Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Обратная сторона революции по-кыргызски.

15.06.2015

Автор:

Теги:
Обратная сторона революции по-кыргызски. Эксплуатация чувства превосходства, - А.Аыйп

Июньские события 2010 года стали своеобразным продолжением апрельской революции, а завершились они победой на парламентских выборах 10 октября националистически настроенной партии. После этого чувство превосходства, появившееся у определенной части кыргызского общества, начинает постепенно превращаться в некий комплекс полноценности.

Обратная сторона революции

После апрельской революции, когда все увидели, что 20 тысяч человек могут сменить государственную власть в суверенном государстве, искушению подверглись не только сын свергнутого президента Максим, который в телефонном разговоре со своим дядей Жанышем говорил в мае, что для "дезавуирования" новой власти достаточно просто нанять 500 "отморозков" и чтобы 10 из них были "говорящими".

Риск распада страны - вообще побочный продукт всех революций. После Октябрьской 1917 года от Российской империи откололись Польша и Финляндия, появились независимые Кубань, Средняя Азия и даже Дальневосточная Республика, которые пришлось заново завоевывать. Так что делателям революций надо всегда иметь в виду - после вашей революции, пока вы будете осваивать власть, сама ваша страна может развалиться на кусочки.

Двести тысяч квадратных километров Кыргызстана - неплохой кусок для любых соседей, которые, как предположил политолог Андраник Мигранян, никогда не прочь воспользоваться турбулентной ситуацией. Даже одна тысяча квадратных километров приграничных земель, куда входил Узенги–Кууш, оказалась значимой для огромного Китая, и, председатель Цзян Цземинь приезжал в Бишкек дважды - в 1996 и 1999 годах.

Мысли урвать свой кусок, видимо, посетили головы многих, и, пока новая власть делила портфели и праздновала победу, созрели планы расшатать ситуацию в стране так, чтобы она сама слезно попросила о помощи. А предоставляемая поддержка, особенно военная и с продолжением, легко превращается в инструмент неослабленного влияния.

Кроме того, если в любой стране добиться создания очага автономии, подпитываемого извне, его можно постепенно превратить в тлеющий конфликт, чтобы ни одна из сторон никогда не получала безусловного преимущества и обе они постоянно нуждались в помощи. Достаточно привести примеры Абхазии, Приднестровья или ныне востока Украины.

Национализмом по сепаратизму

Парламентская комиссия по расследованию июньских событий констатировала, что на многотысячном митинге 15 мая в Джалал–Абаде один из лидеров узбекского культурного центра Кадыржан Батыров заявил: "Узбеки долго ждали этого момента, пришло время активного участия в политической жизни страны", а также: "Если временное правительство не в силах установить порядок в стране, мы сметем эту власть". Выступление Батырова транслировалось телеканалами "Мезон–ТВ", "Ош–ТВ" и "Смарт–ТВ" с повторами.

Подобные высказывания сами по себе, казалось бы, безобидны - так может говорить в митинговом порыве любой, однако, если вспомнить кровавые события 20–летней давности, когда вопросы автономии и придания узбекскому языку официального статуса были артикулированы гораздо определеннее, слышавшим это окружающим сразу становилось ясно, что кроется за такими "безобидными" выражениями. Но в итоге сепаратисты, если они были главной движущей силой конфликта, а не игрушкой в чьих–то невидимых руках, теперь долго не смогут выдвигать политические требования.

Казалось бы, страна маленькая, какие вообще могут быть сепаратисты? Но вот в Грузии с населением менее 4 миллионов и территорией в 3 раза меньшей, чем у Кыргызстана, имеются три автономии, две из которых уже де–факто отделились от Тбилиси. И ни одна из этих автономий не была бы более или менее успешной без подпитки извне, как, например, Северная Ирландия или Приднестровье. Даже США, возникшие 240 лет назад в результате борьбы за независимость против Великобритании, получали помощь от вечного соперника Британской империи - Франции.

Однако поддержка автономий на территориях других государств бьет иногда бумерангом по самим метрополиям, как в случае, например с Шотландией. Каталония, или Страна Басков, - тоже отдельный пример, но ситуация в Кыргызстане сильно отличается от них ввиду наличия рядом 30–миллионного Узбекистана.

Внешние силы везде и во всем

По свидетельствам некоторых очевидцев, корреспонденты различных зарубежных изданий и новостных агентств стали прибывать в Ош гораздо раньше начала погромов, как будто знали о готовящемся конфликте. Некоторые даже сообщали, что уже утром 10 июня получили эсэмэски, что сегодня не надо приходить на работу, так как началась война.
Президент Роза Отунбаева уже 11 июня запросила помощи у ОДКБ, в тот же день она имела телефонный разговор с премьер–министром России Владимиром Путиным, но в ответ было сказано, что организация может оказывать военную помощь только при нарушении государственных границ. Позднее ОДКБ внесла коррективы в свои правила именно из–за июньских событий на юге Кыргызстана.

Однако Алмазбек Атамбаев на своей первой пресс–конференции после избрания президентом в конце 2011 года подверг критике деятельность генерала Николая Бордюжи: "Генеральный секретарь ОДКБ - это наемный работник, и он должен болеть за все шесть стран - участниц Договора. Он вмешивается в наши внутренние дела. Зачем ОДКБ тогда нужен такой генсек?". А позавчера Атамбаев заявил, что в 2010 году все было подготовлено по самым лучшим рецептам иностранных спецслужб.

Андрей Илларионов, бывший в 2000–2005 годах советником президента Путина, говорил в сентябре 2014 года, что столкновения были спровоцированы третьей стороной. При этом введение миротворцев воздушно–десантных подразделений России было предотвращено стороной четвертой, представитель которой жестко сказал по телефону третьей стороне: "Верните войска назад". Через двое суток войска были возвращены.

Но какие бы преступные схемы и механизмы ни разрабатывались и осуществлялись кем–то извне, если в обществе нет основы и предпосылок для конфликта, большая масса граждан не поддалась бы на провокации. Убивали людей и жгли здания не только провокаторы и не дистанционно, это были наши собственные граждане.

Провокаторы, криминал, наркобароны

Хотя в связи с событиями возбужденно около пяти тысяч уголовных дел, не все виновные еще названы и они не наказаны. Генсек ООН Пан Ги Мун на конференции "Развитие парламентской демократии: уроки и перспективы" заявил вчера в Бишкеке, что "Кыргызстан должен завершить расследование июньских событий и наказать виновных... Я специально приехал, чтобы посетить Ош и на месте ознакомиться с ситуацией."

Международная комиссия была создана после обращения президента Отунбаевой к доктору Киммо Кильюнену, специальному представителю Парламентской ассамблеи ОБСЕ, однако отчет, опубликованный в начале мая 2011 года, вызвал шквал критики в кыргызском обществе, а Жогорку Кенеш даже объявил Кильюнена персоной нон–грата.

Тем не менее международное сообщество, если когда–нибудь вернется к рассмотрению проблемы, в первую очередь будет обращаться к выводам именно этой комиссии, так как другие организации, расследовавшие конфликт, будут считаться ангажированными. И главный вывод комиссии Кильюнена: "Насилия в июне не квалифицируются как военные преступления или геноцид".

Правда, после такого вывода идут слова: "Если доказательства некоторых действий... подтвердятся... в суде, они будут приравнены к преступлениям против человечности". Однако ЖК не понравилось даже такое сослагательное наклонение, а умеренная критика в адрес временного правительства и отдельных его членов, а также "нежелательные" рекомендации по узбекскому языку перевесили все остальное.

Национальная комиссия во главе с академиком Абдыганы Эркебаевым определила кровавые события как "спланированную крупномасштабную провокацию, ориентированную на раскол Кыргызстана и разрушение единства его народа", а провокаторами были названы Батыров и члены "клана Бакиева" вместе с наркобаронами, террористами и лидерами Исламского движения Узбекистана.

В целом же отчет нацкомиссии, представленный в январе 2011 года, был более умеренным, чем доклад Кильюнена, однако критика временного правительства и отдельных его членов за слабую координацию силовых структур вызвала угрозы подать в суд на Эркебаева, который был вынужден остудить пыл "патриотов", заявив, что может обнародовать дополнительные факты.

Парламентская комиссия во главе с Токоном Мамытовым не смогла прийти к единому мнению, и с содокладами на сессии парламента в конце мая 2011 года выступили Исмаил Исаков и Жылдызкан Джолдошова. В несколько теоретизированном докладе Мамытова сказано, что "в местах смешанного проживания кыргызов и узбеков столкновений не было", а узбекские махалли и кыргызские новостройки стали "идеальным механизмом для манипулирования их населения внешними силами".

В отчете независимой комиссии Азизы Абдирасуловой, опубликованном в сентябре 2012 года, кроме критики власти, говорится, что перед событиями "криминалитет начал облагать данью предпринимателей по национальному признаку", но с апреля по июнь ни по одному факту вымогательства не было организовано разбирательств, а в ночь на 11 июня "неизвестные люди в военной форме стреляли в безоружных людей".

Эксплуатация трагедии и революции

Ближайшим итогом июньских событий стало то, что на октябрьских парламентских выборах победила партия, открыто игравшая на национальных чувствах и заразившая все общество этническим нигилизмом. Выборы депутатов только по партийным спискам привели к исключению из политической жизни независимых личностей, места которых заняли люди с деньгами и чувством превосходства над всем.

В дальнем же итоге новая власть, которая еще как–то соблюдала приличия при Отунбаевой, после ее отставки позволила все больше хозяйничать в обществе националистам и криминалу, а парламент и правительство превратились в отделы исполнения указаний верховной власти. Если все это делается сознательно, то граничит с преступлением, если же это допускается против воли власти, то она вообще не власть.

Новое руководство страны способствовало возникновению организаций, которые спекулируют идеалами революции и страданиями жертв июня, добиваясь своих частных целей. Манипулирование привилегиями и наградами привело к созданию целого пласта "правительственных НПО", об опасности которых еще в 1990–е годы предупреждал известный американский политолог Пол Гобл и которые легко используются против любых неугодных власти лиц или организаций.

Такие ПНПО стали агентами власти в обществе, но она всего за 4 года успела еще выстроить в ряд все телевизионные каналы, кастрировала и без того еле дышавщую интеллигенцию, которую сейчас ничего, кроме тоев в ресторанах, не интересует. Она даже приручает зарубежные диаспоры и в последнее время вытравливает независимые НПО, которые только и придавали кыргызскому обществу облик общества.

При этом почти полностью разрушена судебная система, правоохранительные органы часто сами оказываются источниками беззакония. Преподавание в вузах превратилось в коммерцию без учебы, наука опущена на уровень санжыра при неуклонном росте числа профессоров, а в искусстве выживает только формат художественной самодеятельности. И при этом идет сплошной отъем собственности как в бизнесе, так и в интеллектуальной сфере.

Революции меняют основы государства, но в Кыргызстане тектоническая платформа общества медленно сдвигается к феодализму и иногда даже дальше, а в гумусном слое мало что современное приживается. Если что новое и начинает расти, новоявленные беки, баи и манапы выкорчевывают все, что привнесено за последние сто лет, кроме материального. Все общество как бы заразилось комплексом полноценности, что искусно эксплуатируется властью.

Нарын АЙЫП

Источник - Вечерний Бишкек


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение