Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Между Сциллой и Харибдой: Ашхабад пытается обрести газовую независимость от Китая, - И.Лизан

26.07.2015

Автор:

Теги:

В ходе недавнего визита премьер-министра Индии Нарендры Моди в Туркменистан стороны в очередной раз попытались реанимировать строительство газопровода Туркменистан–Афганистан–Пакистан–Индия (ТАПИ), который может стать для Туркменистана как спасением, так и погибелью.

Газом единым

Туркменистан, превращенный стараниями местных элит в одно из наиболее закрытых государств мира, критически зависит от экспорта углеводородов, в первую очередь природного газа. Более 80% территории страны занимает пустыня Кара-Кум, а редкие оазисы, на которых теплится жизнь в городах, уже сейчас страдают от острого водного дефицита. Потому о перспективах развития сельского хозяйства в стране можно, в принципе, и вовсе не говорить. Создавать машиностроение также бессмысленно: республиканские власти принципиально не желают участвовать в евразийской интеграции, потому оказываются вне доступа к емким рынкам. Собственно, и потенциалом для развития экономики высокого передела Туркменистан не обладает. На туризм особой надежды также нет. Следовательно, единственно возможная модель развития страны - энергетический сырьевой придаток, благо экспортировать 21 трлн куб. м природного газа есть куда.

Россия, Индия, Китай: газопроводная дипломатия

Вылезший в информационное пространство газовый конфликт между Москвой и Ашхабадом, который обвинил "Газпром" в неплатежеспособности, а затем смягчил формулировку, заявив о нежелании России покупать туркменский газ, свидетельствует о том, что пространство Ашхабада для маневра сокращается.

Москве просто не нужен среднеазиатский газ - проблемы с прокладкой "Турецкого потока", заявление о возможном сохранении Украины как транзитного государства и просто наличие своих, простаивающих ныне, газодобывающих мощностей делают среднеазиатский газ неактуальным.

Поэтому зависимость Ашхабада от Китая, который является ключевым покупателем туркменского газа, заметно возрастает, даже несмотря на то, что объемы закупки газа Россией в последние годы неуклонно снижались.

Стало быть, попытки туркменских элит расширить географию газовых поставок более чем разумны.

Одно из направлений возможного экспорта газа - ЕС, который Вашингтон пытается снять с российской энергетической иглы. Для этих целей Туркменистан ускоренно строит газопровод "Восток-Запад", который должен пройти по дну Каспия до Азербайджана, а далее в уже страждущую энергонезависимости Европу. При этом, естественно, придется не только создать соответствующую инфраструктуру, но и проложить газопровод по дну моря, договорившись со всеми каспийскими странами, и решить вопрос с Россией, которая явно не рада такой перспективе.

В целом Туркменистан вложил порядка 20 млрд долл. в добычу и переработку углеводородов, начиная от прокладки четвертой ветки газопровода Туркменистан–Китай и второго этапа обустройства месторождения "Галкыныш" и заканчивая заводом по производству полипропилена и модернизации НПЗ.

Дополнительный способ подстраховки Ашхабада от китайской зависимости -строительство уже ставшего притчей во языцех газопровода ТАПИ.

Афганская карта

Беда данного газопровода - в странах, по которым он должен быть проложен, и субъектах, которым он мешает.

Во-первых, в строительстве чего-либо, что несет газ в сторону Китая и Индии, не заинтересован Катар, который экспортирует СПГ в данные страны по морю. ТАПИ для него конкурент. Доха контролирует часть афганских талибов и может их перековать в воинов ИГ, а затем, естественно, по согласованию с Вашингтоном, отправить в направлении нужных центральноазиатских стран.

Во-вторых, проложить трубопровод предстоит по территории не самого спокойного Пакистана и уже вовсю бурлящего Афганистана.

В приграничной с Туркменистаном провинции Фарьяб афганские талибы за два дня захватили порядка 40 поселков, а затем, к 20 июля, закрепили успех, захватив еще 60 кишлаков. Примечательно, что местным талибам помогают иностранцы, которых в стране порядка 40% от общей численности вооруженных бородачей. Кого больше среди "отжавших" у Кабула провинцию Фарьяб - талибов или воинов ИГ с аффилированными с ним структурами - пока не ясно.

По сообщениям оппозиционной туркменской прессы, 26 июня в Ашхабад доставлены 12 цинковых гробов с телами солдат погранвойск, которые погибли, по всей видимости, в результате столкновения с диверсионно-разведовательной группой, прибывшей из Афганистана. Кроме того, проблема защиты республики осложняется следствием демографического провала начала 90-х: заменить демобилизованных военнослужащих зачастую некем.

Потому Туркменистан пытается уговорить Кабул активнее включиться в процесс наведения порядка в приграничных с Туркменией территориях, впрочем, Кабул то ли не может, то ли не особо желает влезать в отпавший Фарьяб, предпочитая решать более насущные задачи.

***

Куда выйдет развитие сюжета с газопроводом ТАПИ - непонятно. Однако по мере приближения начала его работ вероятность визита нежданных бородатых гостей к газовым месторождениям и каналам, снабжающим водой туркменские оазисы, многократно возрастает. Потому Туркменистану придется пройти между Сциллой и Харибдой, пытаясь сохранить свой статус независимого углеводородного придатка для Китая, Индии и стран Запада, которые, судя по тону заявления НАТО, отступать в деле обеспечения энергонезависимости ЕС от РФ не намерены.

Иван ЛИЗАН

Источник - odnako.org

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение