Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Сартаева Р.С., ОБ ИНТЕГРАЦИИ ИНТЕРЕСОВ, ЦЕННОСТЕЙ И УСТРЕМЛЕНИЙ РАЗЛИЧНЫХ ЭТНИЧЕСКИХ ГРУПП И СОЦИАЛЬНЫХ СЛОЕВ КАЗАХСТАНА

27.08.2008

Автор:

Теги:

 

В ИАЦ прошло обсуждение сборника "Содержание и мобилизующий потенциал общенациональной идеи", подготовленный Институтом Философии и Политологии Министерства образования РК.

Сайт продолжает публикацию материалов сборника и стенограммы экспертного обсуждения на семинаре 27 августа 2008 г.

 **********************************************************************************

 

 

Сартаева Р.С., старший научный сотрудник Института философии и политологии МОНРК

Важнейшей характеристикой современного мирового развития, складывающейся под влиянием глобализации, становится поиск но­вых регулятивов культуры. Поиск этот приобретает смысложизненный характер и вызван осознанием ситуации глобального кризиса в культуре, когда культура «как творчество индивидов» (по Н.А.Бер­дяеву) вытесняется культурой «массового употребления». Одним из следствий глобализации является укрепление в мировом обще­ственном сознании точки зрения, которая рассматривает сохранение культурного своеобразия, идентичности как высшее достижение ци­вилизации. В культурной политике многих стран происходит смена приоритетов, а именно: имеет место переориентирование с модели ассимиляции на мультикультурную модель, характеризующуюся тем, что «... индивид социализируется и к доминирующей, и к эт­нической культурам»1. Мультикультурализм становится одним из новых регулятивов развития культуры и общества.

Проблемы культурного развития в постсоветских государствах (и, конечно же, в Казахстане) приобретают особый характер. Если в Европе создаются некие наднациональные союзы, то постсоветские государства, с одной стороны, строят национальные модели госу­дарства, а с другой стороны, должны приспосабливаться к услови­ям глобализации, которая предъявляет высокие требования прежде всего к уровню развития экономики, науки, образования и т.д.

Как уже говорилось ранее, в настоящее время процессы глобализа­ции повсеместно вызывают: 1) с одной стороны, волны национализ­ма; 2) с другой стороны, повышают роль совместных усилий людей (не обязательно при решении неких сверхзадач). Поэтому, на мой взгляд, в таких полиэтнических государствах, как Казахстан, где коренной этнос не составляет подавляющее большинство (в количественном отношении) населения, модель мультикультурализма должна характеризоваться прежде всего полифонией культур на­родов, чьи представители проживают на территории современного Казахстана. При этом под полифонией здесь следует понимать, я думаю, не только и не столько многообразие, а такое «совместное звучание», такой диалог их, когда «слышна» каждая культура. Это можно сравнить с полифоническим звучанием такого уникального старинного русского инструмента как шлемовидные гусли, на кото­рых, возможно, играл древний сказитель Боян. У этого инструмента двадцать три струны, каждая из которых по отдельности звучит по-своему. Однако, уникальное полифоническое звучание получается только тогда, когда задействованы все струны. У казахов в древно­сти также были музыкальные инструменты с уникальным полифо­ническим звучанием, которые, по мнению многих исполнителей (музыкальных) и музыковедов, представляют собой фактически то же самое, что шлемовидные гусли2. Это кесле и жетыген. А на­звание «гусли» и «кесле», похоже, имеют и единое происхождение. Это к вопросу о близости элементов культур у русского и казахского народов.

Возвращаясь к вопросу о полифонии культур, следует отметить, что совместное красивое «звучание» культур возможно, на мой взгляд, только при осознании общности судьбы, под которой надо понимать не только прошлый и настоящий совместный опыт, но и общую цель - благополучие каждого человека, независимо от его национальной принадлежности.

Осознанию общности судьбы должна способствовать объеди­нительная идея, на роль которой выдвигались и выдвигаются такие идеи, как: 1) идея гражданского общества; 2) казахская националь­ная идея; 3) идея евразийства; 4) идея «экологического возрожде­ния» и т.д. Думается, на данном этапе наибольшим потенциалом обладает идея общечеловеческих ценностей, что связано с совре­менными социокультурными реалиями Казахстана.

Что есть культура Казахстана сегодня? Она, на наш взгляд, в пер­вую очередь, представлена культурами двух крупнейших этносов, проживающих в нашей республике - казахов и русских. Ни одна из этих культур не является доминирующей, так как, с одной стороны, есть попытки институционально закрепить элементы казахской культуры в политической системе, но при этом для успешности за­крепления этих элементов не достает реальной «базы», так как ка­захский язык на данном этапе не является стопроцентно употребля­емым языком для более чем половины населения Казахстана. С дру­гой стороны, русский язык, имея реальную «базу» (на ней говорит более половины населения Казахстана), в то же время не является государственным языком.

Таким образом, культуры двух крупнейших в нашей республике этносов образуют некое целое, существование которого обусловле­но наличием или отсутствие указанных выше возможностей сто­процентного употребления (закрепления) своего языка. Более того, и ту, и другую культуру можно рассматривать как существующие на уровне субкультур. При этом доминантной по отношению к ним выступала т.н. советская культура, вытесняемая в данное время т.н. западной культурой.

Два крупнейших в Казахстане этноса - казахский и русский - имеют собственные, на мой взгляд, во многом схожие ценности. «О.А.Платонов, перечисляет следующие, присущие России и сло­жившиеся задолго до крещения Руси, цивилизационные ценности:

1) преобладание духовно-нравственных основ над материальны­ми;

2) коллективные формы трудовой демократии (община, артель);

3)  ориентация на разумную достаточность и самоограничение (нестяжательство);

4) идеал праведного (нравственного) труда;

5)  представление о Земле и о Природе как божьем даре всем живущим, и, следовательно, отрицание частной собственности на условия существования»3.

Если взглянуть на перечисленные выше ценности, то можно уви­деть, что практически все они являются также ценностями казах­ского этноса. Скажем, в устном народном творчестве казахов есть много пословиц и поговорок, подчеркивающих важность коллек­тивных форм существования. Например: «Жаяудыц шаны шыкпас. жылгыздьщ ун1 шыкпас» - «Не заметна пыль пешего, не слышен го­лос одинокого». Или : «Жалгыз журш жол тапканша, кеппен журiп адас» - «Чем найти дорогу, бродя одиноко, лучше заблудиться», «Тозган казды топтанган карга жейдЬ - «Бродячего гуся заклюет стая ворон»4. В свою очередь, известный английский славянист, профессор Школы славянских и восточноевропейских исследова­ний при Лондонском университете Джеффри Хоскинг в своей толь­ко что вышедшей книге «Россия и россияне: история» отмечает, что хотя «в последние 300 лет Россия - безусловно часть Европы ... ка­кие-то базовые институты все-таки - азиатские. /5/Те же крестьян­ская община и привычка к круговой поруке». А виднейший русский этнолог, историк Л.Гумилев писал : «Конечно, отношения русских и тюрок в XIII - XVI в.в. были не безоблачные, но в эпоху феодальной раздробленности это было неизбежно. Разве меньший вред нано­сили междукняжеские усобицы, например, вражда Москвы с Тве­рью, или распри степных племен, например, ногаев и ордынских татар. Однако, это были неполадки внутри единой системы, единой культуры, единой страны. Да, если бы было иначе, разве смогли бы русские землепроходцы с ничтожными силами пройти сквозь огромную Сибирь и Дальний Восток!»6. Не вдаваясь в полемику (научную и околонаучную) об этнической принадлежности казахов к тюркам7, следует все же отметить, что многие ученые склонны включать и тюрков в этническую историю казахского народа. Хотя в качестве основных групп древнего населения, сформировавших ка­захский этнос, рассматриваются этнические группы европеоидного расового типа с индоевропейскими языками и этнические группы центральноазиатского происхождения с преобладанием в их среде монголоидного расового типа и тюркских языков8.

Таким образом, сходство цивилизационных ценностей двух ос­новных культурообразующих этносов Казахстана может быть не­плохим ресурсом для совместного поступательного движения, для построения совместного будущего.

Возможно ли вообще сохранить традиционные культуры в совре­менном мире, где наука, являясь мощнейшим интегративным фак­тором, нивелирует нетождественное в культурах, растворяет менее Развитые (в техническом плане) культуры в более развитых, созда­вая интеграционную суперкультуру? Многие государства предпри­нимают конкретные меры по сохранению локальных традиционных культур9, этим же вопросом, включая проблемы создания условий для более «мягкого» вхождения локальных культур в поле взаимо­действия других культур, занимается этническая экология. Это на­учное направление, ставя перед обществом задачи как можно более длительного сохранения локальных традиционных культур, исхо­дит из положения (вслед за Н.Я.Данилевским) о том, что ни один из культурно-исторических типов не может считаться высшим или низшим по отношению к другим. Однако, на мой взгляд, не следует забывать и о том, что в истории человечества есть немало примеров того, как самые блестящие культуры возникали на основе большо­го числа разнородных культурных компонентов. С другой стороны, надо помнить о том, что в качестве концептуального оружия (в целях геополитического, финансового, мировоззренческого господства, о чем мы уже говорили) могут использоваться ложные ценности, предлагаемые нередко в качестве универсальных.

Что касается Казахстана, то он, естественно, также оказался вовлеченным в мировой процесс перехода культур от локального уровня к интеграционному. Однако, конечно же, наряду с общими закономерностями в Казахстане наблюдались и наблюдаются и свои особенности в протекании этого процесса. Сам этот процесс начал­ся, по всей видимости, еще в 19 веке и проходит в несколько этапов и по сей день. Первый этап, на мой взгляд, начинается еще в 19 веке, связан он с началом развития новых средств коммуникации и, как всякое начало вообще, этот период явился, по всей видимо­сти, трудным для казахской культуры, так как впервые происходит столь плотный масштабный контакт кочевой культуры с совершен­но другой западной культурой через русскую культуру. Это находит отражение, в первую очередь, в казахской поэзии XIX века, кото­рая, как совершенно верно отмечает Ауэзхан Кодар (поэт, эссеист и философ), так и называется «зар-заман» - поэзия скорби. «Это был самый настоящий плач казахского народа в этом страшно меняю­щемся мире»10.

Второй этап связан с пребыванием Казахстана в качестве союз­ной республики в составе СССР. Этот период характеризуется, на­ряду с уже известными негативными сторонами, на мой взгляд, и положительными явлениями. Во-первых, это, конечно же, установление границ Казахстана, пусть и в составе СССР. Кстати, эти гра­ницы стали государственными границами суверенного Казахстана. Во-вторых, проводилась (и, на мой взгляд, нельзя этого отрицать), насколько это вообще возможно в объективно изменяющемся мире, политика, направленная на поддержку национальных культур. В осуществлении этой политики в Казахстане принимали самое ак­тивное участие одни из лучших представителей русской культуры (Ерзакович, Затаевич и др.). Однако, с другой стороны, Казахстан был превращен в место ссылки не только отдельных людей, но и целых народов. Поэтому особенно важной становится проблема взаимоотношения культур.

Эта же проблема остается одной из важнейших и на третьем, постсоветском этапе перехода Казахстана от локального к инте­грационному уровню в общем процессе современного культурного развития. Ведь Казахстан остается полиэтническим государством, в котором сосуществуют и взаимодействуют культуры представи­телей большого количества разных народов. Однако, наряду с обо­снованными опасениями по поводу утраты самобытности культур народов, населяющих Казахстан (в том числе и казахов), есть и по­ложительные моменты в факте взаимодействия культур народов Казахстана. Как известно, в истории человечества многие самые блестящие культуры возникали при максимально большом числе образующих компонентов (на первый взгляд, даже решительно не совместимых), при максимальной открытости и готовности к заим­ствованиям. В этом смысле, формирующуюся в Казахстане инте­грационную культуру (в том числе и культуру казахов) можно на­звать культурой возможностей. И, наверное, прав Ауэзхан Кодар, определяя казахскую культуру и философию как «нарастающую», как культуру возможностей11.

Примечания

1-  Кравченко А.И. Культурология. - М: Академический проект. 2000. -С.161.

2-  См.: Доцук Е. Гуслярская баллада «Известия 2001», 24 августа С. 9. Р> Задде И.Н. Некоторые проблемы образования и культуры в кон­тексте глобальной эволюции цивилизаций // Новые технологии в науке и образовании. Т.З. Новосибирск, 1998.- С. 131.

4.  Адамбаев Б. Казахское народное ораторское искусство. - Алма-ты,: Ана TMi,. 1997.- С. 31.

5.  Джеффри Хоскинг: «Я русский националист» - Интервью в газе­те «Известия», 1 августа 2001.

6.   Гумилев Л.Н. В поисках вымышленного царства. - СПб. 1994 - С.

352-353.

7.   См.: Масанов Н.Э., Абылхожин Ж.Б., Ерофеева И.В., Алексеен-ко А.Н., Баратова Г.С. История Казахстана. Народы и культуры. - Алматы, 2001, а также: «Всемирная история» - Интервью Ма-санова Н.Э. газете «Время», 19 июля 2001.

8.   См.: Кляшторный С.Г., Султанов Т.И. Казахстан. Летопись трех тысячелетий. - Алматы: Рауан, 1992.

9.   См.: Сартаева Р.С. О феномене культуры // Казахстан на рубе­же III тысячелетия: человек, культура, цивилизация. Материалы международной научно-теоретической конференции 30 июня -1 июля 2000 -. Алматы: КазГАСА, 2000 - С. 107-113.

10.См.: Танкаева Г. Этот стон у нас песней зовется. (Интервью с

Ауэзханом Кодаром). Время 2000 № 11 (44) 16 марта

 11.См.: там же.

 

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение