Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Как Владимир Путин и Дмитрий Медведев решали национальный вопрос

01.04.2015

Автор:

Теги:



            

Вчера президент России Владимир Путин принял решение о создании Федерального агентства по делам национальностей, а специальный корреспондент "Ъ" АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ, присутствовавший при этом, недоумевает зачем и рассказывает о том, как президент и премьер в очередной раз не оправдали возложенных на них ожиданий.


Почему-то всякий раз, как только становится известно о встрече Владимира Путина с Дмитрием Медведевым, всем сразу все понятно: будет отставка правительства. Да разве может не быть? Аргументы? Главный: они же встречаются. С чего бы еще? Разве есть другие поводы? Объявить о чем-нибудь ином можно и на встрече президента с членами правительства. Это гораздо более понятный и предсказуемый формат. Да и вообще, не надо делать вид, что ничего не происходит. Происходит, и давно!

Эти разговоры идут с разной интенсивностью с того времени, как Владимир Путин стал президентом, а Дмитрий Медведев — премьером (и наоборот).

Вчера эта идея усугублялась тем обстоятельством, что в это же время в Ново-Огарево собрались члены Совбеза. Когда будет встреча с Дмитрием Медведевым? До или после Совбеза? Если до, то будет ли Дмитрий Медведев участвовать в заседании Совбеза? Об этом могла бы многое сказать бумажная табличка с его фамилией, которая обычно лежит по правую руку от президентского кресла в рабочем кабинете Владимира Путина.

А если в этот раз таблички нет? Ну, тогда все ясно заранее, и можно передавать в редакцию такое долгожданное.

Но ведь если табличка и есть, это ни о чем не говорит. Вернее, говорит о том, что сначала пройдет Совбез, а Владимир Путин и Дмитрий Медведев встретятся потом.

Впрочем, их встреча состоялась до заседания Совбеза. Дмитрий Медведев до этого сидел в приемной (тоже существенная деталь: заставили ждать в приемной) в тесном окружении Сергея Шойгу, Александра Бастрыкина и других (совершенно очевидно: они поддерживали Дмитрия Медведева в эту тяжелую для него минуту).

По телевизору в приемной показывали футбол, и Дмитрий Медведев смотрел его (пытался отвлечься от мрачных мыслей).

Табличка с его фамилией была между тем на месте. Большой стол был приготовлен для заседания Совбеза.

Но о чем это говорило? Что, когда решение будет обнародовано, это же не означает, что оно вступит силу в ту же секунду. В конце концов Владимир Путин и Дмитрий Медведев столько времени проработали вместе, и если знать президента, то будет очевидно: он не настолько жесток, чтобы тут же забыть о существовании Дмитрия Медведева. Конечно, он позволит ему напоследок принять участие в заседании Совбеза. И даже попросит об этом. И может быть, даже сделает бывшего премьера главой этого Совбеза. Да наверняка сделает.

И конечно, все предчувствия подтверждал этот большой белый конверт, считай что пакет, лежащий на столе президента и демонстративно вскрытый.

Никакого другого беспорядка на столе замечено не было.

Все стало совсем уж очевидно, когда из личного кабинета Владимира Путина быстро вышел его пресс-секретарь Дмитрий Песков, быстро прошел через весь рабочий кабинет в приемную, что-то сказал Дмитрию Медведеву, и тот так же быстро, не поздоровавшись с журналистами (разумеется, не до них: голова-то какими мыслями занята!), прошел к Владимиру Путину.

Их не было еще минут десять.

Какие слова там были сказаны? О чем они помолчали? Присели ли на дорожку? Об этом мы, увы, не узнаем по крайней мере еще много лет.

Снова в рабочий кабинет они вернулись вместе. Абсолютная тишина. Только тарахтение фотоаппаратов. В такой тишине, вспомнил я, Владимир Путин объявил об отставке кабинета Михаила Касьянова — тоже, конечно, безо всякого предупреждения. И тоже в режиме военной операции.

— Дмитрий Анатольевич, мы с вами неоднократно обсуждали необходимость более жесткой координации работы по вопросам, которые для такой страны, как наша, представляют особое значение,— произнес Владимир Путин.

За этой дипломатичной фразой могла последовать какая угодно другая. И последовала:

— Имею в виду национальную политику,— продолжил президент.

А не кадровую.

Да. Вот и рухнули опять эти верные прогнозы. Все пошло прахом. Они опять, оказывается, вместе. Куют национальную политику.

— Сейчас из национальных республик главным образом поступают просьбы создать такой орган, который помогал бы людям на местах работать и с центром, и между собой,— сказал Владимир Путин.

Итак, по просьбам трудящихся создается уже упразднявшийся и воскресавший из пепла Миннац. И конечно, логично, что борьба за сокращение аппарата чиновников и их зарплат неизбежно заканчивается резким ростом того и другого.

— Знаю,— рассказал Владимир Путин,— что в правительстве (теперь понятно, что в едином и эффективном как никогда.— А. К.) такие вопросы прорабатывались, подготовлен и через правительство прошел проект соответствующего указа.

Дмитрий Медведев объяснил, что новый орган, если президент подпишет указ, войдет в структуру правительства, и признал, что часть задач в национальной сфере "решается другими органами". В эти задачи входит, как стало ясно, "разрешение различного рода конфликтов, которые в такой большой и сложной стране, как наша, периодически случаются", и "этноконфессиональные задачи", "работа с государственными программами в сфере национальностей" (а вот это интересно для любого чиновника, и вот уже чертовски хочется работать).

Владимир Путин и Дмитрий Медведев решили еще, что надо продлить льготный пакет поставок энергоносителей на Украину на три месяца, и продолжили дружеский разговор уже без журналистов.

В приемной по-прежнему смотрели футбол, по-прежнему улыбались, прежде всего, друг другу.

Все было по-прежнему

 http://kommersant.ru/doc/2698760


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение