Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Александр Рар: ЕАЭС не направлен на ограничение влияния ЕС

21.05.2015

Автор:

Теги:

 Эксклюзивное интервью Sputnik с немецким политологом,  журналистом-международником Александром Раром.

—  Чтобы защитить традиционные сферы влияния в Евразии и препятствовать  расширению сферы западного влияния на этот регион, Россия, Китай, Иран и Турция работают в процессе формирования общей платформы для долгосрочного сотрудничества и партнерства. Не преждевременное ли это утверждение?

— Такие общие платформы я вижу в формате каких-либо институтов. Создается ЕАЭС, и я думаю, что этот союз не направлен на ограничение влияния ЕС.
Евразийский союз, скорее, нацелен на сотрудничество с ЕС, и это было главной идеей Назарбаева, Путина и Лукашенко — просто сесть с ЕС за один стол переговоров, и уже вместе дальше двигаться.

Если эти политики будут поддерживать данный процесс, то он должен состояться, другой альтернативы нет. Другой путь – это новое сползание к войне, а от войны уже все устали, хотя  в любой момент все может опять вспыхнуть. Но пока мы не видим нападения на Мариуполь, нет продвижения в направлении Донецка и Луганска, сепаратисты все держат под контролем.Есть еще ШОС, в рамках которой конкретно Россия и Китай работают в борьбе против нелегального оборота наркотиков, против терроризма, в формате ШОС проводятся даже совместные военные учения, и эта организация становится влиятельной в Азии.

ШОС также открыта для статуса наблюдателей, и таких стран, как Турция и Иран, которые скоро получат статус наблюдателей. И пока я не вижу предметов полного соперничества между ШОС и Европейским союзом.

ЕС далеко вглубь Евразии не идет. Евросоюз пока занимается Украиной и Молдовой, странами, которые подписали ассоциативное соглашение. И они, думаю, смогут выйти на соглашение с Евразийским союзом.

Имеет место сопротивление со стороны России в плане расширения НАТО. Но все же ЕС и ЕАЭС найдут возможности договориться по тем вопросам,  по которым они не могли договориться в течение последних 10 лет.

—  Если санкции будут сняты с Ирана, то южная Евразия вступит в полосу больших изменений. Энергоресурсы Центральной Азии и Каспийского бассейна на Запад пойдут через Иран и Турцию, и Россия с Китаем не смогут этому воспрепятствовать. Вы согласны с этим утверждением?

— Китай сам, в первую очередь, с этим будет согласен, потому что Пекин подписал все нужные ему  контракты, и я уверен, что восточно-каспийские страны — Туркменистан и Казахстан будут поставлять  газ в Китай.

Европейский рынок сейчас в состоянии турбулентности, так как многие страны были ориентированы на сланцевый газ. Если иранцы найдут возможность конкурировать с Катаром, то им придется по очень сложным транспортным маршрутам поставлять газ в Европу.

Вряд ли Китай будет этому особо препятствовать. Россия будет дорожить уже достигнутым положением на рынке, потому что у Москвы  еще обозначилась конкуренция с Азербайджаном. А об отношениях Европы с Ираном говорить пока рано. Потому что ни Ирак, ни Иран в ближайшие 10 лет не готовы заменить Россию в вопросе поставок газа в Европу, а 10 лет  — это достаточно большой срок.

- Как Вы считаете, насколько устойчивы Минские соглашения «Нормандской четверки»?

— Нам остается верить, что это соглашение будет держаться, потому что других альтернатив нет. За устойчивость Минских соглашений говорит то, что его подписали Меркель, Олланд, Путин и Порошенко. Это президенты ведущих европейских стран.

Это замороженный конфликт, который трудно будет изменить. Теперь нужно находить формы автономии для этих регионов. Украина пойдет по пути децентрализации, а Россия и ЕС будут гарантировать хотя бы экономическую стабильность на Украине. Хотелось бы надеяться,  что эта фаза войны закончилась.

Сейчас главная проблема —  это не война, а скорее экономическая дестабилизация и обострение социальных проблем в самой Украине. На первый план должны выходить реформы, их срочно надо проводить. О борьбе с коррупцией и привлечении западных инвестиций пока говорить не приходится.  Украина должна в этом году справиться с текущими задачами, и это будет главным испытанием для всех нас.

—  С учетом всех факторов, который происходят в регионе Ближнего Востока, а также на постсоветском пространстве, как вы считаете, какие процессы ждут регион Южного Кавказа?

— Глобальным вызовом для региона Южного Кавказа являются геополитические перетряски на Ближнем и Среднем Востоке. Там происходят самые опасные процессы на нашей планете. Это ИГИЛ и многие другие террористические организации. Из этого региона брошен вызов западному миру и западной цивилизации. И регион Южного Кавказа очень близок ко всем этим событиям.

Надеюсь, страны Южного Кавказа смогут обойти все эти потрясения и такие опасные тенденции, которые будут лишь углубляться. Так как ситуация на Ближнем Востоке не скоро стабилизируется.

Главным вызовом, как для всего мира, так и для этого региона являются все-таки экономические проблемы. Южно-кавказский регион сложен. Он не может взять и однозначно уйти в ЕС, как, например, Прибалтика. Также нельзя надеяться на китайские инвестиции, как и в Центральной Азии.

Регион Южного Кавказа остается в промежутке, и принимать сложные экономические решения этим странам придется самостоятельно. Еще один грустный факт —  все три государства этого региона идут разными путями, что еще больше затрудняет региональную ситуацию. Не будем говорить, кто виноват, кто не виноват. Границы между  этими государствами закрыты, что тоже усложняет ситуацию. И проблемы в отношениях Грузии с Россией сказываются на замедлении процесса развития данного региона.http://www.unityxxi.com/stati-novosti/3222.html

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение