Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Жить по лжи?

17.04.2015

Автор:

Теги:

В конце прошлого года, в Варшаве прошло одно хоть и малозаметное, но достаточно симптоматическое мероприятие, напрямую касающееся нашей страны. Называлось оно достаточно грозно: "Репрессии и притеснения оппозиции и активистов гражданского общества в Казахстане" и по заверениям организатора (а таковым выступил некий "Русский свободный Университет имени Сахарова", вроде как дислоцирующийся где-то во Франции), на него был приглашен весь цвет мирового правозащитного движения. Ну что ж, защита прав человека – дело нужное, поэтому, пожалуй, и нам стоит проявить законное любопытство к этой конференции, а заодно постараться выяснить – чьи же права так притесняются в нашей республике и о каких "активистах" какой "оппозиции" собственно идет речь?

То, что мероприятие помимо всего прочего, носило гордый статус "международного" – это бесспорно, не знаю как насчет корифеев и мэтров правозащиты, но то, что на него слетелись делегаты не только с разных стран, но даже континентов – очевидный факт. Помимо казахстанцев, представляющих такие, скорей всего, известные и авторитетные организации как "Комитет по освобождению Вадима Курамшина", Общественное объединение "Талмас" и "Комитет в защиту Арона Атабека", на нем фигурировали учредитель российского движения "За права человека" Лев Пономарев и три особо почетных гостя – испанец Педро Луис Терес и американки Кэтрин Косман и Дженис Хелвиг. Мисс Косман отрекомендовала себя как "Старший политический аналитик комиссии США по международной религиозной свободе" ("Senior Policy Analyst U.S. Commission on International Religious Freedom)", а титул мисс Хелвиг звучал еще более впечатляюще – "Политический советник Комиссии США по безопасности и сотрудничеству в Европе" ("United States Commission on Security and Cooperation in Europe").

Первым животрепещущим вопросом, вынесенным на повестку дня, стало выяснение подробностей на тему "А за чей счет, собственно говоря, этот банкет?". Довольно долго подробностей и доказательств того, что данная тусовка вообще кем-то была оплачена, выявить не удавалось. И приунывшие было правозащитники уже готовы были расходиться восвояси, как заветная платежка все-таки нашлась, и, как говорится, "занавес распахнулся".

Очень быстро выяснилось, что дела с правами человека в Казахстане обстоят не просто плохо, а категорически отвратительно. И по их словам, ярким тому доказательством, является, в частности, наличие за решеткой таких выдающихся деятелей, как Арон Атабек (организатор массовых беспорядков в Шаныраке и Бакае, в ходе которых, озверевшая толпа заживо сожгла молоденького участкового инспектора) и один из непосредственных вдохновителей и организаторов трагических событий в Жанаозене Владимир Козлов. Ну и конечно, обвиняемый в вымогательстве денежных средств Вадим Курмашин, до этого, кстати, так же успевший побывать в местах не столь отдаленных по статьям, весьма далеких от политики и религиозных убеждений.

Родственники "невинно осужденных", прибывшие на мероприятие чуть ли не полном составе, принимали слова участия и поддержки от американских деятелей и как уверяла их Дженис Хелвиг: "Мы не останется безучастной к судьбе ваших осужденных родственников и вы вполне можете на меня в этом полагаться…"

В свою очередь, Лев Пономарев кокетливо заявил о том, что его планы вообще изменились в последнюю минуту: "Если честно, я вообще не хотел приезжать сюда, потому что международные организации, и в том числе ОБСЕ, с каждым годом все больше превращается в площадку только для разговоров и пассивно ведут себя в отношении нарушения прав человека в Казахстане. Но когда мне сказали, что нужно озвучить вопрос по Козлову и другим политическим заключенным, я согласился приехать…"

Самоотверженность Пономарева оценили по достоинству, и в ответ тут же посыпались предложения о том, что же надо сделать с этим самым зловредным Казахстаном:

– В вопросе рычагов воздействия на казахстанскую власть я могу отметить что Казахстан дорожит своим имиджем на международной арене и возможно нужно использовать этот инструмент воздействия, – глубокомысленно подметила Кэтрин Косман.

– Правильно! Единственный путь, чтобы повлиять на Казахстан, это поставить под угрозу его имидж, – горячо поддержал ее Педро Луис Терес.

С тем, собственно, и разъехались, и теперь очевидно каждый участник "правозащитного слета", включая хлопца с испанской грустью о казахстанских правах, напряженно ломает голову над тем, как лично он может ухудшить имидж нашей страны на международной арене…

До обсуждения каких-либо правовых и процессуальных нарушений и прочих юридических тонкостей, из которых, как, наверное, кажется некоторым, собственно, и состоит правозащитная деятельность в ее так сказать классическом понимании дело, кстати, так и не дошло. Может потому, что таковых попросту не существует, и судебные процессы над осужденными были открытыми, гласными и полностью соответствовали международным процессуальным нормам. А может, из-за банального отсутствия интереса к таким скучным подробностям. То ли дело сколачивание международной шайки по организации идеологических диверсий и "порче имиджа". Вот это по-нашему, по-"правозащитному".

В связи с этим, лично мне стало весьма интересно: а из кого собственно вообще состоит "правозащитное движение" нашей страны? И чем они занимаются в своей повседневной деятельности?

Для начала, я глянул информацию, размещенную на самом доступном и массовом ресурсе – интернет-энциклопедии "Википедии". И там, в категории "Правозащитники Казахстана", мне открылись аж четыре фамилии с биографиями таковых.

Биографии надо отметить оказались весьма героическими, и посему приведу их дословно:

Жанна Байтелова (род. 22 февраля 1986, Алматы) – казахстанский общественный деятель, правозащитник. Один из учредителей и сопредседатель Социалистического движения Казахстана, активистка Социалистического сопротивления Казахстана, Комитета за рабочий интернационал, республиканского общественного объединения "Талмас", общественно-политического движения "Казахстан 2012", член профсоюза "Жанарту", организатор и активный участник псевдомонархического движения "Нур Отар". Прославилась организацией и участием в резонансных акциях протеста и перфомансах. Неоднократно за свою деятельность подвергалась преследованиям со стороны властей Казахстана.

Арман Ожаубаев (род. 21 октября 1986, Алматы) – казахстанский общественный деятель, правозащитник. Активист Социалистического движения Казахстана, активист Социалистического сопротивления Казахстана, Комитета за рабочий интернационал, республиканского общественного объединения "Талмас", общественно-политического движения "Казахстан 2012", член профсоюза "Жанарту", "Наше Право!". Активный участник акций протеста и кампаний солидарности. Неоднократно за свою деятельность подвергался преследованиям со стороны властей Казахстана.

Дмитрий Тихонов (род. 12 июня 1987, Тараз.) – казахстанский общественный деятель и правозащитник. Учредитель и заместитель председателя общественного объединения "Гражданская Оборона". Активист Социалистического сопротивления Казахстана, Комитета за рабочий интернационал республиканского общественного объединения "Талмас". После беспорядков, которыми закончилась забастовка нефтяников в Мангистау, был задержан полицией за попытку участия в митинге против насилия в отношении бастовавших нефтяников. Из-за поддержки ипотечников борющихся против банков попал под уголовное преследование и был обвинен в "кибертерроризме" совершенном в отношении "БТА ипотеки"…

Вот такие славные, боевитые ребята. Правда, при чем здесь "правозащита", к сожалению, так и осталось непонятным. Наверное, потому, что этот термин нынче с легкостью применяется к любому уличному дебоширу-активисту всяких сомнительных, маловнятных, а то и открыто маргинальных организаций.

Положение немного спасала четвертая фамилия этого списка – Евгений Жовтис. Здесь, конечно же, вопросов было куда меньше. Отец-основатель "Казахстанско-американского бюро по правам человека", ныне носящего немного сложную, но очень красивую аббревиатуру "КМБПЧ и СЗ", он является лауреатом премии Европейского Союза и США за вклад в продвижение демократии и гражданского общества в Казахстане. Ну и еще десятка примерно аналогичных премий и почетных званий, выданных ему восхищенными зарубежными соратниками. Кроме того возглавляемое им "КМБПЧ и СЗ" традиционно лидирует практически во всех списках получателей зарубежных грантов в суммах, зашкаливающих за сотни тысяч долларов США. А это тоже, хоть и косвенное, но вполне убедительное доказательство признания его заслуг. Просто так рассыпать такие серьезные суммы перед кем попало, прижимистые буржуины явно не будут, а значит, господин Жовтис оправдывает свое забугорное финансирование на все сто процентов.

Не все правда это понимают и оценивают по достоинству. Так, в свое время омбудсмен (то есть, Уполномоченный по правам человека в Республике Казахстан) Булат Байкадамов заявил о том, что, по его мнению, в ряде регионов участились случаи появления необъективной информации ряда общественных организаций и международных институтов о ситуации в области соблюдения прав человека. В частности, по словам омбудсмена, отчеты, подготовленные Международным бюро по правам человека и соблюдению законности, возглавляемым Евгением Жовтисом, искажают реальную ситуацию, акцентируя внимание только на проблемах политической сферы. При этом Булат Байкадамов отметил, что во всем мире правозащитные организации занимают нейтральную позицию и ведут исключительно правозащитную деятельность, в то время как в Казахстане "работа некоторых общественных организаций выходит за рамки области прав человека", и в завершении своего выступления, подчеркнул, что, по его мнению, Евгений Жовтис "работает не как правозащитник, а как политический деятель, участвуя во всех мероприятиях оппозиционных политических партий"…

Сам Евгений Жовтис обиженно ответил на это в том духе, что "подобный набор обвинений не нов, и они предъявляются всем правозащитникам всех стран СНГ, где есть постсоветское мышление" (более детально опровергать мнение своего коллеги, очевидно, он посчитал ниже своего достоинства). И опять вплотную сосредоточился на профессиональной защите прав человека. К этому времени таким человеком стал Мухтар Аблязов, к коему Жовтис, по своим собственным словам, питает недюжинный пиетет.

– Ваше отношение, как гражданина нашей страны, к Аблязову – банкиру и политику? – как-то спросил у Жовтиса любознательный корреспондент одной их "оппозиционных" газет, в которых так любит публиковаться Евгений Александрович.

– Аблязов и ряд других представителей политической и бизнес-элиты стали оппозиционными политиками, – степенно ответил маститый правдолюбец. – И его взгляды в этом отношении, его попытки развивать оппозиционную политическую деятельность, независимые СМИ и другие структуры гражданского общества, мне понятны, и я их во многом разделяю… Во-первых, он стал фактором международной политики. Причем, одним из довольно важных факторов международной политики в отношении Казахстана. С одной стороны, благостная картина экономического сотрудничества Запада с Казахстаном, поставок энергоресурсов, партнерства в борьбе с терроризмом и экстремизмом, больших и малых геополитических игр. А с другой – Аблязов, который отражает проблемы политической оппозиции в Казахстане. Во-вторых, он бросил вызов системе, причем системе персонифицированной… Напуганные "оранжевыми революциями", "арабскими веснами", которые, в соответствии с принятыми в советском менталитете конспирологическими теориями, якобы инспирировали страны Запада, власти авторитарных государств бывшего Советского Союза, сделали политическую оппозицию, независимых журналистов и правозащитников "врагами народа" и, соответственно, все это перешло в область международных отношений…

В общем, суть спича сводилась не только к славословию в адрес самого Аблязова, но и к тезису о том, что инспирированных извне "оранжевых революций" и прочих "майданов" бояться, конечно же, не надо. Да и то, что Аблязов, по мнению Жовтиса, "смазывает" благостную картину международного авторитета Казахстана (опять этот международный авторитет, что же он так не дает покоя доморощенным правоборцам?) – это само по себе хорошо. И, наверное, серьезно улучшает положение с правами человека в целом. Кстати, в этом же интервью, "казахстанско-международный" блюститель прав и свобод упомянул еще пару-тройку "невинно пострадавших" деятелей. В их числе, например, осужденный за попытку организации заказного убийства бизнесмен Александр Сутягинский (ныне находящийся в международном розыске) и уже знакомый нам вымогатель денежных средств рецидивист Вадим Курамшин. Достойная компания проворовавшемуся банкиру, в общем-то, ничего не скажешь…

Вообще, манипулирование или даже откровенное противопоставление понятий "права человека" и "стабильность в обществе" давно уже стали для казахстанских "правозащитников" чем-то вроде визитной карточки. Вот и еще одна старейшая деятельница этого направления, основатель и бессменный босс Алматинского Хельсинского Комитета Нинель Фокина тоже любит поразмышлять в этом направлении:

– Мы скатываемся стремительнейшим образом в область, где даже самые высокие лица нам откровенно говорят: во имя национальной безопасности, во имя стабильности, во имя нашего покоя – правами человека можно пренебречь. Однако, стабильность и национальная безопасность не могут быть обеспечены за счет нарушения прав человека. Это подтверждает история, в том числе новейшая. Это подтверждают и недавние события в арабских странах…

Короче говоря – будет маловато прав и свобод, устроим вам "арабскую весну". И побоку любая национальная безопасность и общественное согласие, когда права человека (к слову, мы уже чуть выше выяснили имя этого человека в жовтисовской трактовке) в опасности.

И возможно именно поэтому в стан "правозащитников" сейчас активно потянулись все, кто словом и делом готов приближать "майданные бури". То есть, изрядно обветшалую когорту правозащитников "первой волны", в рядах которых еще достаточно колоритно смотрится бывшая сотрудница "Казахстанской правды", а ныне большой спец по нарушениям "свободы слова" в СМИ (тоже, кстати, в основном аблязовских) Тамара Калеева и казалось бы навечно застрявший в романтических 60-х годах Андрей Свиридов, хорошенько разбавили свежие силы.

Так, например, штатным сотрудником жовтисовского "КМБПЧ и СЗ" стал матерый оппо-публицист Сергей Дуванов, никогда не скрывавший бурных восторгов перед моделью американской демократии и откровенно мечтающий с размахов внедрить ее на казахстанской земле. Через раз подписывается как "правозащитник" молодой провокатор Жанболат Мамай, изрядно "отличившийся" не только в профанации "протестных акций" в Алматы, но и попытавшийся было внести свою посильную лепту в драму Жанаозена. Подался в самопровозглашенные защитнички чьих-то там прав бывший "алговец" и платный региональный сотрудник мырзы Аблязова Игорь Колов. И уж конечно же, без акцента на "права человека" не обходится практически ни одно телодвижение президента ОФ "Аман саулык" (тоже одно время щедро спонсируемого Мухтар Кабуловичем) Бахыт Туменовой. В общем, когорта подобралась, казалось бы на любой цвет и вкус, правда с одним объединяющей чертой – практически все они за толику малую готовы участвовать в далеко не самой законопослушной деятельности. А периодически и вовсе скатываться на антигосударственные позиции, выступая в роли обыкновенных агентов влияния.

"В этом смысле мы все – миссионеры, несущие в массы демократическое учение о правах и свободах человека. Если кому-то нравится – агенты влияния. В этом плане Бюро, конечно же, агент демократического влияния на ситуацию с правами человека. И мы, сотрудники Бюро, этим очень гордимся" – так пафосно звучала здравица в честь самих себя, выпущенная "КМБПЧ и СЗ" в честь своего юбилея пару лет тому назад.

И все бы было здесь ничего (даже, с поправкой на защиту прав так называемых секс-меньшинств и прочих ценностей западного образа жизни). Но вот причем здесь постоянное шипение в адрес вполне заслуженного имиджа Казахстана на международной арене? Или вполне отчетливо слышимые намеки на какие-то "арабские весны", которые по мнению некоторых "праворубов" вот-вот должны случится на нашей земле? Так может все-таки им известно несколько больше того, чем они говорят вслух? А идеологические диверсии по подгаживанию международной репутации, лишь "проба пера" перед какими-то более решительными и откровенными действиями?

"Политические взгляды правозащитника не должны отражаться на его правозащитной деятельности" – эта, казалось бы, в свое время незыблемая аксиома, являлась краеугольным камнем международной правозащитной деятельности. К сожалению, с определенного времени все сильно изменилось. И нынче "защита прав человека" стала лишь ширмой или что даже еще печальней – фактическим синонимом различной антигосударственной и антиобщественной возни. Впрочем, нынешний кадровый состав местной "праволюбной элиты" и их зарубежных покровителей мы уже бегло рассмотрели. Так что, удивляться, увы, уже ничему не приходится.

Талгат Ибраев

Источник - Номад


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение