Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Сакральная жертва: спецоперация или перст судьбы?

03.03.2015

Автор:

Теги:

 Сакральная жертва: спецоперация или перст судьбы?

 

Изощренное убийство Немцова срежиссированное на фонепанорамы Кремля пока официально не имеет статус политического (возбужденноуголовное дело по будничным статьям - убийство и незаконный оборот оружия), нопо своей организации обставлено массой политических символов и знаков, и преждевсего – выбранным местом и временем.

Спустя сутки после убийства, 1 марта, отмечали 20-летнюю печальнуюгодовщину убийства журналиста Влада Листьев, а менее чем за сутки до события,27 февраля президент Путин подписал указ об установлении новогопрофессионального праздника военных – День сил специальных операций. Поэтому неслучайно, впервые в практике официальных заявлений Следственного Комитета РФ,был использован термин «сакральная жертва». Причем, само высказывание вотношении Немцова также имеет особый драматический подтекст.

 

Ровно три года назад, 29 февраля 2012 года, тогда еще премьерминистр Владимир Путин на встрече с доверенными лицами, представителями ОНФ иполитологами произнес историческую фразу о «сакральной жертве»: «те, ктопротивостоит действующей власти, сейчас ищут так называемую "сакральнуюжертву" из числа каких-нибудь заметных людей… Сами грохнут, извините, апотом власти будут обвинять».

 

Немцов, один из немногих оппозиционных политиков, ктоотреагировал на это предельно серьезно. Сейчас, это выглядит, если угодно, какзнамение судьбы, либо тонко продуманной манипуляцией. Стоит привести тот егокомментарий агентству «Интерфакс» в полном объеме: "Я очень серьезновоспринял эти слова Путина, и призываю предельно серьезно отнестись к ним ивсех, кто находится в оппозиции к властям. Если руководитель федеральногоправительства, который контролирует все спецслужбы, публично заявляет о том,что располагает информацией о такой готовящейся провокации и такомпреступлении, то он обязан сделать все для того, чтобы предотвратить это, а непросто публично пугать россиян подобным сценарием... Подобное, чрезвычайносерьезное заявление из уст одного из руководителей страны, свидетельствует отом, что он знает, как и на кого может быть совершено такое покушение…Есливласть не сделает все для того, чтобы предотвратить такое развитие событий, тоона станет сама соучастником готовящегося тяжкого преступления»…

 

Нервозная общественная атмосфера последних лет создалаусловия, когда это преступление, а по сути, выход за красные флажки условного договорао ненападении элит, может быть истолковано на пользу любым группам и клубам: отлиберальной «партии мира» до охранителей-силовиков, вплоть до националистовразных мастей и гражданской принадлежности (в пятерке основных версий СК РФ рассматриваетсякак украинский след, так и «привет» от мятежного Донбасса). Адресное нагнетаниестраха и взаимных обвинений по существу является доказательством достаточно высокойстепени общественной конфронтации. Если для одних клубов убийство Немцова можетвыглядеть способом поддержки и консолидации режима, то для других – признакомагонии. Версии будут перетекать друг в друга, выстраиваться в иерархию главныхи второстепенных (фейковых) в зависимости от точки отсчета и позициинаблюдателя.

 

Причем, на первый взгляд периферийные версии, Немцов получалугрозы в связи с его позицией относительно расстрела редакции журнала CharlieHebdo, также будут вовлечены в водоворот внутренней политики. Хотя, междуделом, стоит заметить, что исламистский след может получить определенныйимпульс. Вспомним, что так называемая банда GTA, немотивированно убивавшая водителей на трассе «Дон» вближайшем Подмосковье, как выяснили следователи, оказалась исламистским подпольеммигрантов из Центральной Азии, тренировавших боевиков для отправки в Сирию иАфганистан. При этом анонимные преступления банды не вписывались в общепринятуюпрактику жестоких и громких манифестаций исламистских террористов. Тоже самое,можно сказать относительно действий ультраправых групп (маргинальныхсоциопатов) – их «акты возмездия» неожиданны и мало управляемы со сторонывозможных кураторов в ФСБ и МВД. При этом сама среда накачивается ненавистью клибералам-западникам куда сильнее на почве российско-украинского конфликта, чемна почве антикавказских настроений. В любом случае, работа следователей будет находитьсяпод пристальным вниманием общественности, а все версии подвергаться критике иобсуждению в социальных сетях.

 

Если подниматься над контекстом «партийных» войн в России, и,собственно даже вне зависимости от результатов официального расследования,главным последствием убийства может стать усиление уже имеющихся конфронтаций налинии Россия-Запад. Уверенность власти (условного «коллективного Путина») внамеренной провокации будет подтверждаться реакцией части западногополитического сообщества, пытающегося вписать это событие в общую линию «преступленийпутинского режима».

 

По понятным основаниям, Путин может рассматривать чертытакой политики Запада как действия в поддержку «спецоперации», подрывающейстабильность его власти.

До убийства Немцова, наиболее громким в данном списке«подрывных дел» являлось дело Литвиненко. В конце марта в Высоком суде Лондона закроетсяпубличное дознание по данному следствию (дознание не выносит вердикт).Британская печать предполагает, что в марте могут быть озвучены некие новые «факты»и доказательства, что именно российское руководство, не больше и не меньше, спланировалои отравило Литвиненко полонием – 210. На этапе коронерского дознания британскоеправительство отказалось рассекретить критически важные доказательства,полученные разведывательным путем (возможно, через АНБ США). В свое время, главаМВД Великобритании Тереза Мэй отказала в проведении публичного дознания, дабыне вызвать скандал. Видимо теперь, эти ограничения могут быть сняты.

 

Какие критические «тайны» могут всплыть от дела Литвиненко?Специальная комиссия парламента Италии, расследовавшая деятельность советскихспецслужб в Холодной войне (по материалам архива майора 1-го главногоуправления КГБ Василия Митрохина) в свое время приглашала к себе Литвиненко длядоклада. Он передал комиссии некие сведения о связях Владимира Путина с главоймафиозной сети Семеном Могилевичем. Похожие показания Литвиненко делал вотношении криминальных группировок России действующих в Испании.

 

По существу это не улики, а скорее общий негативный фонвоздействия, постоянно подкрепляющий образ кланово-мафиозного характерароссийской власти. Убийство Немцова по понятным причинам будет усиливать этотобраз.

 

В случае с убийством украинского журналиста Георгия Гонгадзехватило аудио записей майора СБУ Николая Мельниченко, сделанных в кабинетеукраинского президента, косвенно указывающих на возможную причастность ЛеонидаКучмы к этому делу. Практически до конца президентского срока Кучма оказался встатусе «нерукопожатых» персон для ЕС – его не приглашали на крупные встречи,уклонялись от визитов на двустороннем уровне.

 

Могут ли быть подобные аналогии в отношении Путина? Историяс крушением малазйиского Боинга над Донбассом впервые заставила многихпроводить подобные параллели. В свою очередь убийство Немцова образно назвали«крушением Боинга» уже в самой Москве. Следуя такой логике, должна накопиться определеннаякритическая масса подобных событий, для того, чтобы западным сообществом былпоставлен окончательный вердикт. Однако в таких историях нужны ясныедоказательства. Собрать в полной мере, или сфальсифицировать их в определеннойчасти, но достаточной для крупного скандала, не удается. Этим как раз ипоказательно дело Литвиненко.

Но для западного сообщества сам факт расправы такимизощренным образом (радиационное отравление) должен говорить о том, что решениепринималось на самом верху. И это бросает тень как минимум на спецслужбы или отдельныхсотрудников по собственной инициативе убирающих предателя. Иными словами атмосфераобщественного порицания со стороны западного сообщества падает на «коллективногоПутина».

 

Могут ли близкие подчиненные или более далекие, но искренниедоброжелатели российского лидера, задумать подобное преступление для поддержкипатрона? Казалось бы абсурд, учитывая геополитические риски для существованиярежима. Но почва для таких выводов в определенной части западного сообщества ужесложилась. Тема «мафиозно-преступного» клана вокруг Путина обросла достаточносодержательными деталями для быстрой возгонки в СМИ формул общественного порицанияне только лично президента, но и фигур его ближайшего круга. Под ударом уже всясистема, с достаточно короткой скамейкой запасных. Также происходит сжатие внешнего пространства маневра. Также происходит сжатие внешнего пространства маневра.

 

Способно ли дело Немцова или дело Литвиненко спровоцировать усилениесанкций? Вряд ли можно ответить утвердительно, во всяком случае, сегодня. Однако,если количество подобных скандалов будет нарастать, такая возможность в будущемможет реализоваться. На сегодняшний день, шлейф от этих событий идет вторымтреком, негативным фоном, укрепляющим западное экспертное сообщество и элиту впользу пролонгации санкций. Они в свою очередь, заметно повлияли на динамикузарубежных мероприятий российского руководства, ограничили контакты бизнеса и прочиерабочие зарубежные мероприятия влиятельных лиц в российской власти. Фактор личного«присутствия» представителей элиты оказывал существенное влияние на те или иныерешения в пользу России: от международных спортивных и развлекательныхмероприятий, до совместных коммерческих проектов и сделок. 

 

«Демонизация» в отношенииПутина уже начинает распространяться на все окружение, прежде всего, вотношении самых близких и надежных коллег.

  Вот один из последних примеров подобного рода. Американскийисследователь спецслужб Пит Ирли опубликовал книгу «Товарищ Джей» (Comrad J), основанную намногочасовых интервью с бывшим сотрудником СВР, завербованным перебежчикомСергеем Третьяковым. Одна из тем интервью касалась приватной беседы Третьяковас действующим на тот момент заместителем директора ФСО Александром Лункиным. Тотприводил характеристики разным лицам в окружении Путина. В частности, по егословам, которые приводит Пит Ирли, бывший глава ФСО Виктор Золотов обсуждал сблизкими коллегами варианты убийства Александра Волошина, действующего, на тотмомент, главой администрации президента РФ. Таким образом, по словамТретьякова, они хотели помочь патрону расчистить политическое поле. Далее,Третьяков поведал Ирли, что собеседники Золотова пришли к пониманию того, чтотакая акция невозможна. Однако было решено составить список политиков ивлиятельных москвичей, которых можно было бы ликвидировать для «гармонизацииправления». Список оказался настолько большим, что также было решено оставитьэту затею…

 

Весь этот политический треш и абсурд, казалось бы, проходитпо касательной, не задевая лично никого из описанных персонажей. Нет исков всуды по поводу репутации, нет вещественных доказательств (наподобиеаудиозаписей из кабинета Кучмы, предъявленные майором Мельниченко). Однако онибросают тень на систему в целом.

В частности, тот же Золотов теперь в статусе замглавы МВД(командующий внутренними войсками) уполномочен создать национальную гвардию,включающую контрразведывательные и оперативные подразделения, кроме собственно охраныи спецназа, специально отобранного из состава спецназа МВД. Высока вероятность,что этот корпус на Западе сразу назовут опричниной уже без всяких кавычек,учитывая тот образ, который создается подобными утечками и основанными на нихпубликациями.

 

Сейчас, даже после убийства Немцова, это не выглядиткритичным, но чем ближе президентские выборы 2018 года, тем сложнее будетудержать волну разного вида разоблачений, откровенного треша, фантазий, и многоходовыхпровокаций, умело использующих это сырье. Изменить что-то в оценках западногосообщества уже маловероятно, но остается шанс снизить конфронтацию с«внутренним виртуальным Западом» в сознании элиты, путем уравновешиванияполитических балансов внутри страны. Все годы правления Путин показывалмастерство в этом деле. Однако сейчас, ввиду украинской проблемы что-то, видимо,пошло не так. 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение