Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Теория контрполярного мира

01.09.2015

Автор:

Теги:
В декабре прошлого года политолог Ю.М. Солозобов опубликовал в «Известиях» свою концептуальную статью. Можно выделить следующие основные положения статьи. 
 
Во-первых, России фактически объявлена война, о чём свидетельствуют как заявления и шаги отдельных западных лидеров, так и российского руководства. 
Во-вторых, корни происходящего уходят ещё в период гибели СССР и краха биполярной системы. В результате возникло две альтернативы:
1) торжество Pax Americana — планетарное доминирование одного имперского центра; данный сценарий и стал реализовываться;
2) возможность формирования многополярного мира.
 
В-третьих, внешняя политика России в 1990-х гг. фактически привела к ослаблению её позиций в мире. Ситуация начала меняться с приходом к власти В.В. Путина: Россия стала усиливаться, образуя свой собственный полюс — Евразийский союз. Подобный курс вызвал негативную реакцию Вашингтона, принявшего свои решительные меры. Главная из них – «поджог» Украины.
 
В-четвёртых, ответ России на вызов Америки – формирование не многополярного, а контрполярного мира». Это новая геополитическая задача, которую России предстоит решить. США будут пресекать попытки ослабления однополярного мира, поэтому нужно готовиться к жёсткому противостоянию. Если мыши не поймут, что лягушки их враги, они просто будут уничтожены последними.
 
В-пятых, для России необходимо наряду с другими центрами силы пройти сложный путь «от однополярного к многополярному мироустройству — через контрполярный мир».  Ближе всех в новейшей истории к подобной стратегии подошёл де Голль, предпринявший ряд шагов в области внутренней и внешней политики. У России есть и союзники по всему миру, что связано с растущим пониманием несправедливости сложившейся глобальной системы, желанием изменить её. Такие страны с надеждой смотрят на Россию «и готовы объединиться на основе контрполярного мира».
 
Таковы основные тезисы автора теории «контрполярного мира».
 
Нужно сказать, что данная идея не есть нечто скороспелое, возникшее на пустом месте под влиянием обострившихся международных отношений, а является результатом осмысления политологом происходящих процессов, эволюции его воззрений. 
 
В прошлые годы Ю.М. Солозобов не раз писал о «созидании Второго мира». Речь в тех работах шла об особой позиции России в мирохозяйственной среде. В «нулевые», наша страна играла уникальную роль посредника между «мирами» и, в частности, используя одновременное членство в «большой восьмерке» и новом альянсе стран БРИК. Тем самым, Россия могла бы выйти из тупиковой борьбы «мирового Севера» с «мировым Югом» и вновь закрепить за собой статус лидера нового «Второго мира». 
 
Являясь Периферией по отношению к мировому Центру, участники группы БРИКС, как сильные полупериферийные страны, сами могут становиться центром притяжения для окружающей её Периферии. Такая самодостаточная страна «Второго мира» способна защищать свой внутренний рынок от Центра и, наоборот, вторгаться на рынки менее развитых стран. Это подкрепляется не только экономическими, но также военными и политическими предпосылками (прежде всего, дееспособностью национального государства).
 
Тем самым, новая картина мировой экономики должна выражаться не привычной двучленной «Север-Юг» или «Центр-Перефирия», но трехчленной формулой «Центр — Полупериферия — Периферия». Как ранее отмечал М.Ремизов, «Политика «второго (другого) мира», как её вёл Советский Союз и как ее могла, в ограниченном и модернизированном виде, реконструировать Россия, состояла в том, чтобы обеспечивать военно-политическое представительство интересам «мировых угнетенных» и за счет этого — не принадлежать в полной мере к их числу». Причем Валлерстайн подчеркивал, что такая политика является фундаментом сохранения миросистемы в целом: «Иметь трехуровневую структуру — нормальное условие любой разновидности миросистемы. Если и когда такое условие исчезает, миросистема распадается».
 
В 2010 г. при подготовке к проведению саммита ОБСЕ в Астане, Ю.М. Солозобов предложил интересный концепт «мирового среднего класса как оплота современной демократии». Уже сама идея председательства Казахстана в ОБСЕ базируется на стратегически точной концепции Нурсултана Назарбаева – увеличения в глобальной геополитике роли «средних» государств. Образно говоря, их международное значение можно сравнить только с ключевой ролью среднего класса, который является основой демократии в национальных государствах.
 
Ю.М. Солозобов отмечал, что Нурсултан Назарбаев, как политик мирового уровня, очень верно определил важнейший тренд ХХI века – усиление роли среднеразмерных государств, которые составляют большинство в современном мире. К этому ведёт и логика самой глобализации.  По мнению Н.А. Назарбаева, «роль средних государств должна заключаться в том, чтобы добиваться принятия глобальных стратегических решений на консенсусной основе».
 
Размышляя над словами Н.А. Назарбаева, политолог отмечал, что среднеразмерным странам сегодня есть смысл объединиться. Хотя бы для того, чтобы их голос в мировой политике звучал слаженно и громко. Пока что подавляющая часть средних стран относится к той части мирового сообщества, которую принято называть «молчаливое большинство». Но подобное отношение начинает быстро меняться.
Таким образом, сначала Ю.М. Солозобов приветствовал развитие Второго мира и многополярности на его основе. Потом обратился к поиску альтернативных полюсов из мирового среднего класса. Затем уже осмысленно обратился к формированию контрполярности, как единственного способа в реалполитике противостоять однополярной гегемонии. Следствием чего и является статья о контрполярном мире. Основные тезисы данной статьи нами были изложены выше. Теперь перейдём к их анализу. 
 
Во-первых, повторимся, интересна и продуктивна сама мысль Ю.М. Солозобова о контрполярном мире, тем более что данный термин действительно не используется пока в научной литературе. Пишут или о Втором мире (под которым чаще понимают БРИКС), или о «Мире без Запада» (также применительно к БРИКС). Теорию Второго мира какое-то время отстаивал американский политолог Параг Ханна, однако у него этот феномен описывается расплывчато. Более того, для него новый Второй мир не является чем-то самостоятельным, это своеобразные «качели, болтающиеся из стороны в сторону». Из отечественных авторов ещё в конце 1990-х гг. к проблеме Второго мира подошёл А.С. Панарин, однако и он не во всех работах использовал данный термин. Более обращался к категориям «Север-Юг».  
Правда, рассуждая о категориях: «однополярный мир», «многополярный мир» и «контрполярный мир», наверное, можно было бы акцентировать внимание на том, что многополярный мир чаще всего рассматривается как неустойчивый. Поэтому альтернативой однополярному миру на данном этапе (исходя из такой логики) может служить именно контрполярный (тем более что в статье ведь был приведён пример биполярного мира СССР-США, в котором стороны сдерживали друг друга).
 
В области контрполярности  «общепринятому» политическому порядку появляются иные правила поведения. Так закрепляются в политической практике равноправные отношения между новыми субъектами. Контрполярный мир также предлагает нестандартные решения вопросов, стоящих перед человечеством. Можно в связи с этим привести один афоризм: если нельзя выиграть по правилам мирового казино, то нужны особые способы того, как получить свои деньги из кассы.  
 
Еще одним средством контрполитического ответа может стать выбор ассиметричных шагов в экономике и политике, а также стратегия сдерживания «сильного слабым» в области обороны. В качестве таких примеров сдерживания можно привести ситуацию вокруг Сирии, когда Китай и Росси несколько раз фактически проваливали проект резолюции США по этой стране. Или ситуация вокруг Украины и Крыма. В ней такие страны, как Китай, Индия, Бразилия, Иран уклоняются от прямого ответа, а где-то фактически и поддерживают Россию.
 
Что касается экономики, то мы видим, как Китай стремится создать  зону свободной торговли в Юго-Восточной Азии. Летом 2014 г. было провозглашена идея о создании Банка развития БРИКС. В качестве своеобразного конкурента МФВ участниками группы БРИКС создан пул валютных резервов. 
 
При этом Ю.М. Солозобов старается рассматривать в своих работах переустройство современного мира в динамике, т.е. указывает на возможную эволюцию контрполярного мира в многополярный.
 
Во-вторых, Можно согласиться с тем, что России объявлена война на уничтожение. Тем более что наша страна нарушила существующий мировой порядок (хотя таковым его можно назвать условно т.к. после окончания Холодной войны не было принято никаких соглашений, фиксирующих положение вещей). 
 
Лучше сказать, что Россия нарушила диктуемые США и их союзниками условные т.н. «общепринятые» правила игры. Поскольку Российская Федерация стала играть не по правилам диктуемым «золотым миллиардом» (но не мировым сообществом) то справедлив и тезис статьи, что взоры многих устремлены на Россию, что её позиция может вызывать сочувствие. С этим можно согласиться. По крайней мере, позиция Индии, Китая и ряда других стран, особенно во время голосования в ООН 27 марта 2014 г. по поводу референдума в Крыму, это показала. Нельзя сказать, что страны БРИКС или ШОС единодушно поддержали Россию, однако часть правящих кругов Китая и Индии продемонстрировали понимание позиции российского руководства.
 
 Удачен и пример с Францией времён де Голля. Вопрос только в том – сможет ли наша элита оказаться на высоте великого французского политика? Но поучиться у великого француза не мешало бы и нашей элите, так что пример очень актуален. Тем более что, как верно подметил автор, у России с Францией много общего, в том числе и в историческом плане. Весьма интересен для России и всего постсоветского пространства концепт «республиканского» или «некоронованного монарха». А также обращение к последовательным мерам по обеспечению реального национального суверенитета. 
 
 В связи с последним можно привести публикацию А.Д. Богатурова десятилетней давности. Рассматривая внешнеполитические сценарии для России, он среди оптимальных выделил и курс, схожий с деголлевским. Нужно сказать, что в публицистике также порой встречались обращения ко временам Шарля де Голля. Это лишний раз говорит о востребованности данного курса. Хотя он и осуществлялся в иных условиях.
 
Отчасти можно согласиться с тем, что у России есть союзники. В качестве примера здесь можно добавить ШОС (Виталий Воробъёв даже назвал её «растущим властелином Хартленда). Вопрос только в другом: а что Россия может дать этому контрполярному миру? Какие идеи предложить? Что может объединить вокруг неё все страны? 
 
Одного антиамериканизма мало. Может быть, подойдут идеи  социальной справедливости, характерные для русской культуры, активно использовавшиеся и советской цивилизацией, а теперь актуальные теперь для всего мира? Но для этого нужно также преобразиться самому нашему обществу (как можно проповедовать социальную справедливость в стране, где существенный разрыв в доходах). Может в целом российские ценности, или ценности православной цивилизации? В своё время такие идеи отстаивал, например, А.С. Панарин, считавший, что Россия сможет создать альтернативу Западу благодаря родственной культуре. 
 
Возможно, однако, нужно продумать, какие именно? В связи с этим можно вспомнить концепцию американского учёного Амитаи Этциони, развивавшего идею, согласно которой на смену имперскому доминированию должен прийти новый глобальный порядок: мировое сообщество. Среди основных компонентов такого порядка он предлагал и ценностный консенсус между Западом и Востоком. Может такой консенсус предложить контрполярному миру?  
 
Автор также пишет о стремлении к суверенитету. С этим можно согласиться: такие игроки, как Китай, Бразилия, Индия, Иран как раз и отстаивают принцип государственного суверенитета. Это отчасти помогает поднимающимся гигантам и другим странам согласовывать свои позиции. Но будет ли и всего этого достаточно? Нужны и иные основания. 
 
Возникает и ещё один вопрос: что может дать Россия в экономическом плане? Остальные страны идут за США и Китаем, видя, что имеют от этого и материальные выгоды, реализацию каких-то интересов. Сможет ли Россия дать что-то адекватное, отвечающее запросам? Готова ли к этому её экономика? 
 
Ещё один вопрос, вытекающий из предыдущего: не превратиться ли Россия в этом контрполярном мире в сырьевой придаток Китая, который в экономическом плане гораздо сильнее нашей страны? И не эволюционирует ли со временем «контрополярный мир» в новый биполярный во главе с Китаем? Справедливости ради стоит сказать, что подобный шанс маловероятен: у самого Китая не хватает потенциала. Отсутствует идея, которая помогла бы ему возглавить новый полюс. Но ведь ситуация может и изменится. Тем более, что ряд западных авторов уже открыто постулирует идею восхождения Китая на вершины глобального лидерства.
 
Таким образом, главный вопрос заключается именно в «точке сборки» нового «контрполярного мира». Тем более что такие страны мира, как Китай, Индия, и даже Иран отчасти ориентированы на Запад, несмотря на антиамериканскую риторику.  Кроме того, существует масса противоречий, и в перспективе появятся новые: между Россией и Китаем, Индией и Китаем, Китаем и Бразилией (в перспективе) и т.п. Поэтому необходим поиск общих моментов в выстраивании  «контрполярного мира». 
 
И в заключении один важный момент. Ещё в 1994 г. выдающийся мыслитель В.Л. Цымбурский предупреждал об опасности вхождения в «мировое цивилизованное», где России приготовлен трехногий стул. Необходимо продумать, «не осталось ли в запасе для такого вхождения неких возможностей, скрывающихся имплицитно в нынешнем, еще сильно внесистемном положении России. Нельзя ли еще использовать эту внесистемность для реорганизации и внутренних сил, и внешнего потенциала страны? Все ли варианты нашего отношения к мир-системе рассмотрены, не остались ли пропущены такие, которые давали бы шанс фрустрировать вызов неприемлемого выбора?».  В.Л. Цымбурский предупреждал о том, что непомерное желание  «любой ценой закрепиться на окраине «мирового цивилизованного» приведёт к тому, что наша страна окажется перед нежелательным выбором: установление фашистского режима или компрадорского.
 
Концептуальная статья Ю.М. Солозобова и является ответом на размышления В.Л. Цымбурского, стремлением продумать иные варианты, к чему и призывал В.Л. Цымбурский, а также найти середину между двумя нежелательными альтернативами.
 
В целом, главная значимость статьи Ю.М. Солозобова в следующих моментах:
1) в предложении автором концепта «контрполярный мир»; данная категория важна не только для анализа международных процессов, но и имеет ещё внутриполитическое измерение; 
2) в обращении к проблеме – а что Россия сможет дать миру?  В связи с последним можно привести мнение А.В. Митрофановой:  «Запад предлагает универсальный проект, означающий, в перспективе, ликвидацию всех очагов самобытности. Противопоставить ему можно другой универсальный проект».  Статья Ю.М. Солозобова и является одной из попыток определить новый контрполярный ответ на формирующийся вызов.
 
http://geopolitica.ru/article/teoriya-kontrpolyarnogo-mira#.VeXp3um24W1

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение