Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Центральная Азия: плацдарм для гибридной войны?

23.06.2015

Автор:

Теги:

Участившиеся провокации на границе с Туркменистаном и Таджикистаном вызывают серьезную озабоченность в экспертном сообществе. По мнению ряда политологов, нельзя исключать возможность использования Центральноазиатского региона как одного из плацдармов так называемых гибридных войн. Тем более что некоторые ее приемы (например, искусственное разжигание межэтнических и социальных конфликтов) здесь уже апробированы.

Готовы ли власти Кыргызстана к новым вызовам и угрозам? Смогут ли они обеспечить нашу безопасность? Ответы на эти вопросы искали накануне чиновники и эксперты на круглом столе в ИА "24.kg".

К выборам готовы?

Тема безопасности в Центральной Азии сейчас более чем актуальна. Организация "Исламское государство" (ИГИЛ) и ее агрессивные кампании на Востоке вызывают все большую тревогу у руководителей многих государств мира. Впервые об угрозах ИГИЛ кыргызстанские эксперты заговорили в прошлом году. Сейчас эта тема активно муссируется. Много полярных взглядов. Эксперты пытаются понять, действительно ли ИГИЛ является угрозой для Центральной Азии и Кыргызстана в частности.

"Ряд западных политологов говорят, что по мере стихания конфликта на Украине будет разгораться конфликт в Центральной Азии. Политологи уверены, что пожар в ЦА начнется после парламентских выборов в Кыргызстане. Это будет запалом для того, чтобы разжечь конфликт во всем регионе. Есть мнение, что Кыргызстан не готов к новым вызовам, гибридным войнам, что поставки вооружения основаны на старой доктрине ведения войн. А ведь сейчас стране нужны совершенно новые системы, более мобильные виды вооружения", - уверен политолог Марс Сариев.

Именно политические элиты, сами того не осознавая, могут стать ключевыми фигурами в борьбе внешних сил за регион Центральной Азии. Факт свидетельствуют о том, что вероятность дестабилизации обстановки в Кыргызстане достаточно высока. Большую роль в этом играют отечественные политики. Так считает Марс Сариев.

"Наши парламентарии, когда участвуют в дискуссиях, вступают в полемику или делают заявление, должны учитывать мнение экспертов. Способна ли политическая элита осознавать, что может стать ключевыми фигурами в борьбе внешних игроков? Вот это главный вопрос. Политики должны осознавать всю ответственность, которая ложится на них. Ведь эксперты не зря говорят, что после выборов может наступить столкновение политических элит. Это опасно", - предостерегает он.

Однако с его мнением не согласен генерал-лейтенант спецслужб Токон Мамытов. Он уверен, что власть вынесла уроки из трагических событий 2005 и 2010 годов. Правительство сделает все, чтобы предстоящие парламентские выборы были честными, открытыми и справедливыми. В то же время не стоит говорить о борьбе политических элит между собой.

"Я бы воздержался называть кого-либо в КР политическими элитами. У нас понятие элиты совсем исказилось. Мы кидаемся из крайности в крайность. Какого-то эксперта или видного политического деятеля называем элитой. Либо под понятие элиты попадает нувориш. Это тоже крайность", - отметил Токон Мамытов.

"Я считаю, что пример Украины в контексте ИГИЛ и новых гибридных войн некорректен. События в Афганистане, Ираке, на Ближнем Востоке, в отдельных районах Юго-Восточной Азии в корне отличаются от того, что происходит на Украине. На Украине идет внутреннее противостояние. Это борьба за ресурсы. Каждый хотел и хочет отхватить себе пожирнее кусок, разорвать Украину. Этим новым элитам наплевать на людей и саму страну: чем больше будет беспорядка, тем больше они наживутся", - добавил он.

Война войне рознь

Можно долго спорить о том, что может стать поводом для разжигания конфликта на территории Кыргызстана или любой другой страны Центральной Азии. Но стоит взглянуть правде в глаза и признать, что ситуация в регионе крайне тяжелая. Последние события на границах Таджикистана и Туркменистана говорят об имеющейся существенной опасности. Причем нужно понимать, что происходящее в соседних странах касается всех государств Ферганской долины. Ни одно государство в нынешнее время не способно самостоятельно противостоять терроризму.

"Мы должны признать, что третья мировая война уже практически началась. Повсеместно в различных точках земного шара будут происходить боевые столкновения. Это не война в классическом понимании. Мы должны с этим согласиться, ее проявления уже имеются у нашего порога", - уверен Токон Мамытов.

В такой ситуации вся надежда на способность Вооруженных сил КР отстоять безопасность страны. В Генеральном штабе уверено заявляют о готовности к новым вызовам и угрозам. Беспокоиться не о чем. Заместитель начальника Генштаба КР Ильяс Субанкулов отмечает, что в современных условиях угрозы государству приобрели многовекторный характер. Вопрос угрозы со стороны ИГИЛ сегодня более чем актуален. Появилось понятие гибридной войны. Именно для того чтобы противостоять новым вызовам, два года назад и был создан Генеральный штаб Вооруженных сил КР.

"Об объемах военно-технической помощи, которая приходит в КР из России, Турции, Китая, многие судят по данным, озвученным в СМИ. Тут же появляются заявления о том, что нам привозят устаревшее вооружение. Но по программе военно-технической помощи предусмотрены и поставки вертолетов, средств связи и другого военного имущества, которое будет способствовать улучшению подготовки соединений и частей нашей армии. Это повышает ее мобильность при работе в новых условиях. Генштаб КР работает везде, где видит потенциальную угрозу безопасности Кыргызстана", - отметил Ильяс Субанкулов.

Гибридная война представляет собой комплекс военных и невоенных действий. Это можно наблюдать на примере событий, происходящих в Африке, на Ближнем Востоке, Украине. В настоящее время угрозы трансформируются. Уже нет понятия прямой военной или террористической угрозы. Они дополняют друг друга и трансформируются. Поэтому и система обеспечения безопасности государства изменяется.

"Мы готовим свои войска для ведения мелких операций по блокированию и ликвидации угроз. Мы также работаем со СМИ. Ведь один из видов угроз – информационная война. Что касается внутренних войск, то они были расформированы абсолютно верно. Внутренние войска не смогли работать во время событий 2010 года на юге КР. Было принято правильное решение, что внутренние войска выведены в состав Нацгвардии. Но это не означает, что мы не работаем над общественной безопасностью. Начальник Генштаба имеет право в отдельных случаях применять соединения и части вооруженных сил для разрешения кризисных ситуаций внутри страны. У нас есть документы, которые прописывают, с какого момента можно это делать. Не во всех случаях МВД своими силами и средствами способно противостоять той обстановке, которая может сложиться в республике", - отметил Ильяс Субанкулов.

Дурость в головах

Эксперты констатируют: войны ведут армии нового типа, они выигрывают и побеждают.

"Кого мы пугаем уголовной ответственностью за наемничество? Это же все равно, что пугать козла капустой. Человек готов жизнь отдать, положить на алтарь свою семью, а мы его тут пугаем тюрьмой. Да ему это за честь. Бородач с автоматом Калашникова воюет более эффективно. Мы должны это признать. Нужно искать диалог. Надо вводить во всех высших учебных заведениях уроки религиоведения, развивать духовно-нравственные качества народа, поднимать культурно-образовательный уровень. Препятствующие факторы должны быть, но это не выход из ситуации. Вопрос надо решать в комплексе", - уверен Токон Мамытов.

С ним согласен и директор Центральноазиатского центра по наркополитике КР, полковник милиции Александр Зеличенко. Военное вторжение Кыргызстану грозит лишь в 5 процентах случаев. От внешних угроз Кыргызстан защищен благодаря взаимодействию с другими странами в рамках ОДКБ, ШОС и других организаций. Для страны более страшно внутреннее движение.

"Здесь такая масса факторов, так много всего закручено, такая мясорубка, которая заставляет меня сомневаться, что мы сможем обеспечить безопасность государства и его жителей. Правоохранители честно выполняют свой долг. Их не в чем винить. Может быть, КПД мог быть больше и лучше, но это уже другой вопрос. Обеспокоенность вызывает идеологическая составляющая. Все больше наших граждан поддерживают идеи радикальных группировок. Движение людей в сторону ИГИЛ спровоцировано тем, что они не могут найти себе места в государстве. Они не видят здесь будущего. В такой ситуации срабатывает идея: я пойду в ИГИЛ, стану героем, прославлюсь, выполню свой религиозный долг", - констатирует Александр Зеличенко.

Статистика спецслужб лишь подтверждает неутешительные выводы эксперта. На сегодня воевать в Сирию уехали уже более 350 граждан Кыргызстана. Это только по официальным данным. Неофициальные цифры свидетельствуют о том, что таких людей гораздо больше. По подсчетам, их может быть около тысячи человек.

"Надо срочно начинать политический диалог. Давайте перестанем прятать голову в песок! Более 70 процентов уехавших в Сирию граждан КР – представители узбекской национальности. Это тревожный звонок. С 2010 года никто не занимается проблемой. Это полумиллионное население, которым нужно заниматься. Их надо адаптировать, чтобы они чувствовали себя членами своего государства. Иначе они все равно будут стремиться куда-то. Если не будет межнационального согласия, то, боюсь, могут возникнуть серьезные проблемы", – предостерег Александр Зеличенко.

Перед властями стоят вполне конкретные задачи по обеспечению безопасности в регионе. Но сейчас никто не даст гарантии, что руководство страны успешно с ними справится. Стране предстоит провести парламентские выборы. И сами кыргызстанцы не без тревог.

Хромает на обе ноги и национальная идеология. За 20 с лишним лет независимости нам так и не удалось найти ту общую идею, которая сплотила бы страну.

Выводы экспертов относительно безопасного будущего в Центральной Азии неутешительны. Еще более удручающим является тот факт, что именно Кыргызстан становится самым слабым звеном в регионе.

Татьяна КУДРЯВЦЕВА

Источник - 24.kg


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение