Россия, Москва

info@ia-centr.ru

«МКР-Медиа» представляет второй рейтинг евразийской интеграции

18.06.2015

Автор:

Теги:



«МКР-Медиа» представляет второй рейтинг евразийской интеграции

Аналитическая группа компании «МКР-Медиа» представила второй собственный рейтинг событий, влияющих на становление евразийского пространства. В рейтинг попали по 10 конструктивных и негативных событий. При составлении рейтинга оценивались события в рамках ЕАЭС, произошедшие за первые пять месяцев 2015 года. Рейтинг подготовлен к XIX Петербургскому международному экономическому форуму (18-20 июня, Санкт-Петербург).  



Создатели рейтинга выделили события, наиболее конструктивно и негативно отразившиеся на развитии ЕАЭС в первые полгода его существования, оценку которым дали авторитетные политологи, юристы и экономисты Армении, Беларуси, Казахстана, России, Таджикистана.

 

ВТОРОЙ РЕЙТИНГ СОБЫТИЙ, ВЛИЯЮЩИХ НА СТАНОВЛЕНИЕ ЕВРАЗИЙСКОГО ПРОСТРАНСТВА

 

 

ОБЩИЕ ТРЕНДЫ

 

 

Первые пять месяцев существования ЕАЭС прошли в условиях высокой политической и экономической турбулентности. С одной стороны, формирование управляющих органов Союза послужило катализатором интеграционных процессов, запустив механизм создания и притирки союзных документов и активизировав механизм налаживания экономического, торгового и политического взаимодействия между членами ЕАЭС. С другой стороны, проявились и первые трения между странами-членами, вызванные различным видением конфигурации Союза и своей роли в нем. Участились дебаты как в вопросах общего вектора экономического развития ЕАЭС, так и в отношении отдельных союзных проектов. Союз продемонстрировал преодоление «наследия СССР», вовлекая в свою зону свободной торговли Вьетнам и стыкуя свою общую геоэкономическую платформу с масштабным китайским проектом Экономического пояса Нового Шелкового пути (по мнению оптимистов – ЕАЭС и Шелковый путь взаимодополняют друг друга, тогда как, по мнению скептиков, идея создания между ЕАЭС и Китаем зоны свободной торговли нивелирует саму суть евразийской интеграции, призванной создать выгодные условия для конкуренции производителям стран ЕАЭС. Поэтому проект сопряжения ЕАЭС и ЭПВШП при большом позитивном потенциале требует дальнейшей серьезной проработки).

 

 

При этом наиболее ярким внутренним событием ЕАЭС в данный период стало принятие в состав Евразийского Союза Республики Кыргызстан. Таким образом, вопреки сложным геополитическим условиям и внешнеполитическому давлению, Союзу удалось вырваться на «оперативный простор» и создать свой «форпост» на стратегически важном центральноазиатском направлении. Событие, произошедшее в период «острой фазы» кризиса, стало трезвым ответом «евразскептикам», предрекавшим развал ЕАЭС в первые же полгода его существования. Расширение Союза еще больше сфокусировало на нем внимание потенциальных партнеров. От деклараций намерений создать с ЕАЭС зону свободной торговли ряд стран решили перейти «к делу». Примеру Вьетнама, запустившего с Союзом «открытую торговлю», намерены последовать около 40 государств, которые начали переговоры по этому вопросу. Один из основателей объединения, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев и вовсе заявил о том, что ЕАЭС может значительно расширить свои границы, в ближайшей перспективе включив в состав Союза несколько азиатских и ближневосточных стран. Отошедшая по понятным причинам на второй план идея создания зоны свободной торговли «от Лиссабона до Владивостока», которую в данный период пыталась поддержать канцлер ФРГ Ангела Меркель, сменилась вышедшей на первый план идеей сближения позиций ЕАЭС и КНР. Следует подчеркнуть, что Германия, как ни одна другая страна ЕС и НАТО, терпит убытки от разрыва отношений с Россией. В дальнейшем следует ожидать более активных лоббистских усилий немецкого бизнеса и политического истеблишмента, которые не смогут терпеть убытки, наблюдая возвышение конкурентов, занимающих более прагматичную позицию по отношению к экономическим связям развивающихся экономик. Данная ситуация хорошо иллюстрирует изменение статуса Союза, которое заставляет мировое сообщество переходить от «оголтелого скептицизма» к оценке реальных возможностей подобного сотрудничества.

 

Следует отметить, что по мере становления евразийской интеграции все более усиливают свое давление инерционные силы. Так, помимо прямого давления на страны постсоветского пространства, а также тактики «мягкой силы», которую Евросоюз использует в отношении Армении и Киргизии, активно проводится пропагандистская кампания, призванная эмоционально надавить на членов Союза и страны постсоветского пространства, создавая напряженность в отношениях глав этих стран. В масс-медиа централизованно запущены «страшилки» для нынешних и потенциальных союзников, сводящиеся к тому, что смена курса любой из близких к России стран даст повод Владимиру Путину запустить «крымский сценарий» отмежевания от них территорий компактного проживания этнических русских и сформировать очаги напряженности по типу Донбасса. Еще одним мифом, распространяемым в «западных» СМИ, стало позиционирование ЕАЭС в качестве «нового СССР» или в качестве военно-политического объединения, имеющего своей единственной целью противостояние блоку НАТО. Это стало одним из эффективных инструментов нагнетания антироссийской истерии на восточной границе НАТО. При этом на среднеазиатском треке активизируется подготовка НАТО и США к новому этапу активности, в частности, с опорой на неправительственные организации и иные формы «мягкой силы». Так, верительные грамоты президенту Нурсултану Назарбаеву вручил посол США Джордж Крол, «специалист по постсоветскому пространству» (работал в Белоруссии в период, когда обсуждалось создание Союзного государства). В итоге, в январе-марте 2015 г. практически во всех ключевых странах ЕАЭС и Центральной Азии были сменены послы Соединенных Штатов (21 января в Узбекистан был назначен новый посол США Памела Спартлен, ранее работавшая в Киргизии, а 12 февраля в Армению прибыл новый посол США Ричард Миллс).

 

 

Но главным сдерживающим интеграционные процессы фактором по-прежнему является экономический спад, фиксируемый в большинстве стран-членов ЕАЭС. Неблагоприятная внешняя конъюнктура заставляет союзников более последовательно отстаивать свои экономические интересы в ЕАЭС, замедляя разработку не самых выгодных им в настоящий момент таможенных и антимонопольных документов. Более того, дополнительные барьеры для импорта, созданные Россией в ответ на санкции, а также ее видение механизма таможенного регулирования экспорта нефтепродуктов зачастую не устраивают отдельных членов Союза, намеренных на данных экспортно-импортных процессах заработать. Это приводит к конфликтам на уровне ведомств, решать которые приходится главам государств. В данной связи крайне наглядна дискуссия вокруг создания валютного союза, подразумевающего введение единой денежной единицы. Ряд стран во главе с Россией пытаются организовать этот процесс, встречая усиливающееся сопротивление от государств с относительно сильными собственными валютами, в частности, со стороны Белоруссии и Казахстана. Фактически, речь идет о переходе национальных элит стран-участниц к этапу сдерживания ускорения интеграционных процессов и ведения длительного переговорного процесса, что приведет к повышению эффективности наднациональных структур, но обернется существенным снижением скорости интеграционных процессов. Очевидно, что корпоративные правила ЕАЭС усложнили ведение внешнеполитического взаимодействия отдельных его стран. Так, активность Александра Лукашенко, пытающегося использовать удобную для себя политическую конъюнктуру и увеличить свой вес в Европе и Азии, вызывает все большее раздражение со стороны его ключевых союзников. России приходится лавировать между Турцией с ее «Турецким потоком» и Арменией, требующей от мирового сообщества признать геноцид, в частности, этнических армян, организованный турками в 1915 году.

 

 

Сама Армения, несмотря на вступление в ЕАЭС, пытается сохранить и налаженные европейские связи. Нарушение подобных негласных норм болезненно воспринимается союзниками, создавая атмосферу нервозности и осложняя внутриблоковую коммуникацию. Заслуживает отдельного внимания новая угроза, вставшая перед Союзом – распространение радикальных исламских течений. Учитывая формальное и юридическое интегрирование Киргизии, угроза, в частности, возникающая со стороны Исламского Государства, теперь находится в непосредственной близости от границ ЕАЭС, заставляя уделять этом вопросу все более пристальное внимание. В целом, первые интеграционные шаги Союза значительно активизировали силы противодействия, которые информационно, через создание мифов, политически, оказывая давление на отдельные страны Союза, и экономически, через сворачивание доступа к мировым кредитным ресурсам, пытаются блокировать расширение влияния ЕАЭС. 

http://www.mkrmedia.ru/news/view/1363.html

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение