Россия, Москва

info@ia-centr.ru

"Талибан" продвигается на север

01.10.2015

Автор:

Теги:


Напряженность в приграничных областях Афганистана увеличивает риски для Таджикистана

 


таджикистан, эмомали рахмон, афганистан, абдулла абдулла, граница, талибы, талибан, оонПрезидент Эмомали Рахмон обсудил с премьером Афганистана Абдуллой Абдуллой ситуацию в приграничье. Фото со страницы президента Таджикистана в Fiickr

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон и премьер-министр Афганистана доктор Абдулла Абдулла провели переговоры в Нью-Йорке в рамках Генассамблеи ООН. Захват административного центра Кундуз талибами стал причиной обсуждения ситуации в таджикско-афганском приграничье. Эксперты считают, что напряженность в северных областях Афганистана несет определенные риски для Таджикистана.

Провинция Кундуз – соединяющая Центральный и Северный Афганистан и имеющая прямую автодорогу на Кабул, а также граничащая с Таджикистаном – перешла под полный контроль радикального движения «Талибан». «После того как мы завоевали здание полиции и офис главы провинции в Кундузе, вся область перешла к нам в руки. 

Наши люди направляются в аэропорт», – сообщил в социальных сетях пресс-секретарь «Талибана» Забихулла Муджахид. Это первый для боевиков успех такого масштаба за последние 14 лет. По сообщению Reuters, аэропорт Кундуза пока еще остается в руках афганских силовиков. Они ждут подкрепления и обещают в течение суток отбить захваченные районы. Однако эксперты сомневаются в успехе правительственных сил. Талибам в последнее время удается захватывать все новые территории. Они полностью контролируют соседнюю провинцию Фарьяб, активизировались в Самангане и Балхе.

Под угрозой оказалось двустороннее сотрудничество Таджикистана с Афганистаном. Как сообщила пресс-служба президента Таджикистана, на встрече с афганским премьером доктором Абдуллой Эмомали Рахмон  затронул тему реализации региональных проектов по строительству железной дороги Таджикистан–Афганистан–Туркменистан и высоковольтной линии электропередачи CASA-1000 из Киргизии и Таджикистана в Афганистан и Пакистан.

Для Таджикистана угрозу представляют не сами талибы, а действующие здесь этнические группировки экстремистских организаций. «Важным является понимание состава талибских группировок, действующих в Кундузе и сопредельных Тахаре и Баглане. До настоящего времени в Кундузе действовало множество отрядов, относящихся к разным центрам: Исламского движения Узбекистана (ИДУ), Союза исламского джихада (СИД), талибские отряды, подчиняющиеся Шуре Кветты, и группы «сети Хаккани». Особое влияние в Кундузе всегда имела и «Хезби Исломи» Хекматиара (уезд Имам-Сахиб – его малая родина). Кроме того, в Кундузе дислоцировались и отряды выходцев из Узбекистана, Таджикистана, Казахстана, России (чеченцы) и Китая (уйгуры)», – сказал «НГ» эксперт по Центральной Азии и Среднему Востоку Александр Князев. По словам эксперта, значительная часть этих групп в настоящее время объединена под общим командованием или как минимум имеет некий общий координационный центр. Маловероятно участие в этих событиях одновременно ИДУ и СИД, находящихся в очень враждебных отношениях друг с другом. Также маловероятно, что с другими группами будет взаимодействовать «Хезби Исломи». В этом случае получается, что дестабилизация в Кундузе осуществляется под общей эгидой кветтинского «Талибана» с привлечением группировок неафганского происхождения.

Напряженность в северных областях Афганистана несет определенные риски для Таджикистана. «Утверждение талибов в Кундузе напрямую для Таджикистана и других стран региона большой опасности за собой не влечет, поскольку на кундузском участке Таджикистан имеет относительно хорошо защищенную границу. Определенный ущерб будет, конечно, от блокирования дороги из Кабула через пограничный Шерхан-Бандар – Нижний Пяндж в Таджикистан. Но гораздо большую опасность представляет усугубление дестабилизации в Бадахшане, где граница с Таджикистаном в силу природных условий всегда была и остается менее защищенной», – считает Князев.

«Никто не заинтересован в атаке на Таджикистан. Последствий опасаются власти не только Таджикистана, но и Афганистана», – сказал «НГ» руководитель службы стратегического планирования Ассоциации приграничного сотрудничества Александр Собянин. Эксперт полагает, что вероятность нападения на Таджикистан радикальных группировок невысока. К тому же имеется серьезный сдерживающий фактор – 201-я российская военная база, части которой дислоцированы в Душанбе, Кулябе и Курган-Тюбе, а также членство Таджикистана в ОДКБ, устав которой предполагает обеспечение коллективной безопасности. Минувшим летом были проведены учения ОДКБ, которые продемонстрировали высокую готовность для отражения внешних угроз. Тем не менее таджикская власть опасается дестабилизации ситуации в стране, о чем периодически говорит с высоких трибун.

«Так чего же боится президент Эмомали Рахмон? – задается вопросом Александр Собянин. – Полагаю, Рахмон боится физического устранения – только это с учетом сегодняшних реалий может вызвать дестабилизацию в стране и привести к смене режима». «Похоже, в Москве реально оценивают ситуацию в Таджикистане и его внешние угрозы, понимая, что политическая нервозность Душанбе намного выше возможной военной угрозы», – отмечает эксперт. «Эмомали Рахмону необходимо найти свои методы «самозащиты» и прийти к взаимопониманию с силовиками Афганистана», – считает Собянин.

«Несомненно, опасность со стороны «Талибана» для региона существует, и ее не следует преуменьшать. Но оснований для того, чтобы говорить о возможном полномасштабном вторжении как о событии ближайшего будущего, на мой взгляд, сейчас нет. «Талибан» контролирует значительную часть Афганистана, но позиции движения не столь прочны, чтобы «поход на север» мог стать актуальной задачей. Большая часть рисков для стран региона, необходимо признать, носят внутренний, а не внешний характер. Эти риски хорошо всем известны, и полагаю, что противодействовать им в режиме «здесь и сейчас» необходимо, – коррупция, низкий уровень жизни, неэффективность управления, падение качества человеческого капитала. А фактор «Талибана» многие западные эксперты охотно используют как страшилку, намекая на то, что США и НАТО всегда готовы предоставить «страждущим» свой зонтик безопасности», – сказала «НГ» исполнительный директор политологического центра «Север–Юг» Юлия Якушева.

Тем не менее эксперты не исключают негативного сценария развития событий – боевики могут попытаться небольшими группами перейти афганско-таджикскую границу, протяженность которой составляет 1344 км, чтобы попасть в Ферганскую долину. Как это уже было в 1999 и 2000 годах, когда небольшая группа боевиков ИДУ через Таджикистан и Киргизию с боями пробивалась к Узбекистану. С учетом того, что в Ферганской долине хватает своих приверженцев радикальных исламских организаций, то стоит ждать роста напряженности в регионе, где сохраняются межэтнические противоречия, усугубляемые экономическими проблемами. n

Продолжение темы 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение