Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Базар баев

17.02.2015

Автор:

Теги:


Фото: ТАСС/ Zuma

Девальвация рубля наносит ущерб не только России, но и другим странам. Тревогу забил Казахстан: несмотря на официальные опровержения, власти страны думают, как остановить поток резко подешевевших российских товаров и защитить своих производителей. При этом ограничение импорта из России невозможно по вступившему в силу законодательству Евразийского экономического союза – как, впрочем, и Таможенного. Что интересно, российская экономика от экспансии товаров на рынок союзного государства мало что выигрывает, зато казахстанская может многое потерять

Сюжеты

Таможенный союз:

    Россия, Белоруссия и Казахстан более 20 лет создают союзное государство, уже отрегулированы внешние таможенные пошлины и сняты внутренние в рамках заработавшего в полную силу Таможенного союза. С 1 января интеграция воплотилась в создание более отчетливой структуры – Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Премьер-министры России, Белоруссии, Казахстана, Армении и Киргизии собрались в феврале Москве, чтобы на правительственном уровне обсудить его ближайшее будущее и много говорили о новых взаимных возможностях.

    Реклама

    Но теперь говорить придется о проблемах, которые возникли у союзных государств в связи с девальвацией рубля. Проблему подняла казахстанская сторона, ссылаясь на резкое повышение российских товаров1 ввиду девальвации рубля и главным образом сельскохозяйственных. Проще говоря, некоторые виды российской продукции подешевели, по сравнению с казахстанской, в полтора-два раза. В СМИ появилась информация о намерении ограничить импорт, в том числе сельхозпродукции из России. Позднее официально ее в Казахстане опровергли. Президент Нурсултан Назарбаев заявил, что Казахстан и Россия «по-товарищески» решат вопросы развития отечественных предприятий. Между министерствами двух стран уже созданы три рабочие группы отдельно по каждому направлению: сельскому хозяйству, машиностроению и по остальным сферам, которые входят в пакет интересов, прежде всего, Казахстана.

     

    Молока в России самим мало

     

    Главным образом от девальвации рубля проигрывают казахстанские сельхозпроизводители, хотя в каждом секторе отрасли ситуация неоднозначная.

    В Казахстане традиционный дефицит молочной продукции, которую процентов на 70-80 поставляют из России и Белоруссии. И всегда казахстанское молоко было дороже по себестоимости, поскольку почти полностью делается из импортного сухого молока. Российская» молочка» не подешевела для казахстанцев вместе с рублем по отношению к тенге в 1,7 раза, поскольку себестоимость продукции наших производителей тоже выросла процентов на 30%. Тем не менее, в Казахстане со стороны местных ритейлеров интерес значительно вырос в сторону российских производителей, - свидетельствуют в «СОЮЗМОЛОКО».

    «Борьба за поставщика идет в приграничных районах, в целом же молочным предприятиям России внутренний рынок более интересен, чем казахстанский: наши ритейлеры готовы покупать дороже молочную продукцию и в больших объемах, - говорит председатель правления Национального союза производителей молока «Союзмолоко» Андрей Даниленко. – Поэтому, если в Казахстане введут ограничения, пострадают единичные приграничные компании, которые все равно быстро найдут рынок сбыта у нас».

    У российских молокопроизводителей проблем со сбытом нет вообще, некоторые задумались даже над увеличением мощностей, особенно сыроделы. «Если же казахстанские власти решат ограничить импорт молочной продукции из России, то накажут своего же потребителя, поскольку на рынке возникнет дефицит и цены могут существенно вырасти», - заключает Андрей   Даниленко.

     

    Сахар – первое исключение

     

    Ранее, при создании Таможенного союза, Казахстан уже выторговал себе изъятие о нулевой импортной пошлины на сахар-сырец, который монопольно завозит в республику «Центрально-Азиатская сахарная компания» и обеспечивает сырьем местные заводы. «Казахстан на сто процентов завозит сахар-сырец из третьих стран, ничего не покупая у производителей сырья в России, и при этом договорился установить ему на десять лет нулевую импортную пошлину, - пояснил председатель правления Союза сахоропроизводителей России Андрей Бодин. – Сейчас условия ввиду девальвации сравнялись, сахара больше стали покупать российского, хотя статистики пока нет. Поэтому, думаю, Казахстан не будет требовать ограничений поставок сахара из России, тем более они небольшие, локальные».

     

    Зерно вне конкуренции

     

    Производители зерна в Казахстане не жалуются на импорт из России, хотя в этом году оно у них дорогое ввиду плохого урожая. Российские аграрии, которые страдают из-за ограничения экспорта зерна в третьи страны (запрет не коснулся стран ТС) тоже особых выгод не имеют, продали в Казахстан уже 400 тысяч тон зерна нового урожая.

    «Но зерно – биржевой товар, его цена больше зависит от регионов спроса, логистики, себестоимости, а не курса доллара, - говорит вице-президент Российского зернового союза Александр Корбут. -  Нельзя сказать, что для нас это даже частичная компенсация ограничения экспорта, куда товар отправляется составами. А в Казахстан сейчас все поставки автомобильные, значит речь идет о мелких объемах торговли между соседними регионами».

    По сведения Корбута, казахстанские производители зерна тоже решительно ничего не теряют, поскольку у них есть стабильный рынок сбыта с налаженными поставками в арабских странах, и там они с российским зерном не конкурируют.

     

    Птичники хотят между собой договориться

     

    Тревогу испытывают российские производители мяса птицы, которые, впрочем, активно сотрудничают с коллегами по отрасли в Казахстане. Экспорт этой продукции вырос наиболее существенно среди всех продуктов питания. У казахстанских предприятий уже скопилось 12 тысяч тон ожидающего реализации мяса.

    «Я каждый день говорю коллегам в Казахстане: что толку, что сейчас нам введут ограничения, какой смысл тогда в Таможенном союзе? - говорит генеральный директор Российского птицеводческого союза Галина Бобылева. – Мы же не жалуемся, что к нам везут дешевых кур из Белоруссии, было время, когда и Казахстан нам дешевые яйца поставлял, отбивая рынок приграничный».

    Бобылева уверена, что нынешнюю неровность на рынке можно урегулировать на уровне взаимодействия казахстанских властей с основными дистрибуторами, переключившимся на российскую продукцию: «Им можно предложить некоторые временные стимулы при приобретении отечественной курятины. Тогда системных ограничений для всех вводить не придется».

     

    Промышленность не видит разницы

     

    Еще осенью прошлого года в Казахстане импорт российских товаров шел на спад. Но уже сейчас в Казахстане появилось немало компаний, впервые заключающих контракты с российскими заводами. «Мы знаем, что активизировалась торговля машинами и оборудованию, но нельзя сказать, что для наших предприятий это существенные дополнительные доходы, - говорит председатель комитета «Деловой России» по СНГ и ЕЭС Иван Поляков. – В целом мы не видим причин вмешиваться со стороны «Деловой России» в переговоры по поводу импортных ограничений, компромиссы будут найдены на уровне ЕАЭС».

    В конце прошлого года, когда началась девальвация, на границе России и Казахстана развернулась бурная торговля автомобилями. Исполнительный директор Объединения автопроизводителей России Игорь Коровкин говорит, что ажиотаж больше был на уровне частных лиц, приехавших в Россию покупать две машину вместо одной. У официальных автодилеров столь значительной разницы цен не было.

    «Накупили машин, а что дальше? Их надо будет еще потом продать. А они теряет в стоимости, и продают сейчас по старым ценам, - говорит Коровкин. – Теперь ездить в Москву за автомобилем никто не станет – ее разобьют больше при перегоне».

    Так что локализованным в Казахстане трем заводам по производству корейских и китайских автомобилей, похоже, российский автопром уже не угрожает, хотя и без того занимает до 70% рынка новых автомобилей Казахстана.

    В основном правила Таможенного союза коснулись либерализации в энергетической сфере, и после вступления его в действие на определенном этапе продавать нефтепродукты в Казахстан из России стало проще, поскольку выровнялись постепенно внутренние экспортные пошлины.  «Еще в начале года наши НПЗ стали заметно больше продавать нефтепродуктов в Казахстан, - говорит директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин. -  Девальвация усилила этот эффект, и не случайно Казахстан поднял именно эту тему в первую очередь. Но не думаю, что дело дойдет до ограничений: скорее всего, пойдут на встречные уступки в других отраслях».

     

    От девальвации никто не застрахован

     

    Министр экономики Казахстана Ерболата Досаев утверждает, что речь может пойти о добровольном ограничении экспорта продукции со стороны России. «Это вопрос добровольного... лицензирования и квотирования с российской стороны по чувствительным товарам, которые есть, - говорит министр. – Это соответствует всем нормам Евразийского экономического союза и нормам ВТО, это те меры, которые будут каждой стороной приняты на добровольной основе».

    В пресс-службе Евразийской экономической комиссии (центральный орган власти ЕАЭС) подтвердили, что на их уровне торговые ограничения не обсуждаются вовсе. Это означает, что о заслоне российскому импорту речь не может идти вообще, ограничение экспорта Россией тоже не может обсуждаться на уровне ЕАЭС. 

    «Во всех документах о союзном государстве нет ни слова о том, что девальвация в одном из союзных государств послужила бы поводом для введения ограничений внутренней торговли, - говорит директор Центра исследований международной торговли  РАНХиГС Александр Кнобель. – Даже на уровне ВТО такую необходимость трудно обосновать, не говоря о внутрисоюзных государствах – такого в мире нигде не практикуется. А сейчас, когда создан Евразийский экономический союз, это тем более невозможно. И было бы странно, если бы Россия добровольно ограничила экспорт товаров – зачем тогда создавали союзы?»

    Ученый обращает внимание, что когда в феврале прошлого года тенге постигла девальвация на 30-40% и некоторые казахстанские предприятия стали более конкурентоспособными по сравнению с российскими, вопрос об ограничении торговли никто не поднимал. В свою очередь североказахстанские производители угля приостанавливали отпуск продукции в Россию по действующим контрактам из-за снижения курса рубля. Но и этот вопрос был улажен в короткие сроки на уровне отдельных предприятий.

    «Вообще, объемы потерь казахстанских производителей от валютного удешевления российских товаров оцениваются всего в несколько сотен миллионов долларов, - посчитал Александр Кнобель. – Это не те объемы, после которых можно говорить об исключениях из правил ТС и ЕАЭС. Другое дело, что там есть сильные отраслевые лоббисты, особенно по сельскому хозяйству. Они могут выторговать разве что снятие нетарифных ограничений для отдельных предприятий – это касается санитарных норм, технических регламентов».

     http://expert.ru/2015/02/16/bazar-baev/


    Теги: 

    Текст сообщения*
    Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
    Перетащите файлы
    Ничего не найдено
    Отправить Отменить
    Защита от автоматических сообщений
    Загрузить изображение