Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Базисы и надстройки интеграции

04.06.2015

Автор:

Теги:

Базисы и надстройкиинтеграции

 

Состоявшиеся на прошлойнеделе в Казахстане встречи глав правительств ЕАЭС и СНГ имели итогом рядсоглашений, касающихся взаимодействия государств-участников интеграционныхобъединений в различных сферах сотрудничества. Однако кульминацией событийстало подписание соглашения о зоне свободной торговли между ЕАЭС и РеспубликойВьетнам, которое открывает новый этап в развитии евразийской интеграции,считает руководитель Центра стратегического развития стран СНГ Института ЕвропыРАН, директор Института стратегического планирования и прогнозированияАлександр ГУСЕВ.  

 

- Александр Анатольевич,после заседания в казахстанском курортном оазисе Евразийскогомежправительственного совета эксперты и представители журналистского сообществазаговорили о том, что ЕАЭС «прирос шестым государством-участником». Как выоцениваете факт подписания соглашения с Вьетнамом о зоне свободнойторговли? 

 

-Действительно заседание Евразийского межправительственного совета в Боровом,несмотря на его рабочий статус, можно назвать знаковым.

Во-первых,прошел ровно год с момента подписания в Астане Договора о ЕАЭС.

Иза этот период к Евразийскому экономическому союзу фактически присоединилисьАрмения и Киргизия.

Но,безусловно, главным итогом встречи стало подписание соглашения о зоне свободнойторговли с Республикой Вьетнам, что очень важно с точки зрения диверсификацииторгово-экономических отношений в формате ЕАЭС.

Этоозначает, что от интенсивного экономического взаимодействия в рамках постсоветскогопространства Евразийский экономический союз выходит на экстенсивный путьрасширения сотрудничества, привлекая в свой ареал государства, находящихся запределами этого пространства.

Втаком контексте мнение о том, что рамки Евразийского экономического союза расширилисьпрактически до шести государств, имеет право на жизнь. Ведь, что такое зонасвободной торговли – это основа деятельности ЕАЭС. Поэтому вхождение в зонусвободной торговли можно представить как вхождение в ЕАЭС. Это, конечно, какговорят в Одессе, «две разницы», но –  небольшие.

Чтотакое ЕАЭС сегодня? В настоящее время рынок Союза уже объединяет 180 млн.потребителей. А принято считать, что сообщество государств является экономическисамодостаточным, если емкость рынка составляет 200 млн. человек.

Совокупныйваловой продукт наших государств приблизился к показателю примерно 3,1 трлн.долларов. Я считаю, это внушительная цифра. Да, конечно, мы не дотягиваем до показателейтого же Евросоюза, решая пока, в основном, задачи имплементации законодательствав торгово-экономической сфере. Но мы продвигаемся вперед, заставляя напрягатьсяскептиков евразийской интеграции, и в Европе, и в Азии.

Их,кстати, немало. Некоторые из них договорились до того, что, создавая ЕАЭС, мы якобыпытаемся противопоставить себя Европейскому союзу или Китаю, реализующемуизвестный проект Экономический пояс Шелкового пути. И якобы интересы этих серьезныхгрупп неминуемо столкнутся в точке бифуркации, и ни к чему хорошему это неприведет.

Уверяювас, этого не произойдет! Более того, полагаю, вектор развития этих проектов равнонаправлени базируется на балансе интересов, которые есть и у Китая, и у ЕАЭС, и у стран,входящих в него. То есть речь идет о наложении интересов, но не о столкновениимасштабных программ.

 

- На встрече премьеровотмечалось, что о готовности к тесному сотрудничеству с Евразийскимэкономическим союзом заявили около 40 государств. Очевидно, речь идет в первуюочередь о расширении в перспективе зоны свободной торговли ЕАЭС?

 

-Да, безусловно. Определенные намерения высказывают по этому поводу Китай,Индия, Мексика, Турция. Таджикистан занимает активную позицию в вопросеприсоединения к ЕАЭС. И даже Швейцарская Конфедерация готовит пакет документовк встрече с главами правительств государств-участников Союза.

Понятно,что процесс «подключения» новых участников к евразийскому проекту, независимоот условий и статусов, будет сопряжен с определенными трудностями в силуразновеликости экономик различных государств. Но здесь мне кажется важнымименно желание подключиться к процессу. А если есть желание, возможности всегданайдутся.

Усилениежелания связано с причинами объективными. В первую очередь с влиянием мировогофинансово-экономического кризиса, когда все понимают: выжить в одиночкуневозможно, нужно с кем-то кооперироваться. И в этом вопросе от формальныхрезонов государства пытаются переходить к прагматичному подходу.

Говоряоб этом, я привожу такой пример: внешнеполитические и внешнеэкономическиедоктрины США и России строятся на разных принципах. Их различие достаточносущественно. В США главный принцип – угроза национальным интересам, и онаявляется приоритетом номер один. При этом американцы перестраиваются вприоритетах достаточно оперативно, в зависимости от изменений в геополитическомраскладе.

Мыже делим все по территориальному принципу, у нас на первом месте – евразийскаяинтеграция, на втором  – Европейскийсоюз, на третьем – Соединенные Штаты и лишь на четвертом – Китай. Это согласнодоктрине, принятой в 2012 году.

Скажите,изменилась ситуация с того момента? Кардинальным образом! Сегодня мы на второеместо по фактической приоритетности ставим развитие отношений с Китаем. Доктрина,тем не менее, существует в прежнем виде, потому что мы ее приняли и утвердилиуказом президента…

Главнаязадача сейчас – уйти от территориально-пространственного принципа, перейти кпринципу прагматизма. Его используют многие страны, у которых и вовсе никакойдоктрины нет. Они просто исходят из прагматичного использования площадоквзаимодействия.

Вот,в частности, тот же Вьетнам. Для чего он «входит» в ЕАЭС? Исключительно порезонам прагматики. Общие импортные пошлины, которые сегодня в торговле республикисо странами ЕАЭС составляют 7,8%, распространяются на всю ввозимую продукцию. Иэто достаточно существенные пошлины в условиях сравнительно небольших объемовтоварооборота. За 2015 год мы эти пошлины практически обнулим. Причем всегосударства – Россия, Казахстан, Белоруссия, Киргизия, Армения.

Выгодноэто? Да! В этом смысле вьетнамцы – абсолютные прагматики!

Сейчасуже торговые отношения государств ЕАЭС с Вьетнамом приблизились к достаточносерьезной цифре – 4 млрд. долларов. Но, думаю, реально за два года увеличитьэтот показатель до 10-12  млрд. долларов.

Кслову, экономика страны идет вперед семимильными шагами, это одно из наиболее динамичноразвивающихся государств Азиатско-Тихоокеанского региона. Темпы развития республикипревышают темпы развития Южной Кореи и Японии. Поэтому мы с удовольствиемрассмотрели вопрос о вхождении Вьетнама в зону свободной торговли ЕАЭС. Для насэто тоже принципиально важно – это новые технологии, которые привнесли в странуКитай, Таиланд, Южная Корея, Япония. И, конечно, мы должны использовать этипреимущества в своих прагматичных целях.  

Тоже самое касается других государств, которые готовы торговать и сотрудничать снами в больших объемах, нежели мы имеем сегодня.

 

- В Боровом помимозаседания Евразийского межправительственного совета состоялось также заседаниеСовета глав правительств СНГ. На ваш взгляд, актуально ли в нынешних условиях,с учетом набирающего обороты ЕАЭС, существование некой параллельной структуры – Содружества Независимых Государств? Неесть ли это «уходящая натура», рудимент постсоветского наследия?  

 

-Давайте попытаемся ответить на этот вопрос, представив, процессы, происходящиена постсоветском пространстве, в виде некоего кластера, который фигуральносостоит из трех зон. Я бы сказал, что ядро этого кластера составляют ОрганизацияДоговора о коллективной безопасности и Таможенный союз. Они «цементируют»сотрудничество.

Чтокасается ЕАЭС, то в настоящее время на базе укрепленного фундамента создаетсянекая экспериментальная зона. Пока, на начальном этапе деятельности, мы должнырассматривать ее именно так.

Чтотакое СНГ? Это «буферная» зона, окружающая весь кластер. Сейчас в нее входит 11государств, но она наиболее подвижна: в нее могут входить новые члены, могут изнее выходить. Но воспринимать ее как мертворожденное дитя нет оснований исегодня. Содружество выполняло и выполняет важную функцию.

Конечно,сейчас основной акцент будет связан с развитием ЕАЭС. Но его конфигурацияпредполагает исключительно экономическую интеграцию, развитиеторгово-экономических отношений.

Ноесли говорить о других сферах и направлениях сотрудничества, то, на мой взгляд,военное взаимодействие будет и далее активно развиваться в рамках ОДКБ. А, таксказать, политическую часть будет осуществлять СНГ. Это своеобразный фильтрвсего постсоветского пространства. И такую роль Содружество выполняет.

Вцелом, мне кажется, мы стоим на пороге достаточно серьезных конструктивныхизменений в формате всех объединений и в ближайшее время станем свидетелями нетолько расширения ЕАЭС, но и определенных подвижек в рамках СНГ и, возможно, в ОДКБ...

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение