Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Алматы глазами московского блогера.

14.08.2015

Автор:

Теги:

Алматы глазами московского блоггера.

Часть 1

Будет полезно почитать даже самым прожженным алматинцам.

Алма-Ата. Часть 1: городской пейзаж

Долго ли, коротко ли, а мы достигли кульминации путешествия сквозь Великую Степь, уткнувшись в подножье Тянь-Шаня, где стоит Алма-Ата — город в чём-то легендарный, в прошлом советская, а ныне Южная столица Казахстана. Размером она примерно с Новосибирск, уровнем жизни напоминает Питер, а колоритом непохожа ни на что. Особенно — на Астану: «южная столица» — мегаполис, город с традициями, город для жизни, космополитичная и открытая миру. Об Алма-Ате будет 7 частей: об осколках старого города Верного, об Алматинской станицы и семиреченских казаках, об Алматинском метрополитене (а вы знали, что таковой УЖЕ есть?), о горе Кок-Тобе и видах с неё, и две о Заилийском Алатау — Медео, Чимбулак, Ворота Туюксу… Но обо всём этом позже — в первой части я покажу просто городской пейзаж. Самобытную окантовку для достопримечательностей, о которых речь пойдёт после.


…К югу от Балхаша лежит удивительный край Семиречье — это русское слово является буквальным переводом тюркского Жетысу. Впрочем, рек тут намного больше семи, а впадающих в сам Балхаш и вовсе 4 — Или, Каратал, Аксу и Лепсы. Ещё есть Биен, Баскан и Сарканд — одни сливаются с вышеназванными, другие теряются в песках, но почему-то в списке «7 рек» нет, например, Чарына или Большой Алматинки. Я думаю, что «семь» в данном случае стоит понимать как некий оптимум, и настоящий перевод Жетысу — Благодатный край. И потому именно здесь с начала 19 века самовольно селились сибирские казаки, в итоге образовавшие Семиреченское войско. О дорусской истории Семиречья я расскажу как-нибудь позже, а пока стоит сказать следующее: до 1860-х годов Россия не была здесь полноправным хозяином — Семиречье было в состоянии троевластия между Россией, Китаем и Кокандом. В 1854 году в долине двух Алматинок было заложено Заилийское укрепление, а вскоре русские войска покорили Коканд, а русские дипломаты навязали Китаю один из многих «неравных договоров». В 1867 году была образована Семиреченская область, центром которой стал образованный из Заилийского укрепления город Верный. Впрочем, до революции он был столицей далёкой колонии, лишь 3-м по величине в нынешних границах Казахстана (после Уральска и Семипалатинска, и это не считая того, что треть территории управлялась из Ташкента и Омска). Однако в 1926-31 годах сюда пришёл Турксиб, соединивший Ташкент с Новосибирском. Переименованная в 1921 году Алма-Ата перестала быть труднодоступной, и в 1929 году в Благодатный край перенесли столицу Казахстана.
Турксиб пересекает Алма-Ату по северной окраине — город тянется вдоль двух Алматинок на 30-40 километров, от самых гор, понемногу растворяясь в степи. Непосредственно на Турксибе — станция Алматы-1 с новым вокзалом и высокой платформой:

Есть и Алматы-2, расположенная в центре города — к ней ведёт небольшой аппендикс, по которому ехать ещё полчаса. Здесь стоит рассказать (на правах дисклеймера) о ещё одной особенности: если у украинцев больной вопрос — «на» или «в» Украине, а у белорусов — «Белоруссия» или «Беларусь», то у казахов — «Алматы» или «Алма-Ата». Их в общем можно понять: название городу в 1921 году дали ташкентские большевики, не владевшие казахским языком, и почему-то решившие, что казахское название долины (Яблоневая) на русский транскрибируется именно так. На самом деле в дословном переводе «Алма-Ата» значит бессмыслицу «Яблоко-Дед». Более того, «алма» — ещё и женского рода, что для «ата» уж совсем оскорбительно…. И всё же я буду пользоваться этим названием, потому что во-первых раз уж оно дано людьми, не знавшими казахского — значит, это всё же не новое название, а транскрипция правильного «алматы» на русский язык — ведь никого не удивляет, что город Пари в русском языке получил буквы «ж», Ингландию прозвали Англией, а страну Хань — Китаем. А во-вторых — ну согласитесь, для русского уха «Алма-Ата» с 4 буквами «А» звучит куда как красивее.
…Местность между Алматы-1 и Алматы-2 довольно невзрачная — город, густая зелень, и единственное, что приковывает взгляд — ледяные вершины, которые сперва принимаешь за облака. Алматы-2 хотя и в центре, но куда провинциальнее. Вот на этой плтформе Виктор Цой (то есть Моро Смерть Амбалам) показывал фак проводнице:

Действительно красивый вокзал в сталинском стиле построен в 1939 году. Здесь нас встретила nnfs , и 90% показанного далее было увиденно в её компании, а зачастую и благодаря ей. Перед вокзалом — ещё конный памятник Абылаю, но мы торопились в миграционный отдел (сделать регистрацию d_a_r_k_i_y_a и продлить мне), поэтому сразу сели в троллейбус и поехали в центр. Как обычно и бывает, вернуться к вокзалу я уже не успел:

Точнее, я к вокзалу ещё вернусь — поездом:

А пока расскажу о главных алматинских особенностях. Первое, о чём скажет любой алматинец — что у них в городе есть «низ» и «верх». Алма-Ата стоит на довольно ощутимом склоне, «низ и верх» прекрасно ощущаются ногами и глазами, и это идеальный ориентир. Чем выше — тем престижнее, вплоть до дворца Назарбаева над Чимбулаком. Настоящий алматинец в любом городе первым делом находит верх и низ, и по ним ориентируется — даже в Москве или плоском, как стол, Питере.
В Алма-Ате над домами, в перспективах улиц, нависают горы:

Не то, что у нас называют горами обычно, а Настоящие Горы, высотой около 4 километров, с вечным льдом на острых вершинах. Самые высокие, что я когда-либо видел. Здесь никто и никогда не называет их Тянь-Шань, потому что Тянь-Шань в понимании алматинцев — это Киргизия. Нависающий над Семиречьем его крайний хребет — Заилийский Алатау, или просто Алматинские горы. С гор текут две Алматинки — на востоке Малая, на западе Большая, а между ними ещё и рукав Есентай, который делит город пополам. Уклон Алма-Аты легко оценить по его руслу:

Выше по склонам — местная «Рублёвка», где, впрочем, ещё живёт немало простых смертных. Виды со двора одного из домов — вверх:

И вниз:

И каждый раз, когда мой взгляд задевал горы в перспективах улиц, я терял дар речи…

Особенность №2 в Алма-Ате — то, что она исключительно зелёная. Здесь нет перспектив улиц — по бокам от проезжей части всегда видишь только деревья. Алма-Ата — самый настоящий оазис, в её густой зелени как будто плывёшь. Этим она обязана не только климату Яблоневой долины, но и садоводу Эдуарду Бауму, который озеленял ещё город Верный. Здесь прямо сквозь тротуары растут деревья в три обхвата шириной (силуэт на фоне — это Даркия, которая очень трепетно относится к своему внешнему виду на фото), а улицы укрыты тенью:

Вся эта зелень возможна благодаря сложной системе арыков — это не дренаж, как думают некоторые, а оросительные каналы, вода по которым поступает как раз-таки к деревьям и газонам. Правда, в Алма-Ате я ни разу не видел их работающими (в отличие от семиреченской глубинки), но используются они всё ещё по назначению. Вот — Главный арык на перекрёстке улиц Дружбы и Абая (на заднем плане Абай и склон горы Кок-Тобе):

Третья особенность — планировка. Снизу вверх город делится на три условные части проспектом Райымбека (Ташкентская улица) и улицей Сатпаева. Ташкентская делит город на парадную и непарадную части, а Сатпаева делит уже «парадную» Алма-Ату на Домодедово и Внуково, как районы по разные её стороны прозвали в 1990-х. Домодедово — это центр, где живут всякие заслуженные деды. Внуково — это местная «рублёвка» на склонах гор, куда выбились на волне капитализма их внуки. 4/5 того, что я покажу — именно в Домодедово. Центр сохранил и планировку города Верного с прямыми улицами, многие из которых протянулись через весь город, до самой степи — например, на проспекте Сейфуллина я видел дома с номерацией за «500». Названия почти везде обновлены — все эти типичные для Казахстана улицы Абая, Ауэзова, Достык (Дружбы) и прочее, хотя народ в основном говорит по старинке: Ташкентская, Ленина и т.д. Не переименована пока только улица Фурманова, ведущая в горы, к Медео и Чимбулаку, и давно уже ходят слухи, что она зарезервирована под улицу… ну в общем понятно кого. Улицы в городе узкие, уровень доходов высокий, центр обособленный — словом, про алматинские пробкии и смог легенды слагают во всём Казахстане (хотя на этом кадре не пробка, а светофор):

Четвёртая особенность — архитектура. Вообще, по архитектуре Казахстана хорошо видно, что до годов 1960-х это было захолустье, а после 1960-х — витрина, что и понятно: в 1955-56 годах республику возглавлял Брежнев, а в 1960-86 — его друг Динмухаммед Кунаев. Лицо казахстанских городов определяют брежневские многоэтажки — но здесь эта архитектура на удивление хороша и оригинальна. В Алма-Ате «казахская советская» архитектура, конечно, достигает апогея, и её лицо определяют именно брежневки… но небанальные:

Алматинский стиль узнаётся сразу, и самая яркая его особенность — оформление стен и окон:

Пришедшее сюда прямиком из довоенной архитектуры — не конструктивсисткий ли дом вот этот?

Ещё Алма-Ата до ужаса бетонная — я не припомню здесь даже силикатный кирпич, не говоря уж о красном. Скорее всего, это связано с сейсмической активностью — город дважды разрушался землетрясениями (1887 и 1911), немного трясёт здесь регулярно (скажем, неделю назад вот тряхнуло), и многие здания тут сейсмоустойчивые. Впрочем, сами здания облицованы розоватым мангышлакским ракушечником — но городской смог быстро сделал его серым, как бетон.
Но в целом, центр Алма-Аты — это густая зелень и высокие серые стены:

О том, что до 1998 года Алма-Ата была столицей, напоминает и множество явно правительственных зданий. Более того, некоторые министерства ещё не переехали в Астану:

А много тут и неплохих малых форм позднесоветского зодчества:

В целом же, в 1970-80-е годы алматинские архитекторы регулярно получали союзные премии, и самые интересные образцы здешнего «брежневианса» я оставлю на потом.

Вот ещё очень характерный пейзаж:

«Башни-близнецы» (увы, забыл их название) — насколько я помню, подарок из Москвы. На них смотрел Цой (то есть Моро Смерть Амбалам) с лестничной клетки у квартиры Спартака, и «никогда ещё родной город не был ему настолько чужим…» — но именно по этим башням зритель мог опознать Алма-Ату:

Они нависают над местным арбатиком — улицей Шёлковый Путь (Жибек Жолы). Последний и правда проходил через Яблоневую долину (хотя, подозреваю, ниже современной Алма-Аты). Арбатик тут совсем короткий, но насыщенный:

Вообще, Алма-Ата радует своей космополитичностью — особенно после всего остального Казахстана. Всё же Казахстан — страна куда более жёсткая и суровая, чем Россия, в том смысле, что здесь накладываются друг на друга Восток и «твёрдая рука». Здесь куда меньше можно — не столько потому, что «не положено», сколько потому, что «не принято». До прибытия в Алма-Ату мне казалось, что я единственный на территории республики мужчина-с-хаером. За предшествовавшие две недели видел неформалов ровно трижды — в Кустанае, Боровом и Караганде, да и те в единичных экземплярах — это просто как один пример из многих. Алма-Ата с её бесчисленными кафе, в которых казахская кухня — экзотика не меньшая, чем в Москве, с праздной публикой, с сияющими в южной ночи витринами и играющей на улицах музыкой, от остального Казахстана отличается несказанно. Она мягче. Она в принципе очень уютная.

Кстати, казахи тут сейчас составляют около 60% населения, а русские — около трети. Но сама культурная среда ещё держится: основу населения Алма-Аты составляют «шала-казахи», то есть «асфальтовые казахи» — русскоязычные и выросшие в городе. Именно на них, как считается, держится прогресс Казахстана, и именно их городом скорее всего останется и впредь Алма-Ата. В этом она напоминает Одессу, чья самобытность сохранилась несмотря на полную замену населения.

Вернёмся к архитектуре. В центре немало и сталинок, в том числе даже довоенных — вот такие вот многосекционные полудеревянные дома ещё остались на некоторых улицах. Раньше (пока стояли) они были увешаны мемориальными досками — ведь Алма-Ата, вместе с Ташкентом, в войну была одним из центров культурной эвакуации. Скажем, сюда эвакуировали «Ленфильм» и «Мосфильм», и 80% кино в 1941-45 годах снимали именно здесь (оставшиеся 20% — Одесская киностудия в Ташкенте). Сейчас таких домов осталось мало, и будет ещё меньше:

Лучший образец довоенного зодчества — грандиозный Казахский оперный театр имени Абая (1939-41), причём казахским он был с самого начала:

Довольно громоздкое здание с потрясающе красивыми деталями:

Театров в многонациональной Алма-Ате вообще много: ещё есть Казахский драматический имени Ауэзова (1970-х годов постройки), Русский драматический имени Лермонтова, два ТЮЗа (русский и казахский), а также Уйгурский имени Кужамьярова, Немецкий и Корейский музыкальный. Старейший из них — именно Корейский, основанный в 1931 году во Владивостоке и депортированный в Среднюю Азию вместе с корейцами. Я видел только Казахский оперный. Да и в принципе я много в Алма-Ате упустил… Но я вернусь.

Есть тут и ровно 5 памятников конструктивизма — но их я приберегу для следующей части. А вот послевоенный сталианс в Алма-Ате действительно очень интересен. Как минимум — потому что он с ярко выраженными «восточными» мотивами:

Вплоть до сталактитов:

Есть, конечно, и классика — как вот эта Девушка-с-Веслом-но-без-Головы:

Вот типичный дом сталинской Алма-Аты, в котором мы квартировали. Почти в таком же жила дочь скульптора, наркоманка Дина, которую пытался снять с иглы Виктор Цой (то есть Моро Смерть Амбалам):

Из отдельных образцов запомнилась в первую очередь Академия Наук Казахстана размером с вокзал:

Напротив которой — памятник Чокану Валиханову, казахскому географу 19 века, другу ссыльного Достоевского, внуку Абылая и чингизиду, который под видом купца проник и исследовал страну Кашгарию, строго закрытую для европейцев:

Рядышком ещё и геологический институт. Это одного поля ягоды — оба места возглавлял, а академию наук ещё и основал в 1946 году советский геолог Каныш Сатпаев (см. например, здесь):

Есть тут и новостройки. Вот эта хороша тем, что сочетает два основных стиля современной Алма-Аты — довольно замысловатый хай-тек и довольно безвкусное стилизаторство:

Причём стилизуют как правило под Европу, хотя национальные мотивы тоже кое-где проскакивают:

А иногда среди многоэтажек попадаются характерного вида домики — осолки города Верного, о которых будет отдельный пост. Их тут немногим больше, чем в Астане, но Верный безусловно имел своё неповторимое лицо:

Ещё немного о центре. Вот, скажем, пара зданий в нижней его части (но при этом выше Ташкентской). Кондитерская фабрика «Рахат», делающая очень неплохой шоколад и не только, появилась здесь в 1942 году на базе эвакуированных предприятий:

По соседству — Кок-Базар, он же Зелёный рынок, он же Центральный рынок. Старейший из рынков Алма-Аты построен на месте Гостиного двора, основанного в 1875 году, и его торговые ряды пережили и землетрясения начала ХХ века, и сель 1921 года… но были снесены в 1975 году, после чего на их месте воздвигли вот этот ящик (сам по себе, впрочем, довольно симпатичный):

А вот эту аллею по улице Тулебаева сейчас уже не узнать — ели подросли, скрыв столь запоминающиеся фонари, да и лето сейчас, а не зима. Но именно на ней, где-то между улицами Кабанбай-батыра (Калинина) и Джамбула со словами «Уважаемый! Разрешите прикурить!» убили Цоя (то есть, конечно, Моро Смерть Амбалам, да и не убили, как выяснилось):

Весь центр Алма-Аты увешан мемориальными досками — чтоб было понятно, почему Домодедово:

Напоследок — о двух главных площадях, которые тут называют просто — Старая и Новая. Старая — в самом центре Домодедова, сейчас официально называется «площадь Астана» (уж не знаю, как это понимать — Астанинская площадь или Столичная площадь), а в старом Верном она была и вовсе Казачьей:

Её верхняя сторона — сквер, где стоят конструктивистские (т.е. оставленные на следующий пост) Почтамт (1931-35) и первый Дом правительства (1927-31). На другой стороне — огромное здание второго Дома Правительства (1949-51), которое занимает теперь некая загадочная организация под названием Казахстанско-Британский университет. Тот факт, что огромное здание в центре города отдали вдруг частному вузу, наводит на не очень хорошие мысли, и в принципе сами алматинцы-то всё знают…. только я тут повторять это не буду, оставив тему коррупции популярным блоггерам.
На углу площади — очень красивая башня:

Новую площадь, или площадь Республики (а в 1982-1990 годах — площадь Брежнева) мы осмотрели лишь в темноте. Её пересекает улица Сатпаева, то есть она стоит на стыке Домодедова и Внукова. Именно здесь произошёл Желтоксан в декабре 1986 года: само это слово в переводе значит «декабрь». В 1986 году в остатвку ушёл Динмухаммед Кунаев, предыдущий «отец нации», руководивший КазССР с 1964 года, а на его место Горбачёв решил назначить ульяновского председателя Геннадия Колбина. Один раз, в 1927, самарского председателя Филиппа Голощёкина во главе Казахстана уже ставили — в результате половина республики тогда вымерла от голода. В общем, второй раз казахи такого терпеть не захотели, и на площадь Брежнева вышли местные «декабристы» — студенты, в основном этнические казахи, требовавшие во главу республики местно уроженца. Поговаривают, что за этим уже тогда стоял Назарбаев. Из мирной демонстрации Желтоксан перерос в беспорядки с попыткой штурма Дома Правительства, и простетующих разогнали войска: много людей было арестовано, кто-то посажен, данные об убитых рознятся от 1 до 174 человек… и это было началом цепной реакции: вскоре взбунтовались Тбилиси, Баку, Душанбе, Вильнюс, Рига и наконец — Москва.
На нижней стороне площади ныне монумент Независимости (к которому близко подойти мы забыли), а на верхней — ТЦ вроде московского «Охотного ряда»:

А выше — Дом Правительства, построенный ещё Кунаевым. Его и пытались штурмовать «декабристы». Ныне здесь всего лишь акимат — пускай и самого большого казахстанского города:

Во Внукове мы с Даркией гуляли лишь в темноте, дойдя до пятиэтажек района Самал — нам хотелось найти место, где фонари не будут засвечивать горы, а в итоге мы ушли куда-то очень далеко. По ночам в Алма-Ате гулять не опаснее, чем в Москве. Наискось от акимата — Национальный музей Казахстана (здание 1985 года), основанныйв 1830-е годы ещё в Оренбурге, который, как известно, в 1920-е был первой столицей Казахстана, и музей перемещался вслед за столицей, пока не осел в 1931 году в кафедральном соборе Алма-Аты.

В основном же Внуково выглядит так:

В завершение — символ Алма-Аты, конечно же яблоко. Знаменитый «алматинский апорт» вывели ещё в 19 веке переселенцы, скрешивая саженцы европейского апорта с дикорастущей яблоней Сиверса, заросли которой и дали название Яблоневой долине. Таких яблок по центру расставлено несколько, а вот купить алматинский апорт теперь не так-то просто — всё забито китайской продукцией.

Да и правда — Китай тут совсем рядом. Намного ближе, чем к, например, Иркутску. Когда нужно как следует отоварится, алматинцы ездят в Кульджу и Урумчи, а «китайской угрозы» тут боятся намного больше, чем в Сибири и на российском Дальнем Востоке. А вот слава «советской Ямайки» (или «советского Амстердама»), где за одной околицей чуйская конопля до горизонта, а за другой киргизский бошетунмай до вершин, не подтвердилась. Более того, в Алма-Ате и не знают, что была у них когда-то такая репутация.h

ttp://cucumber.kz/almaty/

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение