Россия, Москва

info@ia-centr.ru

КОНСТИТУЦИОННЫЕ РЕФОРМЫ В АРМЕНИИ: ВСЕГДА ЛИ ДВАЖДЫ ДВА ЧЕТЫРЕ?

14.08.2015

Автор:

Теги:


На днях Специальная комиссия по конституционным реформам опубликовала ещё восемь глав проекта измененной Конституции. Опубликованные главы относятся к порядку избрания и назначения членоы Центральной избирательной комиссии, Контрольной палаты, Защитника прав человека; в главах также представлены вопросы, относящиеся к следственным органам, прокуратуре и пр. Практически по всем указанным позициям полномочия президента делегируются парламенту. Так, по новой Конституции, полностью меняются правила формирования ЦИК – предлагается, чтобы все семь членов, в том числе и председатель комиссии, избирались Национальным Собранием (НС), тогда как сегодня все члены ЦИК назначаются президентом. Генерального прокурора назначает и освобождает от должности также парламент. Между тем, по действующей Конституции, президент предлагает парламенту кандидата в генпрокуроры, а также ставит вопрос о его освобождении от должности и пр.
Однако реализация некоторых положений новой Конституции не может не вызывать серьезной озабоченности. Это не первый проект Сержа Саргсяна, осуществление которого является или может явиться угрозой для Армении. В позиции властей в вопросе конституционных реформ прослеживается те же авантюрные, непродуманные, а может и безответственные подходы, что и в вопросе армяно-турецких протоколов и так называемой евроинтеграции. В обоих случаях, вследствие недостаточной компетентности армянской власти, Армения могла встать перед серьезными вызовами во внешней политике.
Определенную схожесть схеме продавливания новой Конституции с указанными выше инициативами Сержа Саргсяна придает институт так называемых «независимых» экспертов, которые на все лады пытаются внушить обществу необходимость принятия конституционных изменений. Причем, если в первых двух случаях пропагандисты инициативной политики президента в лице некоторых востоковедов и «евроинтеграторов» чисто формально могли считаться независимыми, то в случае с конституционными изменениями, лоббистами выступают сами члены Специальной комиссии по конституционным реформам (СКРР), такие как Вардан Погосян и экс-министр юстиции Грайр Товмасян. Между тем, «независимые» СМИ представляют их почему-то как экспертов, видимо не учитывая то просто обстоятельство, что термин «эксперт» предполагает проявление нейтральной позиции.
Но вернемся к проблемам или даже вызовам, которые могут представлять для армянской действительности реформы. Наибольшую озабоченность вызывает положение о втором туре парламентских выборов. Согласно этому положению, если ни одна партия не набирает больше 50% голосов, то между политическими силами, занявшими первое и второе места, проводится второй тур выборов. Таким образом, создается возможность формирования искусственным образом парламентского большинства. Между тем, во всем мире парламентская система построена так, что в случае получения менее 50 % голосов избирателей, та или иная политическая сила должна договариваться о создании коалиции с другими партиями. Однако в Армении, благодаря новшеству с двухэтапным голосованием, понятие коалиции будет ликвидировано. Заверения депутатов от правящей Республиканской партии Армении (РПА) о том, что двухэтапные выборы в Национальное Собрание (НС) расширят возможности для создания коалиции, противоречат всей логике мирового опыта парламентаризма. Неубедительно звучат и слова депутата от фракции «РПА» Наиры Карапетян о том, что порядок достижения стабильного большинства, в частности, проведение второго тура – это якобы новое явление в демократических государствах. При этом, парламентарий не уточняет в каких именно странах принято голосование в два тура на выборах в парламент. Между тем, оппозиция в лице партии «Армянский национальный конгресс» выяснила, что «это новое явление в демократических государствах» закреплено в Избирательном кодексе (но не в Конституции) только лишь одной страны – Италии. Причем, выборы в парламент по новой двухэтапной системе еще не проводены не были. Таким образом, в случае принятия конституционных изменений, Армения окажется пионером в этом весьма шатком вопросе. Правда, не исключено, что армянские власти могут последовать совету Венецианской комиссии о том, чтобы включить пункт о втором туре в Избирательный кодекс.
Положение о втором туре будет иметь и другие негативные последствия. Дело в том, что сегодняшняя панорама в НС является отражением подходов армянского общества, которое никогда не дает 50 % голосов какой-нибудь одной политической силе. Наиболее наглядным примером в этом плане является НС образца 1999 года, ибо это были последние парламентские выборы, признанные обществом. Весной 1999 года в НС прошли: блок «Единство», состоящий из двух партий, АРФД, коммунисты, партии «Страна законности» и «Национально-демократический союз», блок «Право и единение».
Между тем, второй тур будет способствовать перекройке внутриполитического поля Армении на чуждый американский манер, предусматривающей наличие только двух партий. Причем, в условиях Армении это обязательно будут партии, подконтрольные правящему режиму.
Другим положением новой Конституции, которое может привести к большим проблемам, является новый механизм управления армией, в первую очередь, вопрос о Верховном главнокомандующем. По новой Конституции в невоенное время должность Верховного главнокомандующего не предусмотрена. В случае войны или военного положения правительство возлагает обязанности Верховного главнокомандующего на премьер-министра, который назначает руководить военными действиями профессионального военнослужащего. Ряд экспертов выражает обеспокоенность введением этого нечеткого механизма в управление Вооруженными силами страны, которая находится в состоянии войны с Азербайджаном.
Кроме того, термин «Верховный главнокомандующий» предполагает, что ему подчиняются, помимо армии, внутрение войска полиции, погранвойска, различные специальные подразделения. При наличии нагорно-карабахского конфликта, когда противник перманентно нарушает режим прекращения огня, что означает «мирные» и «военные» условия, и насколько целесообразно вводить в этих условиях подобные шаткие подходы? Вопрос не праздный…
По этому поводу министр обороны Сейран Оганян заявил, что армия представила свои подходы относительно вопросов, связанных с механизмом управления Вооруженными силами. Министр также добавил, что иерархия управления армией должна быть четкой. Не исключено, что это заявление Оганяна является отражением недовольства новыми механизмами в военных кругах.
Сегодня много вопросов вызывает способность оппозиционных сил вести совместную борьбу против принятия конституционных реформ. В частности, некоторые наблюдатели задаются вопросом о возможности совместного выступления парламентской оппозиционной «тройки». Между тем, внутриполитические события, связанные с фактическим разгромом партии «Процветающая Армения», негативно повлияли также и на деятельность «тройки». По сути, сегодня такого объединения не существует. Не исключено, что оппозиция может объединиться для борьбы с новой Конституцией, но это будет уже в другом формате. Пока судить о возможных внутриполитических развитиях преждевременно, учитывая, что август является «мертвым» политическим сезоном.
Среди других возможных внутренних ресурсов борьбы с нежелательными для Армении конституционными изменениями следует назвать СМИ, НПО и гражданские инициативы. Относительно СМИ можно однозначно сказать, что более 90 % контролируются из одного центра, то есть президентского дворца. Следовательно, возможности этого ресурса даже не стоит рассматривать всерьёз. Что касается НПО, то подавляющее большинство из них существует на американские и европейские гранты. Это обстоятельство не является новым, однако интерес вызывает позиция этих НПО по отношению к новой Конституции. Дело в том, что НПО, существующие на западные гранты, проявляют на редкость благожелательное отношение к грядущим изменениям. Часть из них или выступает в поддержку новой Конституции или, как например деятели от партии «Гражданский договор» призывает не придавать этому значения, а третья группа – придерживается нейтралитета. Аналогичную позицию демонстрируют и прозападные политики: никто из них, несмотря на наличие абсурдных, а то просто опасных положений в документе, не выступил и не выступает против новой Конституции. Таким образом, НПО, кроме тех, которые не финансируются со стороны Запада, проявляют в целом положительную или нейтральную позицию.
В плане внутренних ресурсов некоторые наблюдатели активно обсуждают реальные возможности влияния на процесс второго президента Роберта Кочаряна, который неоднократно выступал против новой Конституции. Несмотря на наличие во власти людей Роберта Кочаряна, в целом его возможности представляются ограниченными. Скорее всего, он, учитывая крайне негативное отношение к нему граждан, не обратится к обществу, а будет вести свою закулисную игру.
Интересна в этом плане недавно созданная гражданская инициатива «НЕ проведете», которая заявила о том, что властям не удастся провести желаемый проект. Похоже, что эта организация, в отличие от инициатив «Нет грабежу!» и «Вставай Армения», мероприятия которых напоминают клоунаду, намерена серьезно бороться с инициативой властей. Учитывая актуальность вопроса новой Конституции, возможно, что инициатива «НЕ проведете» организует протестное движение. Об этом скорее всего станет известно осенью.
Пока инициатива делает свои первые шаги. Недавно члены инициативы организовали показ фильма, посвященного событиям 1988 года в Чили, когда Пиночет, желая продлить свое нахождение у власти, организовал с этой целью референдум. Однако 55 % избирателей сказали «нет» на референдуме. С этого момента начался процесс ухода Пиночета из власти. Фильм был рассчитан на представителей интеллектуальных кругов.
Наряду с наличием определенных внутренних ресурсов, существенную роль в борьбе против конституционных изменений играют внешние игроки, потому что формально речь идет о Конституции, но реально предлагаемый законопроект увеличивает возможность воздействия внешних сил на политические поле Армении и на принимаемые армянской властью решения. Естественно, что при таком раскладе среди внешних сил обязательно окажутся те, кто будет заинтересован в принятии этой Конституции. Выше уже говорилось о позиции подконтрольных Западу общественных и политических организаций, ряда экспертов и пр. Необходимо отметить, что все эти группы работают в Армении очень активно. Но здесь стоит также вопрос признания референдума. Запад, учитывая позицию подконтрольных ему организаций и то обстоятельство, что западные наблюдатели всегда признавали все выборы в Армении, скорее всего, признает и итоги референдума. Что касается России, то этот геополитический центр до сих пор никак не проявил свою позицию, которая остается по-прежнему неясной. Однако насколько выгодно России, чтобы в союзном ей государстве установилась схема управления, создающая возможность для других политических центров воздействовать на внутреннюю ситуацию в Армении?
Не исключено, что Москва может пойти на некоторые неожиданные шаги. Например, что будет с армянской властью, которая пытается очень спешно провернуть этот процесс, если наблюдатели СНГ итоги референдума не признают? Это будет означить, что итоги не признает в том числе Россия. На фоне того, что эта страна (в отличие от Запада) никогда не использовала оружие справедливых выборов, это предположение может казаться из области фантастики. Однако в политике далеко не всегда «2 х 2 = 4», да еще в таком малопредсказуемом регионе. Но помнят ли об этом армянские власти?..
Фото: azatutyun.am
Наира АКОПЯН

 http://russia-armenia.info/node/19800


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение