партии. Если и в этот раз не удается сформировать большинство, президент распускает парламент и назначает новые выборы.

В данном случае глава государства выступает не как участник политической борьбы, а как верховная инстанция, арбитр, гарантирующий наличие устойчивого правительства и дееспособного большинства в парламенте.

Что касается Кыргызстана, то в соответствии с новой Конституцией (часть 1 статьи 84) парламентская фракция политической партии, имеющая более половины депутатских мандатов (т.е., не менее 61 мандата) или коалиция фракций с ее участием в течение 15 рабочих дней со дня первого заседания Жогорку Кенеша нового созыва выдвигает кандидата на должность Премьер-министра, который вносит в Жогорку Кенеш программу деятельности, структуру и состав Правительства.

Следовательно, в отличие от классических парламентских республик в Кыргызстане лидеру партии, победившей на выборах и получившей более половины депутатских мандатов, не требуется формального получения от президента мандата на формирование правительства – он автоматически получает такое право после официального подведения итогов выборов.

Поскольку по результатам выборов в Жогорку Кенеш, состоявшихся 4 октября текущего года, ни одна партия не располагает конституционным большинством, то сложилась такая правовая ситуация, когда в действие вступает норма, предусмотренная в части 2 статьи 84 Конституции: в случае если по результатам выборов ни одна из политических партий не получит более половины депутатских мандатов, президент предлагает одной из фракций в течение 15 рабочих дней сформировать парламентское большинство и выдвинуть кандидатуру на должность премьер-министра.

Причем, следует иметь в виду, что под «одной из фракций» не подразумевается обязательно фракция, имеющая большинство депутатских мандатов – здесь речь может идти и о другой фракции, точнее лидере фракции, который на взгляд Президента имеет больше шансов на создание парламентского большинства в ходе переговоров с другими фракциями.

Если до истечения вышеуказанного срока Жогорку Кенеш не утвердит программу, не определит структуру и состав Правительства, то, согласно норме части 3 статьи 84 Конституции, Президент предлагает второй фракции в течение 15 рабочих дней сформировать парламентское большинство и выдвинуть кандидатуру на должность Премьер-министра. При этом здесь также следует иметь в виду, что под «второй фракцией» не имеется в виду обязательно вторая по численности фракция – речь идет о другой фракции, которая, на взгляд Президента, имеет больше шансов на создание парламентского большинства.

Ну, а если и в данном случае Жогорку Кенеше не утвердит программу, не определит структуру и состав Правительства, то парламенту в соответствии с частью 4 статьи 84 Конституции дается еще один шанс (и в этом также отличие от классических парламентских республик): на этот раз сами фракции по своей инициативе в течение 15 рабочих дней должны сформировать парламентское большинство и выдвинуть кандидатуру на должность Премьер-министра. Если Жогорку Кенешу и в этот раз не удастся сформировать коалиционное Правительство, то в соответствии с частью 6 статьи 84 Конституции Президент назначает досрочные выборы в Жогорку Кенеш.

Здесь особо надо подчеркнуть: досрочные выборы в Жогорку Кенеш назначаются не потому, что Президенту не нравится состав парламента и его политический курс, а потому что парламент оказывается недееспособен и не способен к устойчивому проведению никакого курса. Роль Президента в данном случае не в определении политики государства, как в президентском правлении, но и вовсе не в чисто представительских функциях, как это трактуется подчас: президент таким образом гарантирует устойчивое функционирование политической системы, он – защитный механизм, предотвращающий возможность политического кризиса.

В результате парламентская система по своим внутренним характеристикам заставляет участников политического процесса искать согласие, договариваться и находить взаимоприемлемые решения. То есть, в политической жизни воспитывается стремление к максимальному учету интересов всех сторон. Кроме того, такое принуждение президентом к компромиссу выявляет группы родственных предпочтений в обществе и парламенте и заставляет их консолидироваться. Одновременно в политическую жизнь вводится принцип долговременной ответственности.

Задача Президента при создании парламентской коалиции не решать, нравится ему или не нравится то, как избиратели проголосовали на выборах. Задача Президента – уважать выбор народа и обеспечивать его реализацию путем создания устойчивого и дееспособного парламентского большинства.

Плох или хорош выбор народа - решать политической практике и избирателям. Если за период до следующих выборов жизнь страны становится лучше, избиратель подтверждает свои предпочтения на новом голосовании и правящая партия (либо партии) вновь формирует правительство. Если жизнь становится хуже, она проигрывает выборы и уже другая партия (либо партии) осуществляет новую политику. В результате Правительство несет прямую ответственность перед депутатами, партия – перед гражданами. В этом и заключается суть парламентской формы правления.

Выводы

В настоящее время, в связи с избранием в октябре 2011 года главой государства А.Атамбаева - экс-члена Временного Правительства, в Кыргызстане сложилась благоприятная политическая ситуация для окончательной реализации итогов конституционной реформы 2010 года и построения демократического правового государства, основанного на сбалансированной системе государственной власти. Предстоящее переформатирование парламентской коалиции большинства и возможная поддержка политических инициатив Президента Жогорку Кенешем 6-го созыва дает надежду на то, что время не будет упущено и общегосударственные задачи, вытекающие из конституционной реформы, могут быть выполнены.

Действующая Конституция предоставляет главе государства все необходимые полномочия для управления государственными делами и широкие возможности для политических маневров. По этой причине нецелесообразно усиливать власть Президента сверх пределов, обусловленных Основным законом и вносить в него очередные поправки. В противном случае мы получим новый виток противостояния и перетягивания полномочий в «бермудском треугольнике власти»: между Президентом - Жогорку Кенешем - Правительством.

В действующих конституционных условиях для главы государства обязательным и определяющим ориентиром в работе стали организация согласительных процедур, делового сотрудничества и взаимодействия с ветвями государственной власти и ведущими общественно-политическими силами страны. Со времени избрания А.Атамбаева главой государства его действия в отношении Жогорку Кенеша и Правительства являются взвешенными, выверенными и дальновидными. Для нормального функционирования и взаимодействия ветвей власти Президент находится в органической связи со всеми структурами публичной власти, не возвышаясь над ними.

Как показывает наш собственный опыт, конфликт между ветвями власти, а тем более игнорирование их мнения, могут быть опасны для политической жизни страны. Последствия несогласованных действий могут не только негативно отражаться на взаимоотношениях Президента и Жогорку Кенеша, но и привести к ухудшению общеполитической ситуации в стране.

 http://analitika.akipress.org/news:5320


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение