Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Ахиллесова пята Китая

25.09.2015

Автор:

Теги:



("Foreign Affairs", США)
Хуан Янчжун (Huang Yanzhong) и Элизабет Экономи (Elizabeth Economy)

Председатель КНР Си Цзиньпин хочет, чтобы его страна стала конкурентоспособной на международной арене, от военной и финансовой сферы до спорта. При правильном инвестировании в кадровый, финансовый и организационный потенциал нет ни одной причины, по которой это было бы невозможно. Однако в одном направлении г-н Си все-таки постигла неудача - в развитии высококвалифицированных аналитических центров. В 2013 году он призвал к созданию исследовательских институтов "с китайской спецификой" и сделал их развитие стратегическим приоритетом.

Почти два года спустя, в январе 2015 года, радоваться было нечему: налицо были слабая способность к прогнозированию, неавторитетность на международной арене и отсутствие возможности продавать результаты исследований за рубеж. Председатель предпринял более серьезные меры, обнародовав план по созданию от 50 до 100 центров высокого класса, которые смогут конкурировать на международном рынке. Однако Китаю трудно осуществлять амбициозные задумки Си Цзиньпина.

Речь, конечно же, не идет о недостатке институтов или отсутствии талантливых людей. Как заявляют эксперты, в стране функционирует более двух тысяч центров, занимающихся политическими исследованиями, в них работают 35 тысяч специалистов и 270 тысяч обслуживающего персонала. При этом 95% учреждений поддерживается государством. Тем не менее постепенно появляется все больше негосударственных аналитических учреждений, которые иногда спонсируются состоятельными китайскими меценатами и воплощают в себе хоть какую-то интеллектуальную независимость.

Однако вероятность того, что эти негосударственные институты когда-нибудь воплотят в жизнь желание Си Цзиньпина об интеллектуальных исследованиях высокого класса, очень мала. Наука процветает, когда ее ничто не сдерживает: можно выбирать любую тему для исследования, продвигать различные идеи и решать, как это все будет вознаграждено. Однако Пекин сам же постоянно подрывает свое стремление к совершенству. Сначала было введено ограничение на темы исследований. В 2014 году, например, их было всего пять: "новая норма" в китайской экономике, всеобъемлюще углубленное реформирование, создание системы, где закон превыше всего, 13-й пятилетний план и стратегия развития, а также инициатива "один пояс, один путь". Такие темы как "Конституционная демократия" и "универсальные ценности" находятся под запретом. Более того, практически все предложения, которые одобрил Национальный фонд социальных наук Китая, должны были быть связаны с анализом мыслей и идеологии Си Цзиньпина.

Кроме того, исследования, которые слишком сильно отходят от государственной точки зрения или напрямую говорят о диктатуре партии, больше осуждаются, чем поощряются. В октябре 2014 года, например, правительство запретило публикацию работ известного экономиста Мао Юйши (Mao Yushi), который создал независимый Unirule Institute (Институт единых правил) и является сторонником либеральных политических и экономических идеалов. Своей критикой наследия бывшего китайского лидера Мао Цзэдуна г-н Мао навлек на себя гнев многих политических консерваторов страны. Даже ученые из основных партийных институтов, как, например, Партийная школа Центрального Комитета Коммунистической партии, могут вызвать недовольство и критику Пекина в вопросах политической корректности. Исследователь, изучающий политику Китая по отношению к Северной Корее, публично заявил, что КНР следует отдалиться от этой страны, после чего был сразу уволен. У китайских ученых нет стимула продвигать инициативы, которые значительно отличаются от заданных правительством установок, в то время как лидерам государства стоило бы к ним прислушаться.

Чтобы выйти на мировой уровень, китайские исследовательские институты должны быть готовы к сотрудничеству и открытой конкуренции на международной арене. Но пока что ситуация обстоит с точностью да наоборот: развитие зарубежных идей и даже общение с иностранными учеными считается опасным. Недавно один ученый из КНР предложил создать так называемый "черный список зарубежных ученых", чтобы знать, кого надо "держать их подальше от китайского рынка идей и изолировать от местных работников умственного труда". Блокировка иностранных веб-сайтов также предотвращает развитие у китайских ученых, и Китая в общем, мыслей о том, как мировые события представлены за пределами их страны. Как однажды отметил китайский ученый в WeChat (китайское приложение для обмена сообщениями - прим. пер.): "Исследовательские центры в нашей стране не могут давать правильные прогнозы быстрых изменений международной ситуации".

В конце концов, даже если правительство будет вкладывать огромные инвестиции в исследовательские центры, преследуя тем самым цель совершить "большой скачок" (экономическая и политическая кампания в Китае с 1958 по 1960 год, нацеленная на укрепление индустриальной базы и резкий подъем экономики страны и имевшая трагические последствия для китайского народа - прим. пер.) в области аналитических центров" вмешательство в управление и ход работы может помешать его благородным замыслам. Так как государство "копает" глубже и устанавливает нормы на размеры кабинетов, количество блюд, подаваемых во время обедов на конференциях, а также на сроки исследовательских поездок (пять дней, включая время в дороге), скорее всего исследовательская работа, как и государственная, будет становиться менее привлекательной для лучших умов КНР. Те многие талантливые китайские ученые, которые работают сейчас в университетах и аналитических центрах за границей, не захотят возвращаться на родину.

Совсем скоро Си Цзиньпин нанесет свой первый государственный визит в США. Китайские СМИ недооценили всю важность присутствия представителей американских исследовательских центров на конференции председателя КНР в Сиэтле, которые хотели, как сказал посол Цуй Тянькай (Cui Tiankai), "лично присутствовать и услышать важную речь председателя". В то же время Си Цзиньпин и его делегация могли бы взглянуть на аудиторию и напомнить себе о важности и силе умственного творчества, которое может и пойти против системы, если "вновь распустятся сто цветов" (речь идет о китайской кампании "Пусть расцветает сто цветов, пусть соперничают сто школ" - прим. пер.).

Оригинал публикации: Where China Can’t Compete

Опубликовано

Источник - inosmi.ru


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение