Россия, Москва

info@ia-centr.ru

КырКоррупция. Как победить напасть?

06.06.2015

Автор:

Теги:
КырКоррупция. Как победить напасть? - 24.kg  

Премьер-министр КР Темир Сариев на недавнем заседании правительства назвал коррупцию большой государственной проблемой. "Все министерства и ведомства, бизнес-компании и неправительственные организации должны работать сообща, чтобы уменьшить количество коррупционных прецедентов", – сказал он.

Для усиления работы предложено создать в аппарате правительства специализированный отдел, который будет заниматься анализом и мониторингом исполнения поручений кабмина в вопросах демонтажа системной коррупции.

ИА "24.kg" решило узнать у тех, кто не входит в категорию госслужащих, нужно ли нам очередное подразделение по борьбе с коррупцией, верят ли они, что эту напасть можно победить, и если да, то как.

Артур Медетбеков, эксперт:

- За 24 года коррупция проникла во все органы государственной власти, и самое страшное в ней - это коррупция и преступность "белых воротничков". При каждой власти проводились реформы, делались громкие заявления, но, к сожалению, ни одному президенту нашей страны не удается ее победить. Наоборот, коррупция расцветает, и все это прекрасно видят. Особенно цветет она в экономической сфере. И можно сказать, что пока не будет всеобщей реформы государственных органов, ничего не изменится - хоть министров меняйте, хоть премьер-министра. И мы сегодня свидетели того, что многие сотрудники, призванные бороться с этой напастью, зачастую являются винтиками в коррупционных схемах. Поэтому тяжело с ней бороться, но бороться нужно, хотя бы пытаться ее минимизировать, а для этого необходимо жесткое исполнение законов. Ну а рецептов много…

- Может, поступить, как в Китае: показательно расстреливать?

- В Китае ежегодно тысячи людей расстреливают, но мы живем не в Китае, где однопартийная система… Мы строим демократическое общество, светское государство, и этого никто не допустит. Вот если бы, борясь с коррупцией, каждый чиновник начал с себя, то произошла бы эволюция в сознании чиновничьего аппарата. Первые лица страны также должны служить примером. Ну и, конечно же, реформы во всех государственных ведомствах и службах.

Зульфия Марат, эксперт:

- В начале все ведомства дружно писали планы борьбы с коррупцией, а затем отчеты по ним рассматривались на самых верхних этажах власти. Но воз и поныне там. Борьба с коррупцией не повод для разрастания бюрократического аппарата.

К примеру, как при министре-коррупционере его сотрудник будет бороться с коррупцией? У нас абсолютно не работает программа по защите свидетелей, которые способны дать сведения о фактах коррупции в отношении конкретных госчиновников. Уже есть целое управление по противодействию коррупции в Генеральной прокуратуре, представления которого подчас открыто игнорируются многими государственными органами. Против сотрудников ГП также возбуждаются уголовные дела по обвинению в коррупции. То есть вся госмашина нашей страны тотально заражена коррупцией – снизу доверху. Это свидетельствует о том, что мы столкнулись с системной ошибкой, которая изначально заложена Конституцией образца 2010 года.

Речь идет о безответственности всех ветвей власти перед народом. Потому все коррупционеры успешно избегают ответственности. Никто не боится наказания - его нет в реальности. В крайнем случае можно сбежать из страны. Это и способствует процветанию коррупции. Нужен полный пересмотр всех правил, нужна новая Конституция. Совершенно новая Конституция, а не какие-то косметические изменения в ней.

- Вы верите, что эту напасть можно искоренить новой Конституцией?

- Решать проблему необходимо концептуально, так как источник коррупции в нашей стороне - это безответственность всех ветвей власти.

Анатолий Лелевкин, индивидуальный предприниматель:

- В принципе, пусть будет еще и отдел, хоть какая-то польза…

- Не смущает, что "борющихся" и так много? Может, наоборот, часть разогнать? Все равно от некоторых толку нет. Хоть какая-то экономия бюджета будет…

- Ну если речь идет о борьбе с коррупцией, лишний орган - лишние люди, что-то они все равно делать будут. Другой вопрос - их содержание. А для ликвидации коррупции, думаю, необходимо развивать электронное правительство, выводить все государственные услуги в Интернет и комплексно упрощать процедуры сдачи отчетов и деклараций. Сюда же можно добавить реформы судебной системы, внедрение институтов общественных наблюдателей и присяжных. Но это долго и сложно, пусть для начала хотя бы реализуют электронное правительство.

Дмитрий Федоров, полковник милиции в отставке:

- Борьбой с коррупцией у нас занимаются все кому не лень - начиная с НПО и заканчивая серьезными профессиональными структурами в силовых ведомствах - это и АКС ГКНБ, и 5-е главное управление МВД, и ГСБЭП.

Эти ведомства используют карательные методы. Борются с последствиями, а не с причинами. Но с коррупцией нельзя справиться, используя лишь карательные меры. Серьезные социальные проблемы, результатом чего и является коррупция, можно решить лишь системными мерами и гражданским контролем. В первую очередь, создав условия нетерпимости всех слоев общества к этому явлению. Органов борьбы много, а кто несет ответственность за эту борьбу? Кто ее координирует, кто вообще осуществляет антикоррупционную политику? Кто устраняет причины и условия, способствующие коррупции? Для этого нужен специализированный орган. Надеюсь, что премьер имел в виду это и речь не идет об очередном правоохранительном органе с дублирующими функциями.

Все мы учились в школе, некоторые даже в институте, жили в домах с соседями. У нас есть куча родственников и даже односельчан, которые считают, что ты им ближе, чем родня, если ты выбился в начальники в городе и ваши деды жили в соседних селах. И вот приходит кто-то из названных категорий граждан и говорит: помоги мне. А ведь мы знаем, что коррупция - это извлечение выгоды, и не только в свою пользу, но и в пользу третьих лиц, и даже не обязательно за материальное вознаграждение, главное, что вопреки правилам и за надежду на ответную реакцию. Так вот. Приходит твой однокашник (односельчанин) и просит о помощи. А ты ему в ответ: не положено, закон запрещает. Он говорит, мол, знаю, что запрещает, но другие-то сделали. Ты ему опять: все понимаю, но сделать не могу, это незаконно. И что скажет про тебя проситель, а за ним и все его окружение? Правильно, они все скажут, что ты сволочь, "акмак" и заевшийся негодяй, манкурт, одним словом. Это – раз.

А теперь – два. Заболел у вас кто-то близкий, и привезли вы его в больницу. Мест нет, лекарств нет. И нянечка не обязана подходить к каждому больному, вот будет свободное время, тогда, может быть, и подойдет. А у кого оно есть? Гаишник остановил вас на дороге, и не нарушали вы ничего, документы просто проверить. А вы торопитесь, а он нет. И начинает этот гаишник, не торопясь, заполнять протокол: то ручка у него не пишет, то еще что-нибудь, а вы спешите…

Борьба с коррупцией - это вопрос больше политический, чем вопрос правоохранительных органов и судов. Нужна комплексная программа, в которой необходимо предусмотреть не только законодательные изменения, но и вопросы создания антикоррупционных стимулов, вопросы формирования современного правосознания и изменения мышления людей.

Марс Черикчиев, эксперт:

- Темир Аргембаевич, будучи министром экономики, уделял большое внимание этому вопросу. Министерство проделало большую работу, разработало стратегию антикоррупционной политики в ведомствах. Я думаю, это продолжение работы, начавшейся в стенах Минэкономики. Считаю такой подход правильным, так как будет системный подход в борьбе с коррупцией, разработают рекомендации и дальнейшие шаги, при которых невозможно будет даже придумать какие-либо коррупционные схемы. Я надеюсь на это. Посоветовал бы изучить мировой опыт других стран в борьбе с коррупцией, а также рейтинги международных организаций в данном вопросе. Например, чтобы человеческий фактор был минимален. Вот тогда не будет даже возможности.

- Может, показательно наказывать, чтобы неповадно было?

- В некоторых странах расстреливают, но это не улучшает ситуацию: в Дании, например, нет расстрела, однако уровень коррупции низкий.

Канатбек Мурзахалилов, эксперт:

- Зачем нам еще одно подразделение по борьбе и противодействию коррупции, если в стране функционирует такой мощный орган, как АКС? Тем более при ГКНБ с огромными полномочиями по ее искоренению. Я считаю, создание еще одного аналогичного органа – это перераспределение сил и рычагов влияния между аппаратом президента и кабинетом министров в свете приближающихся выборов в парламент. Или же очередная РR-акция со стороны нового премьер-министра.

Борьба, на мой взгляд, должна вестись исключительно в рамках правового поля, а не избирательно и только для выживания с политического поля своих оппонентов - того круга лиц, у которых имеется весь спектр принятия решений не только политического характера.

Людмила Жолмухамедова, журналист:

- Для начала пусть господин Сариев даст точную формулировку понятия "коррупция". Потому что сегодня у нас каждый толкует его так, как ему удобно. Хотелось бы также увидеть глубокий анализ коррупционных фактов, о которых известно правительству, но которые так или иначе замылили, затерли, спрятали от общественности. Скажем, за один хотя бы год, за последний. Чтобы было видно: правительство понимает проблему, ее глубину и так далее.

А создание очередной структуры при полной бессистемности борьбы с коррупцией - это очередной пустой выхлоп. Пусть бы правительство хотя бы один-два факта коррупции вытащило на свет, дало им оценку, показало направление своей работы и только после этого создавало специальную службу с конкретным направлением работы. Сейчас же остается тьма вопросов. Что, в это подразделение войдут самые умные и самые честные наши граждане? Где их возьмут? С чего это правительство решило, что именно эти граждане способны остановить коррупцию? А на этом фоне автоматически возникает вопрос: сколько придется "давать" уже этому подразделению, чтобы не загреметь в виде коррупционера?

В стране тьма служб, а толку ноль. Зачем еще одна? Кого хотим обмануть кроме самих себя? Счетная палата, финпол… Кто там еще? Когда они отчитывались о работе в таком направлении? Сколько обращений граждан к ним так и осталось без ответа?

- Все так безнадежно и победить коррупцию в стране никак не удастся?

- Ее нужно победить! Потому что она нас уже почти победила. Но победить ее словами и все новыми подразделениями просто невозможно. В руках правительства есть механизм - анализ деятельности всех подчиненных структур. Честный анализ и справедливые выводы. Этого нет. А коррупция есть. Начать хотя бы с анализа использования бюджетных средств в городах и весях. Этого сейчас не делает никто.

- Вы считаете создание отдела очередным популизмом нового главы кабмина?

- Безусловно. "Антикоррупционные службы" - так заманчиво звучит! Но даже меня, непроходимого романтика, это уже начинает смущать. Как говорится, не верю! Уже вижу лица, сообщающие: в новую службу ходил… просят столько-то…


Анара МАМЫТОВА

Источник - 24kg.org


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение