Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Э. Каримов: "Институты казиев как компонент мусульманской административной элиты Средней Азии"

28.08.2008

Автор:

Теги:

Эльер Каримов. доктор исторических наук,

Председатель Общества молодых ученых Узбекистана

 

 

 

 

До настоящего времени не предпринимались попытки комплексного изучения проблем, связанных с существованием и деятельностью института казиев - одного из важнейших компонентов традиционной административной структуры государств Средней Азии, существовавшего в течение длительного исторического периода вплоть до 20-х годов XX века.

В советский период критика казиев и казийского делопроизводства велась с, так называемых, классовых позиций. Согласно им, в Хивинском и Бухарском ханствах «основные богатства - земля, вода и скот были сосредоточены в руках феодалов, духовенства и баев», в Хиве 80% земель было сосредоточено в руках «незначительной кучки эксплуататоров - баев, феодалов, служилых людей, ишанов и мулл»[1], а «казийско-бийские суды были органами активно защищавшими реакционные нормы шариата»[2]. Исследователи в своих работах освещали «классовый характер и юридическую сущность шариата, на базе которого действовали... шариатские суды»[3], а, рассматривая «юридическую сущность шариата как правовой основы казийского суда», исследователи ставили задачу показать «догматизм, противоречивость, демагогический характер большинства норм мусульманского права»[4]. Также утверждалось, что казиями становились, как правило, лица, являвшиеся представителями привилегированных слоёв общества[5].

Последний тезис был широко пропагандируемым, но не точным. Основную часть служителей культа составляли выходцы из средних слоёв населения, занимавшие промежуточное положение между высшими кругами общества, государственной администрацией и народными массами: «Их уделом было скромное место имама приходской мечети, которое позволяло только безбедно существовать, но не давало возможности постоянно обогащаться, покупать новые земли и т.д.»[6].

Казии не являлись замкнутой кастой или узким кругом людей определенного сословия, закрытым для других представителей общества[7]. Можно привести много примеров, когда казиями являлись талантливые и просвещённые представители своего времени. Притом при всём, что их первоначальное происхождение могло быть совершенно разнообразным. Отец выдающегося мыслителя и просветителя своего времени Ахмада Дониша происходил из дехкан. Сам Ахмад Дониш работал казием. Ремесленником по происхождению был и известный бухарский казий, литератор и историограф Мухаммад Шариф садр Зийа (известный как Шарифджан Махдум). Его отец был отбельщиком тканей, получил высшее мусульманское образование, стал вначале мударрисом в медресе, затем казием, раисом и, наконец, кази-каланом Бухары[8].

Существует мнение относить духовенство к интеллигенции восточного общества[9]. В какой-то степени эта мысль кажется достаточно логичной. Среди представителей духовенства были знатоки восточной философии, поэзии и литературы, собиратели прекрасных библиотек, активные участники общественной жизни. Казий Саад ад-дин Махир, по свидетельству современников, слыл большим ученым и поэтом[10]. Пользовался большим уважением казий Абдулвахид, известный под поэтическим псевдонимом Садри Сарир[11]. Образованным человеком своего времени, прекрасным каллиграфом и обладателем богатой библиотеки[12] был уже упоминавшийся бухарский казий, историк и литератор Шарифджан Махдум. Большую общественную роль в жизни Ташкента сыграл ученейший для своего времени казий Мухаммад Мухиддин-Ходжа[13]. Саттархан Абдулгафаров, бывший сначала муфтием и казием Чимкента, потом казием Коканда, вошёл в историю своего времени, как прогрессивный деятель, просветитель и учёный[14].

Специфическое положение в общественной жизни страны рядовых представителей духовенства, являвшего собой социальную прослойку общества, в определённой степени способствовало успеху и упрочнению позиций мусульманской государственности Средней Азии[15]. Сами же казии являлись неотъемлемой частью её административной системы.

Казий[16] назначался главой мусульманского государства или лицами, получившими от него полномочия[17]. Назначение в казии и удаление казиев от должности зависело непосредственно от высшей власти, а не предоставлялось мусульманскому обществу[18].

Арминий Вамбери в своих описаниях государственной администрации Хивинского ханства отметил духовенство, возглавляемое накибом[19], и разделил его на следующие категории:

1) кази-калан, верховный судья и глава судопроизводства во всем ханстве;

2) кази-орду, сопровождающий хана в качестве верховного судьи в походах;

3) а'лам[20], глава пяти муфтиев;

4) раис, следит за соблюдением законов шариата;

5) муфтий, по одному в каждом значительном городе;

6) ахунд, учитель медресе.

Представители первых трёх категорий принадлежали к высшему чиновничеству и при вступлении в должность получали от хана значительные денежные суммы. Представители трёх последних категорий получали жалованье от функционирования вакфов. Существовал также обычай, по которому хан ежегодно делал им различные подарки в праздники курбан-байрам и Навруз. А.Вамбери отмечал: «Хивинские улемы не так славятся ученостью, как бухарские, но зато они не столь заносчивы и надменны; многие из них от всей души стремятся, насколько возможно, просветить своих соотечественников и смягчить грубость их воинственного нрава»[21]. С небольшими расхождениями, но в принципе верно, Вамбери описал традиционный государственно-административный аппарат, характерный для среднеазиатских ханств. Подобные типичные описания можно встретить во многих исторических источниках, характеризующих административный аппарат и финансово-налоговую систему государств Средней Азии[22].

В связи с назначением казия на должность издавался (писался) ханский йарлык - так называемый августейший йарлык (йарлиг-и хумайун-и ‘али). В этом документе августейшим указом (нишан-и хумайун) определялась местность, вилайат, куда назначался казий. Жителям данной территории предписывалось считать назначаемое лицо казием, решения которого были окончательны. Население обязывалось подчиняться ему и обращаться к нему по вопросам шариата.

Обычно, в том же документе перечислялся круг вопросов, решение которых находилось в юрисдикции казия. В его обязанности вменялось составление документов и реестров (сукук ва сиджиллат), заключение брачных договоров (‘укуд-и анкаха), решение тяжб (хусумат), хранение имущества сирот и умалишённых (забт-и амвал-и айтам ва маджанин), назначение последним опекунов (аусийа), деление по шариату между наследниками наследственного имущества (матрука-и муслимин). Казиям также вменялось в обязанности побуждение людей к добрым делам и запрещение дел недозволенных шариатом, наблюдение за посещением общественных молитв, надзор за порядком в школах и т.п.

Особо в йарлыках оговаривались суммы денежных вознаграждений, получаемых казием за оформление документов (уджра-и китабат), брачных услуг (никахана). Также особо оговаривалось положение, что в случае нарушения указываемых условий со стороны назначаемого казия и преступления им норм шариата, то он будет уволен[23].

По назначении казий должен был принять все дела уволенного казия, а также тотчас расследовать дела всех лиц, находившихся на тот момент времени в заключении. В отношении своих прав все казии были равны между собой. Юрисдикция каждого казия ограничивалась определенным территориальным районом, иногда временем (назначение на срок) или иными факторами (например, поручение определенной категории дел при самом назначении)[24].

Так, в Хивинском ханстве на территории отдельного бекства могло быть от одного до четырёх казиев[25]. Даже небольшие округи имели двух казиев. При этом территориальная юрисдикция каждого из казиев очерчивалась достаточно чётко. Это касалось не только оседлых - городских и сельских, но и кочевых регионов. Племенам кочевников в Хивинском ханстве назначались свои собственные казии, чья территориальная юрисдикция также чётко разграничивалась. Так, например, если какое-нибудь каракалпакское кочевое племя имело своего казия проживавшего в Чимбае, то, при возникновении какой-нибудь тяжбы, тяжущиеся обязаны были ездить за разбирательством в Чимбай. Даже, если в этот момент племя кочевало далеко от него. В случае, если территориально поблизости находился другой казий, то он не имел права принимать к разбирательству их жалобу[26].

Как следует из исторических документов, иногда на должность одновременно назначался казий и раис, а иногда эти должности объединялись, также как и должностные функции. Этот факт отражает, например, ханский йарлык, от 2 сафар 1274 / 22 сентября 1857 г., находящийся в нашем распоряжении и прилагаемый нами к настоящей статье.

Исторические свидетельства так описывают деятельность раиса: «Раис следит за чистотою веры или точнее за правильным совершением религиозных обрядов, преследует употребление спиртных напитков и вообще все то, что запрещается религией. Он же следит за правильностью базарных весов и за исправностью дорог и мостов и дает разрешение на брак, который затем совершается приходским муллой-имамом. Раис жалования не имеет, но получает сбор с базара. Выход раиса сопровождается известной помпой. Его сопровождает человек, несущий толстую плеть. Заметив какой либо беспорядок, раис тут же приступает к разбору дела, и его слуга немедленно приводит приговор в исполнение. Поэтому появление раиса на базаре производит немалый переполох, сопровождающийся бегством всех легкомысленных элементов общества»[27].

Задолго до назначения кого-либо на должность казия, правитель тщательно знакомился с личностью предполагаемого кандидата, чтобы выяснить, в полной ли мере соответствует всем требованиям претендент на должность казия.

По мнению мусульманских законоведов, казием мог стать всякий свободный, физически и душевно здоровый, совершеннолетний, исповедующий ислам человек, не имевший в своём прошлом позорящих его проступков, например, обвинения в клевете и т.п. Само собой разумеется, что в государстве было очень много лиц, которые бы удовлетворяли всем этим условиям. Правитель должен был приложить немало старания, чтобы на должность судьи из лиц, правоспособных закону, избрать человека, наиболее заслуживающего доверия и способного к исполнению сложных обязанностей блюстителя правосудия[28].

Добиваться должности казия, по мнению одних мусульманских законоведов, воспрещалось. Другие же напротив, требовали это от лиц, достигших определенной степени учености и признававших себя вполне подготовленными к тому, чтобы занять такую должности. Подобное домогательство считалось даже религиозною обязанностью, если на должность казия избиралось лицо, «недостаточно сведущее или не вполне благочестивое»[29].

Важным моментом, определявшим юридическую специфику казийского судопроизводства, было то, что шариат допускал, в случае необходимости, назначение на должность казия несведущих лиц. В данном случае имелось в виду, что казий может вынести справедливое решение и на основании мнения других, сведущих в шариате лиц. Это особо будет отмечено в дальнейшем[30]. Хотя на практике, в большинстве случаев, выбор всё-таки падал на одного из местных знатоков шариата, при всех других необходимых казию достоинствах, имевшего в глазах своих сограждан популярность своей ученостью.

Подумав и посоветовавшись с высшими представителями духовной и светской власти, хан, наконец, останавливал свой выбор на одном из кандидатов и предлагал ему занять должность казия[31].

В среднеазиатских ханствах казии, как правило, имели высшее духовно-юридическое образование и, кроме того, сдавали должностной экзамен, на котором многие претенденты проваливались. Например, в Хивинском ханстве такие экзамены проводились каждый год. Конкурс учитывал число имевшихся на тот момент вакансий на должность казия. Выдержавшие экзамен лица получали от хана йарлык на назначение казия, заказывали себе должностную печать и приступали к исполнению своих обязанностей[32].

Сдача экзаменов на должность была достаточно распространённым явлением. Например, в Ташкенте, в XIX веке, назначение муфтиев, казиев, раисов, мударрисов производилось после сдачи ими публичного экзамена у правителя города[33].

Решение, выносимое казием, было безапелляционно, произнесенный приговор являлся, по существу, окончательным и никакой высшей судебной инстанции не существовало. При этом, всё же имелась возможность пересмотра незаконного приговора. Его мог производить главный казий (казий-калан)[34]. Кроме этого, испытавший на себе несправедливость казия, мог найти для себя защиту в лице представителя административной власти - бека или хана. Иногда несправедливость или судебная ошибка казия влекла за собой повторное рассмотрение того же дела в присутствии бека, при участии местных законоведов. В более же серьёзных случаях, особенно «при обнаружении со стороны казия пристрастия или корысти - неправосудие вызывало немедленную смену казия или даже изгнание его с конфискацией его имущества»[35].

Мусульманский процесс в том виде, в каком он был выражен в судах казиев, сохранялся в неподвижных формах на протяжении достаточно долгого исторического периода. В среднеазиатских ханствах торговый капитализм совмещался со специфическими местными элементами докапиталистических отношений, а также с пережитками патриархально-родового строя. Соответственно, и торговля, и связанный с нею гражданский оборот, носили здесь своеобразный характер. Не имелось системы развитого, организованного кредита и кредитных учреждений, а, следовательно, и соответствующих гражданских сделок. Благодаря соприкосновению с полунатуральными формами хозяйства, гражданско-правовые отношения не имели еще того характера абстрактности, который они к тому времени уже получали в развитых европейских системах гражданского права[36]. Казийский суд был отражением уровня развития среднеазиатского общества описываемого времени, а казии - типичными представителями мусульманской административной элиты Средней Азии. На протяжении определённого исторического времени деятельность казиев более или менее соответствовала потребностям несложного гражданского оборота среднеазиатских ханств и, естественным образом, вошла в общую ситуацию общественно-политического и экономического кризиса, который пережил данный регион в XIX - начале XX вв.


ПРИЛОЖЕНИЕ

Йарлык

2 сафар 1274 / 22 сентября 1857 г.

Жалованная грамота хивинского хана Саййид Мухаммада[37] о назначении Дамулла Мухаммад-Фазил-ходжа хатиба напарником (шерик) кази раиса Дамулла Атаджана махдума в Беш-арике с окрестностями и подвластными территориями. Должность была утверждена августейшим указом (нишан-и ‘алишан) в качестве суйургала, с тем, чтобы вновь назначенный кази-раис мог отправлять службу согласно справедливости и соблюдению законов мусульманской религии.

Ему вменяются в обязанности составление документов и реестров (сукук ва сиджаллат), оформление и раздел наследственного имущества (китабат ва тарикат), хранение имущества обездоленных и сирот (кисмати ва айтам), обучение их предписаниям шариата, проверка имамов и муаззинов, надзор за своевременным посещением детьми школ (мактаб), наблюдение за совершением общественных молитв (намаз), наказание людей, нарушающих законы шариата.

По оглашению настоящего документа жители местности Беш-арик должны признать напарником (шерик) кази-раиса указанного человека и беспрекословно выполнять его решения и плату за совершения бракосочетания (никахана) передавать ему.

Он обязуется строго выполнять все установления шариата, не забывая о расплате в день Страшного суда.

 

Печать на л.с., фигурная, 3,6х2,1 см.: Саййид Мухаммад Бахадур-хан.

Насталик, чернила чёрные, кокандская с золотым напылением бумага, 17 строк, 30,2х17,6 см.

 



[1] Гордиенко А.А. Создание народно - советского государства и права и их революционно - преобразующая роль в Хорезме и Бухаре. Ташкент: Из-во САГУ, 1959. С. 9.

[2] Иноятов Т. Суды советского Узбекистана в борьбе с феодально-байскими пережитками. Тошкент: Из-во САГУ, 1958. С. 5.

[3] Абидова Н.И. Суды казиев и особенности процесса их ликвидации в Узбекской ССР. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Ташкент, 1974. С. 9.

[4] Абидова Н.И. Суды казиев и особенности процесса их ликвидации. С. 11.

[5] А.Расулев. Создание и развитие советского суда в Узбекистане. Ташкент: Госиздат УзССР, 1957. С. 9.

[6] Т.С.Саидбаев. Ислам и общество. Опыт историко-социологического исследования. Москва: ГРВЛ Из-во «Наука», 1978. С. 72.

[7] Н.Махкамова. К вопросу об уровне просвещенности и культурного развития среднеазиатских государств в XIX - начале XX века. / O'zbekiston Tarixi. Ташкент, 2000, № 1-2, С. 14.

[8] Епифанова Л.М. Рукописные источники по истории Средней Азии периода ее присоединения к России. Ташкент, 1965. С. 9, 52.

[9] Н.Махкамова. К вопросу об уровне просвещенности и культурного развития среднеазиатских государств в XIX - начале XX века. С. 15.

[10] Епифанова Л.М. Рукописные источники по истории Средней Азии периода ее присоединения к России. С. 23.

[11] С. Айни Воспоминания. Пер. с таджик. А. Розенфельд. Москва-Ленинград: Из-во АН СССР, 1960. С. 86.

[12] С. Айни Воспоминания. С. 399.

[13] См.: Остроумов Н.П. Сарты. Этнографические материалы (Общий очерк). Изд. 3-е дополненное. Ташкент, 1908. С. 125-127.

[14] Савицкий А.П. Саттархан Абдулгафаров - просветитель-демократ. Ташкент: «Узбекистан», 1966. С. 7.

[15] Возможно, вплоть до закрепления в сознании масс незыблемости исламской государственной системы. Даже просветители и прогрессивные мыслители Средней Азии конца XIX - начала XX века жёстко критиковавшие негативные стороны жизни своего времени, в том числе, коррупцию и взяточничество, процветавшие в системе казийского суда, предлагали, в основном, лишь реформацию исламской системы, а не, например, отказ от неё и создание светского государства, как то было сделано в Турции.

[16] Казий - духовная должность, судья, судивший по зако­нам шариата и регистрировавший гражданские акты. Подробнее см.: Р. Г. Мукминова К истории аграрных отношений в Узбекистане XVI в. По материалам «Вакф-наме». Ташкент: Из-во «Наука», 1966. С. 322.

[17] Фиолетов Н. Судопроизводство в мусульманских судах (суды казиев) Средней Азии // Новый Восток. 1928 № 23-24. С. 205

[18] Барон Торнау. Особенности Мусульманского Права. Санкт- Петербург. Типография императорской академии наук. 1892 № 12. С. 25.

[19] Накиб - представитель духовенства, лицо сайидского происхождения, входящее в правящую группу Хивинского ханства. (См.: Каталог хивинских казийских документов XIX - начала XX вв. Институт Востоковедения им. Абу райхана Беруни АНРУ и Киотский Университет по изучению зарубежных стран (Япония). Ташкент-Киото, 2001. С. 659)

[20] А'лам - букв. «учёнейший»; юридический термин, прибавлявшийся к старшему из муфтиев, обладавшему глубокими знаниями по шариату, Корану и его толкованиям. (См.: Каталог хивинских казийских документов. С. 649)

[21] Арминий Вамбери. Путешествие по Средней Азии. Москва: «Восточная литература», 2003. С. 249.

[22] См.: Мирза Бади-диван. Маджма' ал-аркам. («Предписания фиска») / Введ., пер., прим. и прилож. Вильдановой А.Б. Москва: «Наука». 1981. С. 92-93; Семёнов А.А. Бухарский трактат о чинах и званиях и об обязанностях их носителей их в средневековой Бухаре. // Советское востоковедение. Из-во АН СССР: Т. 5 Москва-Ленинград, 1948. С. 139-140.

[23] Описываемые обязанности казия характерны не только для Средней Азии, но и для исламского Востока в целом. Так, в трактате Ансари «Дастур ал-мулук» характеризующем административный аппарат и финансово-налоговую систему государства Сефевидов в XVII в., функции казия обрисовываются следующим образом: «Раздел девятый об обязанностях казия столичного города Исфахана. Обычно все дни, кроме пятницы, он в своём помещении разбирал законные тяжбы людей; на документы и купчие крепости ставил печати. Шариатские указы, написанные им, исполняли управляющие на местах. Распоряжение имуществом сирот и пропавших иногда входило в обязанности казиев, иногда шейх ал-ислама. Казию из процветающей казны было установлено жалованье в сумме двести тебризских туманов, которое выдавалось ежегодно». (С.: Мухаммад-Рафи' Ансари Дастур ал-мулук (Устав для государей). / Предисловие, перевод, примечания и указатели А.Б.Вильдановой. Ташкент: «ФАН», 1991. С. 21)

[24] Фиолетов Н. Судопроизводство в мусульманских судах (суды казиев) Средней Азии. С. 205

[25] Калмыков А. Хива // Туркестанский сборник. Т. 471. С. 144.

[26] А.Л.Кун. Культурный оазис Хивинского ханства. От Шавата до Ургенча. XI. // Туркестанские ведомости. 1874, № 14.

[27] Калмыков А. Хива // Туркестанский сборник. Т. 471. С. 145-146.

[28] Лыкошин Н. Казии (народные судьи). Бытовой очерк оседлого населения Туркестана / Русский Туркестан. Сборник, т. 1. Приложение к газете «Русский Туркестан». Ташкент, Типография «Русский Туркестан», 1899. С. 18.

[29] Барон Торнау. Особенности Мусульманского Права. С. 25.

[30] Это положение таило в себе очень сложный момент. «Казий становился в положение законодателя. Он определял по своему усмотрению преступность или неприступность того или иного деяния; сам решал вопрос о виде наказания за деяние, считавшееся им преступным, а также по своему усмотрению определял минимальный или максимальный предел наказания» (См.: Материалы по истории Советского государства и права Узбекистана. Ташкент, 1958. С. 38). Таким образом, всей судебной процедуре придавался очень большой субъективный фактор - решение зависело не от законов или юридических положений, но от личности, моральных качеств и знаний самого казия.

[31] Лыкошин Н. Казии (народные судьи). Бытовой очерк оседлого населения Туркестана. С. 19.

[32] Калмыков А. Хива // Туркестанский сборник. Т. 471. С. 144-145.

[33] См.: Саттар-хан Абдул-Гаффаров. Краткий очерк внутреннего построения Кокандского ханства перед завоеванием его русскими. // Туркестанские ведомости. 1892, № 26; Агзамова Г.А. Узбекистон шахарлари ва шахарлар хаёти (XVI - XIX асрнинг биринчи ярми). Тарих фанлари доктори илмий даражасини олиш учун такдим этилган диссертация. Тошкент, 2000. Б. 276.

[34] Фиолетов Н. Судопроизводство в мусульманских судах (суды казиев) Средней Азии. С. 208

[35] Лыкошин Н. Казии (народные судьи). Бытовой очерк оседлого населения Туркестана. С. 20.

[36] Фиолетов Н. Судопроизводство в мусульманских судах (суды казиев) Средней Азии. С. 209-210.

[37] Заглавие док-та: Абу-л-Музаффар ва-л-Мансур Абу-л-Фатх Саййид Мухаммад Бахадур-хан сузумиз.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение