Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Адиль Каукенов: «Казахстану необходима школа китаеведения».

25.05.2015

Автор:

Теги:

Китайский мегапроект Экономический пояс Шелкового путиоткрывает  привлекательные перспективыдля развития транспортной и логистической инфраструктуры Евразийскогоэкономического союза. Однако успешность сопряжения двух интеграционных проектовво многом будет зависеть от способности государств-участников ЕАЭСтрансформировать стратегическое мышление в режиме ускорения, считает казахстанскийэксперт АдильКаукенов.

 

- С начала 2000годов экономическая экспансия Китая развивается семимильными шагами. Даже впериоды кризиса в ней случались мощные прорывы. Многие китайские коллегипредметно описывают эту политику так: у нас есть чемоданы денег, которые намнеобходимо куда-то вложить, и мы будем строить и инвестировать, чтобы укрепитьсвое геополитическое положение.

Отсюда в 2010 годувозник «сюрприз»: Китай не просто вошел в евразийский регион, но он вошел так,что теперь уже никуда не уйдет.

Это спровоцировалодругое действие: Россия, в противовес китайской инициативе по созданию в рамкахШОС зоны свободной торговли, которую предлагалось осуществить к 2017 году,начала торпедировать создание Евразийского экономического союза. До этогомомента идея, которая изначально принадлежит Нурсултану Назарбаеву, «наверх» неподнималась. Однако время пришло. И можно утверждать, что одной из целейсоздания ЕАЭС было – оградиться таможенными пошлинами от растущего китайскоговлияния.

Цель, в принципе,понятна: постсоветские государства не могли бы иначе развивать своюпромышленность, конкурировать с китайской рабочей силой и объемамипроизводства, - словом, с глобальной многоотраслевой фабрикой. В таком случаеможно было бы ставить крест на перспективах развития любой собственной промышленности.

Однако Китайнаучился очень грамотно работать с государствами постсоветского пространства иЦентральной Азии, в частности. Китайским ответом на евразийский процесс, причемочень быстрым ответом, стала инициатива Экономического пояса Шелкового пути(ЭПШП).

Здесь я бы хотелподчеркнуть такой нюанс: КНР традиционно подходит более основательно, чем мы кпроработке любых инициатив, а особенно тех, которые имеют стратегическоезначение для страны. Не успел Си Цзиньпин озвучить планы по реализациимасштабного проекта, как практически мгновенно в структуре госуправления КНРпоявились новые департаменты и отделы, крупные исследовательские структуры. Триабсолютно новые «мозговые фабрики» были специально созданы под Экономическийпояс Шелкового пути, для того, чтобы у экспертов и переговорщиков были вналичии весомые аргументы, солидный базис теоретических исследований, накоторый они могли бы опереться.

На этом фоне нашадействительность и наши традиции, конечно, удручают. Если говорить о Казахстане,то тут и вовсе все печально: в стране четыре действующих китаеведа. Под«китаеведом» нужно понимать не того, кто знает язык или часто посещает страну с«челночными» сумками. Это человек, который очень хорошо понимает китайскуюдействительность, ментальность и, самое главное, регулярно публикуется. У настаких экспертов на сегодня – четыре.

В России,безусловно, больше – около 150 человек. Но есть нюанс: среди востоковедов китаеведыв России традиционно были оттеснены арабистами. Так исторически сложилось, чтоарабисты имеют больше возможностей влиять на принятие решений. Хотя, понятно,что западное направление – американское и западноевропейское – всегда былоглавенствующим в российской внешней политике. Образно: у двуглавого российскогоорла западная голова всегда была больше, восточная – слегка атрофированная.  

В Китае все по-иному.Россия, а с ней и постсоветское пространство, была и остается приоритетом номеродин для Пекина. Насколько это направление интересно Китаю сегодня,свидетельствует такой факт: крупнейший мозговой центр страны – Китайскую Академиюсовременных международных отношений (КАСМО) – до недавнего времени возглавлялнынешний глава Министерства государственной безопасности КНР. Действующийдиректор – авторитетный русист, хотя до него все главы КАСМО былиамериканистами.

Это красноречивый показатель,который свидетельствует: китайский ответ на создание Евразийскогоэкономического союза будет очень качественным.

И мы это уже наблюдаем. 

В Казахстанеинициативу ЭПШП восприняли очень позитивно. Почему? Потому что это было качественноепредложение, и китайцы знали, кому они его адресуют.

Через Казахстан,как планируется, пройдут три ветки Экономического пояса Шелкового пути. Одна изних – северный путь – пройдет также через Россию.  Другая – через Актау – на Кавказ. К слову, страныЗакавказья этому очень рады и уже готовят под проект инфраструктуру, потому чтоэто обеспечит выход на Турцию.

В свою очередь вТурции уже построена высокоскоростная дорога до Мармариса, кроме того, Китай обещает спонсировать ветку из Эдирне. Такимобразом, вся страна будет связана высокоскоростной магистралью.

Ну и третья ветка –выход на Ближний Восток, через Туркменистан – на Иран. Сейчас эта веткаработает не эффективно, но она имеет перспективы, если подключатся китайцы.

Еще одно шикарноепредложение, от которого грех отказываться – строительство  сверхскоростной железной дороги «Москва –Пекин», по которой поезд будет двигаться со скоростью 300 км в час и способенбудет преодолеть колоссальное расстояние всего за двое суток. У китайскойстороны есть и технологии, и средства на реализацию этого проекта. Так,например, на пятую его часть  – участок «Москва– Казань» - уже выделены «живые» деньги.

Есть, правда, вопросыпо ширине колеи, объект стратегический. Но уже сегодня существуют технологии, предполагающие,что поезд, не снимаясь с колес, будет переходить с одной ширины колеи надругую.

Высокое качествотаких инициатив закономерно обусловило и серьезное внимание к ним: в Казахстанепри разработке Стратегии новой экономической политики «Нурлы жол» учитывался ианализировался фактор Экономического пояса Шелкового пути.

Аналогичная реакцияв России. Несмотря на то, что первоначально Москва отнеслась к ЭПШП, мягкоговоря, с прохладцей, подписанные недавно Владимиром Путиным и Си Цзиньпиномдокументы свидетельствуют об изменении позиции Кремля. Но здесь, на мой взгляд,стоит избегать свойственного российскому экспертному сообществуура-патриотизма, заявлений о неком альянсе, о полной поддержке Китая и т.д.

На самом деле,Пекин ко всему относится более сдержано и прагматично. Те перспективы сопряженияЕАЭС и ЭПШП, о которых мы сегодня много говорим, китайцы уже давно просчитали. Иво всех расчетах они руководствуются своей логикой.

В качестве примера:уже сегодня в провинции Цзянсу, грузятся составыдо немецкого Дуйсбурга. По этому же пути идут составы из казахстанского терминалав порту Ляньюнган. Стоимость доставки одного контейнера составляет около10 тыс. долларов. Если его грузить на корабль, да, сроки доставки будутсущественно более долгими, но стоимость составит лишь 4 тыс. долларов.

К тому же остается проблема обратной загрузки: Европа, посути, не может предложить товары Китаю, из-за чего железнодорожный транзит водну сторону дополнительно снижает рентабельность. Однако китайскоеправительство идет на это, дотируя бизнесменам издержки: пять тысячдолларов компенсирует правительство страны, тысячу долларов – власти провинции.Для чего это делается? И почему сверхскоростная дорога вызывает столь высокийинтерес?

Понятно, есть вэтом геополитические резоны, но есть и иные.

Во-первых, товарыменьше чем за неделю будут добираться до Европы. По сравнению с морским путемдоставки, который составляет около двух месяцев, это весомый аргумент, длятранспортировки скоропортящихся и срочных грузов. Во-вторых, нынешняя геополитическаяситуация такова, что на первый план выходит вопрос безопасности. И этот аспект играетв Экономическом поясе Шелкового пути главенствующую роль, Китай использует его вкачестве мощного экономического козыря. Не учитывать этого преимущества было быкрайней глупостью, поскольку это выгодно всем.

Проблема в другом: из-заразницы в стратегическом мышлении мы сейчас выступаем в роли ведомого субъекта,который сидит и ждет, когда ему все разложат на тарелке, а он соблаговолит илине соблаговолит откушать.

Да, Экономическийпояс Шелкового пути продуман настолько здраво, что ни у кого не вызываетотторжения и раздражения, можно только порадоваться тому, как в нем все мощнопроработано. Но это не сложилось само собою. Это потому, что в Китае идетмощная работа, создаются новые структуры, выделяются огромные гранты под мегапроект.

Чтобы на нашемуровне участие тоже было достойным, необходимо на новый уровень выводитьстратегическое мышление. В частности, возвращаясь к школе китаеведения: раз онабуксует, значит нужно ее создавать! В Казахстане, в Центральной Азии, в рамкахЕАЭС, наконец! Экономический пояс наглядно показывает, насколько мы не успеваемадекватно отвечать не то, что на новые вызовы, но и на новые перспективы. Чтобыуспеть, надо ускоряться… 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение