Россия, Москва

info@ia-centr.ru

ЕАЭС и ЭПШП: в траектории взаимодополнения

24.05.2015

Автор:

Теги:

Параллельныевекторы развития могут иметь ряд точек выгодного пересечения на пространствеЕвразии. Такой парадокс выявили итоги недавнего международного «круглого стола»в Астане на тему: «Евразийскийэкономический союз и Великий Шелковый путь: стратегия взаимодополнения». Вдискуссии, организованной Центром аналитических исследований«Евразийский мониторинг», приняли участие ведущие российские и казахстанскиеэксперты.  

 

Спектр проблем, рассмотренныхпредставителями экспертного сообщества, простирался от конкретики итоговнедавнего заседания в Москве Высшего Евразийского экономического совета – до вомногом пока еще гипотетических перспектив развития транспортной и логистическойинфраструктуры на евразийском пространстве, материализации которых в немалойстепени может способствовать сопряжение интересов ЕАЭС и китайского мегапроектаЭкономический пояс Шелкового пути.

Говоря об этом, участники мероприятия проанализировалитакже стратегию КНР в отношении постсоветских государств, в том числе в контекстетренда «переформатирования» глобальной системы миропорядка.  

В связи с этим отмечалось, что насовременном этапе политика КНР в отношении государств Евразии определяется,во-первых, серьезной заинтересованностью в расширении рынков сбыта собственнойпродукции, а также экономической и финансовой мощью Поднебесной, готовойвкладывать огромные средства в реализацию трансконтинентальных инфраструктурныхпроектов, которые обеспечат товарную экспансию в Европу.

Мегапроект Экономический пояс Шелковогопути, совокупная стоимость которогооценивается в более чем  21 трлн. долларов– мощный инструмент для продвижения экономических и геополитических амбиций КНР,считают эксперты.

Эти амбиции на основе богатого личного опыта общенияс китайскими коллегами сформулировал заведующийотделом по изучению Китая Службы геополитики и региональных исследованийБиблиотеки Первого Президента РК Адиль Каукенов.

- Многие китайские коллеги предметно описывают этуполитику: у нас есть чемоданы денег, которые нам необходимо куда-то вложить, имы будем строить и инвестировать, для того, чтобы укрепить свое геополитическоесостояние. Отсюда в 2010 году возник сюрприз: Китай не просто вошел в евразийскийрегион, но он вошел так, что теперь уже отсюда никуда не уйдет, - констатировалэксперт, заметив, что во многом подобный «напор» великого соседа послужилповодом к более форсированному интеграционному процессу в рамках Таможенногосоюза,  который в январе текущего годатрансформировался в Евразийский экономический союз.

Однако этот факт, похоже, не смутил китайскоеруководство. Впервые презентуя Экономический пояс Шелкового пути, председательКНР Си Цзиньпнин, однозначно заявил о возможности создания общего пространствавзаимодействия, продемонстрировав лояльное отношение официального Пекина к ЕАЭСи готовность к сотрудничеству.

Кстати, по мнению участников «круглого стола»формирование Евразийского экономического союза было даже выгодно Китаю.

- Мы спрашиваем китайских коллег, почему? Ведь вам жевыставили пошлинные преграды? Но они отвечают: ничего страшного, мы потеряли вмалом, но  выиграли в большом – для насважно и выгодно, чтобы на пространстве, где возникало немало проблем, были выработаны единые правила игры, - процитировалэксперт мнение представителей китайской стороны.

По мнению, А. Каукенова, Китай обладает хорошимопытом работы с государствами постсоветского пространства в целом, иЦентральной Азии – в частности, и демонстрирует в этом процессе оченьответственный, основательный подход.

- Не успел Си Цзиньпин озвучить инициативу реализациимасштабного проекта, как практически мгновенно в структуре госуправления Китаяпоявились новые департаменты и отделы, крупные исследовательские структуры. Триабсолютно новые «мозговые фабрики» были специально созданы под Экономическийпояс Шелкового пути, для того, чтобы у экспертов и переговорщиков были вналичии серьезные аргументы, солидный базис теоретических исследований, накоторый они могли бы опереться, - отметил А.Каукенов.

Говоря об этом, эксперт посетовал на то, что наевразийском пространстве профессионалов-синологов можно пересчитать по пальцам.К тому же в большинстве своем эти люди представляют «старую гвардию»,ориентированы на гуманитарные и культурные направления сотрудничества.

В связи с этим, считает Адиль Каукенов, необходимовсерьез заняться формированием новой плеяды специалистов по Китаю, возможно, вформате ЕАЭС, поскольку вовлеченность государств союза в проект ЭПШП –осознанная необходимость. Это «очень качественное предложение» для развитиятранзитной инфраструктуры, в которой страны ЕАЭС заинтересованы не меньше, чемКитай.

И здесь интересы «конкурирующих проектов» совпадают.  

- Взять, в частности, такое шикарное предложениекитайцев, как строительство сверхскоростной железной дороги «Москва – Пекин»,по которой поезд будет двигаться со скоростью 300 км в час и способен будетпреодолеть колоссальное расстояние всего за двое суток. У китайской стороныесть и технологии, и деньги на реализацию этого проекта. Так, например, напятую часть проекта – «Москва – Казань» уже выделены «живые» деньги, -констатировал А. Каукенов, остановившись также на иных направлениях ЭПШП.

Отмечая явные преимущества китайского мегапроекта,эксперты, тем не менее, не могли обойти стороной тему, которая являетсясвоеобразным реверсом медали – ЭПШП открывает широкие возможности дляукрепления геополитических позиций КНР, что способно повлиять на изменениеархитектоники современного мира. О глобальных тенденциях в этом процессе коллегпроинформировал заместительдиректора Института гуманитарных исследований и проектов Серик Жусупов.

Впрочем, и в свете этихтенденций было отмечено еще одно преимущество ЭПШП – его безопасность, котораяиграет главенствующую роль в определении целесообразности проекта. Этот приоритеткитайская сторона использует в качестве мощного аргумента.

Относительно опасений по поводу возможного усилениявлияния КНР на евразийском пространстве и, в частности, в регионе ЦентральнойАзии, подчеркивалось: в Китае ведется мощная работа по обеспечениюстратегических интересов страны. Необходимо, чтобы и на уровнегосударств-партнеров на новый уровень выводить стратегическое мышление. Есливзаимодействие будет строиться на приоритете здравой прагматики, концепцияШелкового пути ни у кого не будет вызвать раздражения. При этом нужно исходитьне только из интересов ЕАЭС в целом, но также из интересов отдельных государствСоюза, считает председатель Евразийской экспертнойсети Болат Байкадамов.

Компромиссную позицию по этому поводувысказал известный казахстанский политолог Данияр Ашимбаев.

По мнению эксперта, два проекта – ЕАЭС и ЭПШП – могутуспешно стыковаться, несмотря на то, что исходные цели их существенно разнятся.Евразийский экономический союз имеет целью развитие внутреннего рынка. ДляКитая стратегически важен транзит. При этом, например, у России и Казахстана имеетсяинтерес в обоих проектах. Эти государства от Китая ждут инвестиций. ОднакоПекин понимает экономическую интеграцию прежде всего как расширение рынковсбыта своей продукции.

- Нам нужно развивать транзитную инфраструктуру,транспортные коридоры. Чисто технически для населения особой разницы нет, какиетовары у нас будут на рынке, отечественные, российские или китайские. Но вплане глобальном нужно понимать, что если мы развиваем альтернативные сектора врамках программы диверсификации экономики, то ЕАЭС является для нас (дляКазахстана, в частности) проектом более предпочтительным. В плане развитияпроизводственной инфраструктуры в рамках Шелкового пути встают неизбежныепроблемы: проект подрывает производственный потенциал и дивесрификационный ростна пространстве ЕАЭС. Поэтому, я думаю, нужно несколько разграничивать цели сучетом приоритетов для конкретных секторов экономики, - отметил Д.Ашимбаев.

Другими словами, с позиций ЕАЭС китайский проектпротиворечит самой логике интеграционного объединения, однако в отдельности дляКазахстана, для России, некоторые его направления могут быть выгодны, имеют определенныйпотенциал роста.

- Можно говорить об отдельных двустороннихсоглашениях, не встраивая их в общую канву ЕАЭС. Нужно исходить из того, чтоприоритетно. Понятно, транзит дает нам определенную прибыль и преимущества, нопри этом нужно учитывать и то, что нам придется контролировать огромный потоккитайской продукции различных товарных групп. Китаю же создание ЕАЭС выгоднобольше, чем нам самим. Существует даже шутка о том, что ЕАЭС придумали в Китае:гораздо проще наладить таможенные и торгово-экономические отношения с однимсубъектом, нежели с несколькими, - отметил эксперт.

Все pro et contra относительно перспектив стратегическогосотрудничества между Евразийским экономическим союзом и Экономическим поясомШелкового пути проанализировал представитель Ассоциации приграничногосотрудничества в РК Марат Шибутов. В своей лаконичной презентации онохарактеризовал нынешнее состояние взаимодействия стран ЕАЭС с Китаем, перспективыи проблемы сопряжения ЕАЭС и ЭПШП, степень готовности инфраструктура Евразийскогоэкономического союза к сотрудничеству в рамках китайского мегопроекта.

 Особо М.Шибутов остановился на вопросе корреляциипланов формирования Экономического пояса Шелкового пути с казахстанской программой «Нурлы жол», о чем в ходе майскоговизита в Астану заявил руководитель КНР Си Цзиньпин.

«Китай иКазахстан добились первых результатов на пути к формированию пояса, и китайскаясторона высоко оценивает этот факт. Китай намерен продвигать состыковкуформирования экономического пояса Шелкового пути с казахстанской программой«Нурлы жол». Обеим странам стоит продолжать надлежащим образом реализовыватьсовместные крупномасштабные проекты в сферах инфраструктуры итранспортно-коммуникационной взаимосвязанности», - отметил китайский лидер.

Подобную позицию разделяет казахстанскийэксперт, высказывая особый оптимизм по поводу перспектив задействованиятранзитного потенциала Казахстана.

- Именно на транзит товаров изКитая в Европу через территорию Казахстана мы все годы независимости ирассчитывали. На данный момент транзитный потенциал нашей страны реализуется восновном за счет поставок газа. Однако сегодня транзит по линии Россия -Средняя Азия исчерпывает себя из-за снижения закупок газа «Газпромом», анаправление на Иран пока сильно зависит от политики. Наша программа «Нурлы жол»оправдается только в случае реализации планов Китая по Экономическому поясуШелкового пути, - подчеркнул эксперт.

Выводы исследований эксперта отражают общуютональность «круглого стола»:  ЕАЭС иЭПШП являются взаимодополняющими проектами. Их взаимодействие создаст мощноеконтинентальное пространство сопряженной экономики, которое послужит улучшению взаимоотношенийКНР с государствами ЕАЭС и Евросоюза.

Ольга Казанцева 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение