Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Интеграция Казахстана и коррекция экономической политики, - Р.Алшанов

22.09.2015

Автор:

Теги:



Свободное плавание в открытом море

События последнего времени в мировой экономике существенно ускорились и значительно осложнились. Прогнозы пока неутешительны. Казахстану приходится вносить коррективы, менять планы на ходу.

Все случилось в одночасье. Вступили в ЕАЭС, ВТО и практически одновременно в ответ на осложнение экономической ситуации в мире, особенно в соседних странах, Глава государства объявил о необходимости принятия новой экономической политики. Впервые в своей истории решились на неординарный для нас шаг – отпустили тенге в свободное плавание. Сложное уравнение с тремя известными неизвестными. Неужели, думали как лучше, а получилось как всегда? Цейтнот пришел неожиданно от соседей, открыли двери, ждали желанных гостей, а они, проблемы, укрываясь от ветра, залетели нежданно. Не те стулья приготовили для них, пришлось срочно менять. Что случилось? Мир ли зашатался или случайный порыв бури, когда затишье? Тучные времена, только они со стола поднялись в небо. Семь бед – один ответ.

ВВП и темпы стран, экономических блоков (МВФ)

По мнению экспертов, снижение темпов роста значимой китайской экономики ниже 7% уже является угрозой для мировой экономики.

В целом прогнозируется, что мировая экономика в 2015 г. вырастет на 3,5%, что выше на 0,1% уровня 2014 г. и составит 82 трлн долл. Объемы международной торговли, хотя несколько снизят темпы роста, тем не менее превысят 21 трлн долл.

Пока еще три (ЕС, США, Китай) локомотива мировой экономики движутся в единой сцепке.

Балансируя на грани равновесия

Мировая экономика подвержена инфекции. Рост ее объемов все больше ориентируется на внешние рынки. Темпы мировой торговли превышают показатели мировой экономики. Теперь каждый четвертый товар пересекает границы страны. Из-за разросшихся масштабов мировой экономики и торговли, любое мало-мальское переполнение какого-либо его сегмента становится все ощутимее, болезненнее, вызывает шок, микрокризисы. Потребительные и меновые стоимости не совпадают, гармония – через кризис.

Нарастающие риски, то локальные, то региональные или же всеобщие, становятся практически постоянными, обостряют взаимную конкуренцию. Увеличение требований к открытости внутренних рынков, снятие барьеров сопровождается всевозможными скрытыми мерами протекционизма, разного рода ухищрениями по защите национального производства, участившихся случаев выставления различного рода санкций, эмбарго. Страны терзает борьба между вынужденным экономическим эгоизмом и осознанным интернационализмом. Рост объемов глобальной экономики в условиях конкуренции сопровождается хрупким балансом, неустойчивым равновесием составляющих – национальных экономик, отраслей мировой экономики.

Все значительно усложнилось. Борьба за рынки сопровождается постоянным перепроизводством товаров и услуг. Борьба за баланс между желаемым спросом и ожидаемым потреблением как бы сродни перетягиванию каната или же ходьбе канатоходца. Однако на деле все гораздо труднее.

Похоже, нынешняя ситуация вызвана более глубокими закономерностями развития мировой экономики. Тренды мировых цен на ряд важнейших сырьевых товаров показывают завершение циклического подъема и возврата к уровню 7-летней давности и знаменуют вхождение в фазу падения. Циклическая синусоида движения мировой экономики, возможно, в целом составит порядка 12–14 лет, как бы равномерно распадаясь на периоды подъема и снижения. При этом сохраняется основной тренд роста всей мировой экономики. Некая спиралевидная синусоида вокруг неспешного тренда.

Основной фактор перемен – глобальные структурные преобразования. Они распределяются по группе стран неравномерно, тем самым предопределяют несовпадение технологических, экономических циклов. Это напоминает Великую депрессию США и ускоренную индустриализацию СССР. Очевидно, что таких крайностей мир наверняка не повторит, все более глаже, но основа аналогична.

Участники мирового рынка как борцы сумо хотели бы вытолкнуть за пределы площадки своего соперника, но как взаимозависимые, прикованные друг к другу прочными экономическими цепями не могут никого вышвырнуть. Но все хотели бы прижать к канатам соперника, оттеснить за поле, а при первой возможности взойти на пьедестал.

Мир все больше понимает, что, как бы не довлели эгоистические интересы каждой страны в отдельности, глобализация заставляет искать выходы вместе. Осторожность, прагматичность, точечный подход, локализация проблемных зон, внимательное взаимодействие выходят на первый план. Но главным остается обеспечение устойчивости национальных экономик. Чем прочнее отдельное звено, тем сильнее взаимодействие всей цепи, тем меньше соблазнов надавить как бы случайно на слабые, уязвимые места.

В настоящее время практически ни одна страна в мире не живет в изоляции. Интеграционные процессы проходят в условиях всеобщей глобализации. Они осуществляются в борьбе двух тенденций: протекционизма и открытости. Первая не исчезает, она модернизуется, приспосабливается, временами оживляясь, обостряясь. Однако все-таки главный тренд – курс на открытую экономику, которая также модифицируется, приобретает различные формы. Это ВТО, различные зоны свободной торговли, экономические, таможенные союзы и т. д. Страны, поднимая, развивая национальные экономики, все больше вовлечены в процессы специализации. Выбор этих специализированных приоритетов определяется прорывными достижениями в технологиях, инновационных продуктах.

В кризисах, конечно, никто не заинтересован. Мир накопил значительный антикризисный потенциал. Колокольчиков везде навешано огромное число, и по каждому малейшему поводу они звонят: обвал, падение, крах. Предупреждают, мобилизуют, осаживают, отрезвляют. Накоплен большой арсенал мер, методов борьбы, скорых программ. Многое неоднократно доказывало эффективность. Общая мораль – держи руку на пульсе, не зевай. Покой уже никому и не снится.

Мировая экономика – тяжелый марафон. Догоняющие уже не догоняют, подустали

В глобальной конкуренции основные экономики сохраняют свои доминирующие позиции. ЕС вышла на первое место по объему ВВП – 18,7 трлн долл. Из 227 стран и территорий США продолжают оставаться ведущей экономикой мира, объем ВВП которых в 2015 г. по прогнозу МВФ вырастет на 3,56% и составит 18,01 трлн долл. против 17,4 трлн долл. в 2014 г. Мяч на американском поле. США в условиях снижения темпов роста китайской экономики становятся драйвером роста мировой экономики. Китай выходит на вторую позицию в мире – 11,02 трлн долл. (10,36 трлн – 2014 г.). Темпы роста в еврозоне и Японии составят по прогнозу МВФ 1%. В целом развитые страны обеспечат совокупный рост экономик в 2%, а развивающиеся покажут снижение темпов роста, включая страны БРИКС.

В 2015 г. ожидается снижение темпов роста Китая до 6,7%, России до – 4,0%, Бразилии – до 0,7%. И это явление, недомогание стран БРИКС – "основной источник беспокойства" мировой экономики. В ней за последние годы произошла смена драйверов, лидеров, локомотивов роста. Ведущие развитые страны вновь становятся ведущими роста. Время покажет – это конец зависимости от сырьевой эпохи или временное отступление перед генеральной линией смены технологических укладов. Похоже, мир накрывает китайская циклическая волна. Масштабы экономики этой страны, широта географии торговых связей предопределяют поражающий характер этого экономического цунами. Мир продолжает оставаться азартным. Возможно, мир излишне демонизировал китайскую экономику. Всех все время влекут пирамиды, все лезут на стены, а попадают в водовороты.

В гибридной эпохе происходит болезненная перестройка. И по-старому жить нельзя, но и без них еще тоже. Новое наступает, но еще недостаточно. Одни уже перестроили свой технологический уклад, другая группа только приступает. Экономические, технологические циклы разошлись. Может, это благо для человечества – разные смены.

США, неожиданно, – вновь драйверы роста мировой экономики. Побеждает математика США, накопившие гигантский опыт опережающей конкуренции, мобилизуя значительный интеллектуальный потенциал, не пренебрегая в своей политике силовыми методами, движутся вперед. Несмотря на внешнюю браваду, пытаются снять напряженность и хотя бы сохранить дистанцию сокращающегося отрыва от наседающих конкурентов. Сейчас они поддерживают мировую экономику. В 2014 году внешнеторговый оборот достиг рекордных значений – 4,03 трлн долл. Импорт – 2,41 трлн превысил экспорт – 1,62 трлн. Основные парт­неры: АТЭС – 64%, ЕС – 17%, Канада, Китай, Мексика, Япония, Германия. Темпы роста ее экономики находятся в положительной зоне. Занятость, производительность труда растут. Риски – высокий долг, отрицательное сальдо внешней торговли, поляризация доходов.

США обладают значительным арсеналом управляемости рыночной экономикой. Считают быстрее, глубже и точнее. Поиск новых методов американского воздействия на лояльность глобальной экономики все чаще встречает различного рода сложности. У остального мира растут амбиции, потесниться можно, только поднявшись выше.

Темпы роста ВВП США, в% к предыдущему периоду

ЕС: ничего, кроме экономики, как говорят политики

Экономика еврозоны стабилизировалась, третий год подряд ее показатели позитивны. Греческая проблема не драматична, ее доля в экономике ЕС занимает 1,4%. ЕС из двух зол выбирает наименьшее. С Грецией вопрос только принципа и политики.

ЕС, нарастивший комфортные условия для своих граждан, стоит перед дилеммой – ужесточать, урезать социальные программы или же существенно нарастить экономику за счет резкого повышения конкурентоспособности производства. Обе стороны проблемы проблематичны.

Темпы роста ВВП еврозоны

Внешняя торговля ЕС в 2015 г. сохраняет прежние объемы как по экспорту, так и по импорту. Основные партнеры и конкуренты ЕС – США и Китай. Товарооборот с США в 2014 г. достиг 685 млрд долл., Китаем – 615 млрд долл., Россией снизился до 380 млрд долл. При этом внешняя торговля ЕС с США имеет положительное сальдо (экспорт – 413 млрд долл., импорт – 272 млрд, сальдо +141 млрд долл.), с Китаем – отрицательное сальдо (экспорт – 244,5 млрд долл., импорт – 370,9 млрд, сальдо – 126,6 млрд долл.), с Россией отрицательное сальдо (экспорт – 118 млрд, импорт – 262 млрд). США беспокоит отрицательное сальдо в торговле с ЕС, которое увеличилось со 125,4 млрд долл. в 2013 г. до 141 млрд в 2014 г. А ЕС нервирует курс евро к доллару.

График долл./евро за последний год с 25.02.14 г. по 25.02.15 г.

ЕС – самый крупный торговый партнер Казахстана. Более 43,9% внешней торговли Казахстана приходится на страны еврозоны. Физические объемы внешнеторгового оборота РК и ЕС сохраняются (в 2014 г. товарооборот РК и ЕС составил 53,09 млрд долл.). В 2015 г. снижаются стоимостные показатели из-за падения цен на сырьевых рынках. Прогнозируется медленное восстановление конъюнктуры.

Надежда на китайцев пока подводит.
Американцев мы еще "любим"

Китай под грузом собственных проблем пытается сохранить траекторию роста. Два основных стимулятора роста китайской экономики – наращивание экспорта и увеличение внутреннего спроса – оказались под давлением. Быстрое развитие промышленности в Китае привело к дисбалансу и перепроизводству во многих отраслях страны. Насыщение программ индустриализации и переход на новую экономику накапливают социальные угрозы. Рыночная экономика требует безотлагательных мер, компартия не может жертвовать интересами работающих. Казнить нельзя помиловать.

Для Казахстана, где внешнеторговый оборот с Китаем в 2014 г. превысил 22 млрд долл. и стал вторым после ЕС, большое значение имеет температура его экономики. В последние годы темпы роста китайской экономики демонстрируют снижение. 2013 г. – 7,7%, 2014 г. – 7,4%, 2015 г. – 6,8%, 2016 г. – 6,3%. Похоже, китайская экономика вступает в фазу структурных перемен, обусловленную природой экономических циклов, сопровождаемых фазами подъемов и спадов. Китай стремится перейти от производства товаров широкого профиля к выпуску высокотехнологичных товаров. Эта новая политика Китая проявляется в росте высокотехнологичного экспорта и снижении импорта сырья. Замедление рос­та в Китае называют "новой нормой", которая подразумевает качественное развитие, а не быстрые темпы рос­та, которые и привели к перегреву экономики.

Объясняя эти процессы "перебалансировкой", "новой формой", сменой парадигм развития, эксперты фиксируют то обстоятельство, что 20-летний цикл промышленной модернизации завершается и наступает период перевооружения национальной промышленности, ее диверсификации, структурных преобразований.

Эти шаги в среднесрочном периоде должны снять проблему дисбаланса и перепроизводства во многих отраслях. Когда Китай нащупает свое дно? Вполне вероятно, что ему потребуется время. Инерция прежних, весьма затратных программ предполагает значительные усилия по их торможению. Речь идет, прежде всего, о плавном переходе на новую структуру экономики, о непростой реализации болезненных преобразований, требующих напряженной социальной осторожности и немалых инвестиций.

Смена парадигм роста происходит болезненно. Переориентация на внутренний спрос, национальное потребление ниже ожиданий. Одновременно перестройка структуры экономик также идет не без проблем.

Структурные преобразования китайской экономики, ставшей одной из ведущих и динамичных в мире, привлекают повышенное внимание. Во взаимодействие с этой страной вовлечены практически все страны мира. И ее масштабы значительно выросли вместе с рос­том объемов китайской экономики. Любые колебания китайской экономики отражаются на экономиках многих стран. Замедление темпов роста экономики Китая уже оказывает негативное влияние на темпы экономического роста в странах, поставляющих сырье (Австралия, Чили, Бразилия, Перу, ЮАР, Иран, Россия, Индия, Казахстан и др.), движет вниз мировые цены на сырьевые товары.

Это связано с тем, что страна потребляет более 55% общемирового объема железной руды, около 50% алюминия, 44% никеля и более 40% меди. Например, медь за пос­ледние четыре года потеряла в цене более 40%, никель – около 55%, а стоимость железной руды и вовсе упала в 3 раза. Так, средняя мировая цена за тонну меди в 2011 г. составила 10 000 долл., в августе 2015 г. составила 6 474 долл., временами опускаясь до 5 000 долл. Аналогичная ситуация и по благородным металлам. Золото в 2011 г. в среднем за год торговалось по 1 500 долл./унц., в 2015 г. цена колебалась на уровне 1 197,5 долл./унц.

Следует отметить, что мировой спрос на сырьевые товары в целом сохраняется. И в том же Китае он будет держаться еще длительное время. Конъюнктура мировых цен вернулась на уровень 2009 года. Дугообразная фаза подъема этих цен завершилась. Оно, видимо, обусловлено определенным циклом экономики. Мировой спрос подвержен этому циклическому давлению, однако, в целом для добывающих стран он хотя и болезнен, но не критичен. Речь может идти о снижении доходов, но не о разорении. Революция "справедливых цен" на сырьевые товары, за которую долго воевали добывающие страны, хотя и не переросла в эпоху, но сыграла свою позитивную роль. Отыгрывать утерянные позиции добывающим отраслям в наступившее время нужно за счет повышения эффективности производства, внедрения новых технологий.

Пессимистические прогнозы о динамике китайской экономики в 2015 г. подтверждаются снижением темпов ее внешней торговли. Существенное сокращение китайского внешнеторгового оборота за 7 месяцев 2015 г. на 7,3% до 2,19 трлн долл., в т. ч. экспорта – на 0,9% до 1,24 трлн долл., импорта – на 14,6% до 947 млрд долл. вынудило девальвировать юань на 1,9%, а затем довести до 4%, впервые за последние 20 лет.

В рамках девальвации за последние две недели июля Китай продал 106 млрд долл., в августе – 93,9 млрд долл. из своих международных резервов, т. е. американских казначейских бумаг. С июня 2014 г. по август 2015 г. международные резервы Китая сократились с 3,99 трлн долл. до 3,56 трлн – на 430 млрд долл. По прогнозу, эта политика будет продолжена. Учитывая объемы американских казначейских обязательств в китайских резервах, это прямой путь внешнего давления на курс доллара. Из общей суммы казначейских обязательств США в 12,3 трлн долл. у иностранных держателей находилось на конец июня 2015 г. 6,175 трлн долл., в том числе у КНР – 1,271 трлн, Японии – 1,197 трлн.

Эти шаги вызывают обеспокоенность в мире, особенно у ведущих торговых партнеров – США, Австралии, Республики Кореи. Торговля с Россией сократилась на 28,9%, экспорт – на 36,1% – до 17,99 млрд долл., импорт – на 20,7% – до 19,7 млрд долл.

Вместе с тем эксперты отмечают, что темпы роста китайской экономики, наряду с индийской, продолжают оставаться одними из самых высоких среди крупных экономик мира. Ее влияние на состояние мировой экономики все еще велико. В то же время, несмотря на обод­ряющие оценки, наблюдается повышенное, напряженное внимание к состоянию и чрезвычайным мерам борьбы китайского руководства по смягчению, сглаживанию переходного этапа. Все надежды на традиционную мудрость и выросший интеллектуальный и управленческий потенциал этой страны.

На нефтяном рынке – арабские камикадзе заливают китайские стены. За что остальным такое благо и такая кара?

На мировом рынке нефти сложилась странная ситуация. Спрос на нефть и ее потребление растут. В Китае импорт увеличится в 2015 г. до 9,8 млн баррелей в сутки, или порядка 550 млн т, что равно ее годовой добыче в Саудовской Аравии, России. В Индии потребление и импорт нефти растут опережающими темпами – 3,8% в год против 0,6% в Китае. Ожидается, что в 2015 г. Индия ввезет 192 млн т нефти.

В условиях нарастающей конкуренции мировые потребители не будут, видимо, форсировать спрос на нефть. Для них наступил период комфортных цен. Проблема в ее перепроизводстве.

Мировые производители нефти, включая страны ОПЕК, все еще никак не придут к согласию о проведении единой ценовой политики, особенно после снятия антииранских санкций. Страны ОПЕК в 2015 г. увеличили добычу до 31,5 млн баррелей в сутки против установленной самой же организацией квоты в 30 млн баррелей в сутки. Все в ожидании роста поставок со стороны Ирана, который уже приступил к ее реализации и не намерен отказываться от поставок. Иран торопится вернуть свое место на нефтяном рынке, невзирая на цены. Эта страна может увеличить поставки до 1 млн баррелей в сутки, имеет в резер­вуарах около 30 млн баррелей. Ожидается, что цена нефти упадет из-за иранских поставок на 10 долл./бар.

График динамики стоимости нефти марки Brent(июль – август 2015 г.)

И владельцы дешевой нефти, вероятно, будут жестче бороться за удержание своей доли мирового рынка. Фронт нефтяных цен пока удерживается на уровне 45–50 долл. Ни Саудовской Аравии, ни Ирану – главным борцам за нефтяные рынки, невыгодны весьма низкие цены. Зависимость бюджета Саудовской Аравии от нефтяных доходов превышает 92%. А накормить 29-миллионное население не сможет даже растущий поток паломников.

Но низкая себестоимость их нефти на уровне 5–7 долл. за баррель и масштабы поставок на внешние рынки (Саудовская Аравия – 7,1 млн баррелей в сутки, или 320 млн т в год, Иран – 1,4 млн баррелей в сутки, или 100 млн т) дают им конкурентные преимущества, которые они не хотят упус­кать. Хотя иногда создается впечатление, что вопросы здравого смысла сдаются под давлением сиюминутных интересов. Они действуют как фанатичные камикадзе, штурмующие китайские нефтяные стены, которые для них все еще велики. Как говорится, кушать хочется каждый день, а завтра, как бог даст.

По поступающим данным, среди нефтедобывающих стран растет ропот, низкие цены заставляют искать трудный компромисс. Задача одна, дальше не опускать, и если поднимать, то не намного. Всем нужна оптимальная, компромиссная цена за баррель и никто уже не спрашивает, где "золотая середина". Последний квартал 2015 года и, может, весь 2016 год уйдет на изматывающие, но вынужденные и необходимые переговоры. Согласие возможно. Может, к этому времени и мировой спрос подтянется, а предложение станет более согласованным. Мир не теряет надежды.

Россия. Эхо: где же это чертово дно?

Наиболее высокой зоной риска для казахстанской экономики стали ухудшение на сырьевых рынках и положение в российской экономике. Ситуация в ней продолжает оставаться сложной. Падение цен на нефть и другие сырьевые ресурсы, санкции как эхо давят на экономику страны. И, видимо, это эхо будет еще долгим.

Россию одолевают скрытые болезни запоздавших структурных перемен. Интенсивная интеграция в мир, создавшийся сырьевыми доходами ореол достижений, жестко демонстрируют свою зыбкость. Предаваться сложившимся стереотипам об открытости мировой экономики оказалось крайне рискованным, ибо при первом же случае все взяли свои слова обратно. Горькую чашу придется выпить до дна.

Российская экономика, к сожалению, пока развивается по пессимистическому варианту. Цены на нефть все еще снижаются, курс рубля возвращается к нижним рубежам. Наблюдается падение промышленного производства, сокращается внутренний спрос, уменьшаются доходы населения.

Внешнеторговый товарооборот РФ в первом полугодии 2015 г. снизился на 33%, с 408,4 млрд долл. до 275,9 млрд. По сравнению с аналогичным периодом 2014 г. экспорт снизился на 28,5% – с 255,3 млрд долл. до 182,5 млрд, импорт на 38,6% – с 153,1 млрд до 93,4 млрд.

Сократилась внешняя торговля с Китаем до 15,7 млрд долл.(–28,7%), Казахстаном – до 7,5 млрд долл. (I кв. 2014 г. – 9,5 млрд долл.), импорт уменьшился на 26,9%, экспорт – на 17,5%. Резко ухудшилась торговля с Украиной. Внешнеторговый оборот с этой страной, достигнув максимальных значений в 2011 г. в 50,6 млрд долл., сократился к 2014 г. практически вдвое – до 27,9 млрд долл. За январь – май 2015 г. этот показатель составил 6,0 млрд долл., что вдвое ниже аналогичного уровня 2014 г. И это происходит главным образом по инициативе украинской стороны в качестве ответной меры за Крым и Донбасс. Что и говорить – ущерб взаимный. Экономика отвечает за политику, а страдает население.

Темпы роста ВВП России в% к предыдущему периоду

В поставленных жестких условиях Россия принимает интенсивные меры, активизирует внешнеторговые отношения с Китаем, Индией, Турцией, Ираном, Египтом, Вьетнамом и целым рядом других стран.

Развернута усиленная работа по подъему национальных секторов экономики. Перспективны показатели аграрного сектора, пищевой, химической, судостроительной, оборонной, атомной, металлургической, горнодобывающей, трубной, лесной и деревообрабатывающей промышленности и ряда других производств. Из-за сложившегося курса рубля возросли рублевые доходы экспортных компаний, особенно Газпрома. Возросла ценовая конкурентоспособность российских товаров на внешних рынках. Российские экспортеры пшеницы (в 2015 г. объем поставок оценивается в 23 млн т) теснят американских поставщиков с рынков Египта, Нигерии и даже Мексики. Высокие темпы роста авиаперевозок наблюдаются у Аэрофлота. Вырос спрос на товары российского производства на внутреннем рынке. Реализуется программа импортозамещения. Предпринимаются энергичные усилия по развитию инфраструктуры.

Главной проблемой российской экономики, на наш взгляд, является отставание и недостаточность масштабов заявленных и реализуемых программ. Для такой страны, как Россия, они должны быть на порядок выше. Глубокая вера в открытость мировой экономики, активная интеграция, особенно в чувствительных инновационных направлениях, в условиях санкций привела к болезненным последствиям. И теперь нужно время, которого, как правило, и не хватает.

Россия в условиях сокращения внешних заимствований нуждается в мобилизации собственных сил и ресурсов. Потенциал страны значителен, и, подтянув пояса, не оглядываясь на внешнее давление, можно последовательно наверстывать задуманное. Россия умеет бороться и достигать побед. А она нужна нам всем.

Рахман Алшанов, ректор университета "Туран", д.э.н., профессор,
"Казахстанская правда", 18 сентября

Продолжение в следующем номере

Источник - Казправда


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение