Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Казахстан-2015: вхождение по мукам

06.07.2015

Автор:

Теги:

 

22 июня казахстанский лидер Нурсултан Назарбаев поздравилграждан со вступлением во Всемирную торговую организацию (ВТО). Этого событияждали 19 лет. Целая эпоха для мировой экономики, где за это время прошли двакризиса. В том числе, последний - финансовый, который подорвал рост мировойторговли, веру в «кристально чистый» рынок и либерализм.

Тем не менее Астана не жалеет овыборе. По словам Нурсултана Назарбаева, «90 процентов нашей торговлиприходится на страны-члены ВТО». Вступление в организацию, во-первых, упрощаетсотрудничество с деловыми партнерами, во-вторых, позволяет рассчитывать нанаращивание торгового оборота с ними.

Рекордно длинные переговорыКазахстана с ВТО - не единственная особенность. Хотя организация декларирует открытость,дебаты с Астаной не отличались прозрачностью.

- Для сравнения - переговоры в рамкахЕАЭС были прозрачными настолько, что текст проекта договора с изменениямипубликовался каждые 1-2 месяца, хотя ЕАЭС охватывает большее число вопросов,чем ВТО, - говорит директор Центра макроэкономических исследований ОлжасХудайбергенов.

Причем, по его словам, идея неразглашать детали переговоров исходила не от Казахстана, а от торговойорганизации. Кстати, эксперт не единственный, кто сетовал на таинство ВТО. «Невсе ассоциации знают, на каких условиях мы туда войдем. Это важно не толькоодной отрасли - это важно для всей экономики страны», - отметили ранееказахстанские металлурги.

Занавес тайны приоткрыли не так давно.1 июля Министр по делам экономической интеграции Жанар Айтжанова рассказала обусловиях, на которых Астана вступила во Всемирную торговую организацию.

По ее словам, конечный документсостоял из 36 больших разделов, охватывавших разные сферы казахстанскойэкономики: кредитно-денежная политика, защита интеллектуальной собственности,субсидии и т.д. При этом в ходе переговоров с ВТО Астане приходилосьсогласовывать свои позиции с партнерами по интеграции - Россией и Белоруссией.Из 36 глав договора 14 были в компетенции ЕАЭС.

По словам Айтжановой работа на двафронта закончилась тем, что переговоры с ВТО затянулись. Но Таможенный союззаработал с 2009 года, а переговоры с Всемирной торговой организаций велись с1995 года. В связи с этим доводы Айтжановой казались малоубедительными. Как бытам ни было, Казахстан стал членом респектабельного клуба. В связи с этимвозникает вопрос: что получит страна после вступления в ВТО?

Прежде всего, министр сообщила о том,что Казахстану «удалось отстоять 8,5 процента от валовой сельскохозяйственнойпродукции, объем субсидирования сельхозотрасли». Аграриям глобальная торговляоткрывает хорошие перспективы: выйти на рынки других стран со своей продукцией,имея при этом поддержку со стороны государства. По словам Министра, подобнымирезультатами в ВТО наряду с Астаной может похвастаться только Пекин.

Поддержка сельчан для Казахстана -это и социальный вопрос, и вопрос обеспечения продовольственной безопасности.На селе живет 44 процента населения страны. И если они лишатся работы, тоКазахстан столкнется с ростом внутренней миграции и катаклизмами в городах.

Говоря о жителях села, не стоитзабывать о горожанах. А это порядка 55,1 процента населения страны. По итогампереговоров с ВТО Казахстан согласился либерализовать сферу услуг, доля которойв ВВП, по словам Жанар Айтжановой, составляет 54 процента. В данном случаемогут возникнуть «очаги напряженности».

Известно, что сфера торговли и услугхорошо развита в Алматы и составляют 65 процента ВРП города. Поэтому естьопасения, что вступление Казахстана в ВТО и усиление конкурентной борьбы можетплохо сказаться на экономике крупного города страны. Тенденция опасная! Алматыявляется крупным донором республиканского бюджета, не говоря о том, что здесьпроживает порядка 10 процентов населения страны.

Однако Олжас Худайбергенов в данномслучае призывать мыслить не категориями мегаполиса и сел, а республики в целом.«Здесь как-то выделять роль города не получится. Эффект, если проявится, тосразу на всей стране», - считает директор Центра макроэкономическихисследований.

Разные глобальные рейтинги признают,что экономика Казахстана является одной из самых открытых на постсоветскомпространстве. В этом смысле, страна уже живет по либеральным заповедям ВТО. Нопоможет ли это Казахстану? Тут нет однозначного ответа.

Например, профессор Джин Пак из Школыгосударственной политики и управления KDI, выступая на ежегодномКазахстанско-Корейском бизнес-форуме (октябрь 2014 года), отметил, чтоКазахстан оказался в худшей ситуации, чем Южная Корея полвека назад.

Во-первых, Казахстан начал экономическиереформы в условиях глобализации, застал ВТО. И ему сложно защищать своегопроизводителя. 

Во-вторых, у Казахстана под бокомнаходится «мировая фабрика» - Китай, с дешевой рабочей силой и как следствие -дешевыми товарами. С таким соседом не только трудно конкурировать, но идиверсифицировать свою экономику.

Да и сам факт того, что представительстраны, сделавшей успех в мировой торговле, осторожно воспринимает либеральныепринципы, говорит сам за себя.

По словам Джина Пака, у правительствана руках должны быть средства, чтобы защищать своего производителя. Просто вэпоху сильной конкуренции и ВТО это приходится делать нетаможеннымиинструментами. Но если поверить на слово корейскому эксперту, то следуетпризнать, что у Астаны в ВТО поле для маневра больше, чем в ЕАЭС.

- Если в рамках ЕАЭС пошлины обнулены иесть наднациональные органы, то в рамках ВТО пошлины не обнуляются, носнижаются, при этом нет наднациональных органов, - поясняет ОлжасХудайбергенов.

Преимуществом Казахстана можно было быназвать опыт борьбы в либеральной среде. Однако, по словам главы Центрамакроэкономических исследований, он, скорее всего, указывает на обратнуюзависимость.

- Пока наши проигрывают конкуренцию врамках ЕАЭС, думаю, они проигрывают конкуренцию и в рамках ВТО. Когда на рингвыходят два боксера разной весовой категории, договорившись использоватьодинаковые правила без преимуществ для слабого, то выиграет тот, кто тяжелее, -рассуждает Худайбергенов.

Но списывать со счетов Казахстан покарано. В стране есть компании, имеющие опыт работы на внешнем рынке. Так,Raimbek Group закрепился со своими соками на китайском рынке, в эту же странупоставляет 70 процентов своей продукции Талдыкорганский аккумуляторный завод.Подобным  компаниям членство Казахстана вВТО открывает широкие возможности.

Правда, такие примеры единичные. Онине могут оказать влияние на структуру внешней торговли Казахстана. И в этомсмысле с мнением Олжаса Худайбергенова не поспоришь.

Поэтому, как отметил президент: «Послевступления в ВТО мы не откажемся от содействия отечественным предприятиям». Всвязи с чем, по словам Жанар Айтжановой действующие меры господдержки компаниямбудут приведены в соответствии с нормами торговой организации.

Одной из таких мер вступает «местноесодержание в контрактах недропользователей». Правительство и законодательствоРК принуждает работающие в республике иностранные компании покупатьотечественные товары. Таким способом Астана поддержала местных производителей,но столкнулась с жесткой критикой в свой адрес со стороны ЕС и США.

Согласнодоговоренности с ВТО это требование в законодательстве будет устранено к 2021году. Тот факт, что она исчезнет не в 2016, 2017 или 2018 году говорит о том,что казахстанская позиция в этом вопросе была принципиальной.

Если говорить о преимуществах, которыерассчитывает получить Казахстан от вступления в ВТО, то, прежде всего -возможность привлечь инвесторов для диверсификации экономики. Вступление воВсемирную торговую организацию событие знаковое, которое указывает на то, чтоКазахстан принимает универсальные правила, действующие в мировой экономике. Ониотражают интересы инвесторов.

Кроме того, Астана приложиладополнительные усилия. В 2014 году в Казахстане приняли Закон об улучшениибизнес-среды, предоставляющий инвесторам налоговые каникулы на несколько лет ипредусматривающий 30-процентное возмещение капитальных затрат компаниям.Новшества вызвали неподдельный интерес среди влиятельных бизнес-изданий мира,которые давали им лестную оценку.

Астанарассчитывает максимально использовать свой транзитный потенциал, получатьдивиденды и ни с кем не делиться. По словам Жанар Айтжановой «Если транспортныекомпании придут в Казахстан, они должны быть юридическими лицами Казахстана […]То есть любая компания не может сидя у себя, оказывать эти услуги вКазахстане». Об объеме рынка говорит тот факт, что грузопоток по коридору«Западная Европа - Западный Китай» на казахстанском участке должен составить 30млн. тонн в год. Из них около 1,5 млн. тонн придется на транзит.

Актуальный для населения остаетсявопрос «расстаможки» машин. Но преимущества после вступления в ВТО туманные. Пословам Айтжановой к 2019 году таможенные пошлины на новые авто в Казахстанебудут ниже чем в России - 15-17 процентов от стоимости машины. Однако министротметила, что «мы говорим о пошлинах, но это не распространяется наэкологические, технические нормы». А значит, дешевые поддержанные машины непопадут в Казахстан.

Считается, что вступление любой страныв ВТО - это новые возможности для нее, и новые вызовы. Но для Казахстана - это,прежде всего, мощный стимул для модернизации и диверсификации своей экономики.Ведь как заметил однажды глава государства Нурсултан Назарбаев: «Там, где нетконкуренции, спится лучше, но живется хуже».

 

Замир Каражанов

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение