Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Казахстан-2015: ограничительные инициативы или безграничные альтернативы.Ч.1

02.02.2015

Автор:

Теги:

Известный французский композитор Шарль Гуно, комментируя вехи своего профессионального становления, привел однажды алгоритм, ставший крылатой фразой: «Будучи юным, я говорил о себе: «Я»! Двадцати пяти лет говорил: «Я и Моцарт», в сорок лет – «Моцарт и я». Теперь я говорю: «только Моцарт»!...

Эта парадигма неожиданно «активировалась» в сознании после прочтения на ресурсе Курсив.kz статьи с броским заголовком: «Перешли все границы. Худайбергенов предлагает вернуть таможенные посты с Россией». 

Гвоздем публикации, которую обильно цитировали многие ресурсы Казнета, стал призыв к властям Казахстана о восстановлении таможенных постов на границе с Российской Федерацией от лица директора казахстанского Центра макроэкономических исследований Олжаса Худайбергенова. По его мнению, это необходимо сделать для того, чтобы поддержать в «нынешней непростой ситуации» казахстанскую экономику и защитить национальный рынок от наплыва российской продукции, дешевеющей из-за стремительной девальвации рубля.

- Мы восстанавливаем таможенные посты и ставим квоты на товары-конкуренты. Такая мера поможет защитить экономику Казахстана и позволит вести учет рублевых движений... В нынешней ситуации было бы логично, если бы Россия сама предложила Казахстану восстановить таможенные границы, чтобы проблемы в ее экономике не стали проблемами ее партнеров в Евразийском союзе. В противном случае разговоры о выходе из ЕАЭС станут более предметными и решительными, - заявил О. Худайбергенов на пресс-конференции, посвященной анализу текущей экономической ситуации в Казахстане. 

Возможно, выскажу субъективное мнение, но от подобного заявления, на мой взгляд, веет не категоричностью даже, но ультимативностью и некой апокалиптичностью относительно будущего ЕАЭС. Чего, замечу, не допускают лица, уполномоченные на институциональном уровне регулировать спорные вопросы в рамках интеграционного объединения. 

Господин Худайбергенов, не первый озаботился вопросом введения протекционистских мер для защиты интересов отечественных производителей Казахстана на фоне негативных тенденций в экономике России. В частности, еще в конце прошлого года Национальная палата предпринимателей РК, представляющая позицию казахстанского бизнеса в Евразийской экономической комиссии и в целом в процессе евразийской интеграции, обратилась к правительству республики с определенными инициативами на этот счет. 

Более того, как стало известно буквально на днях, в настоящее время вопросы возможности введения мер по временному ограничению импорта из РФ в РК обсуждаются в Москве на уровне специальной двусторонней рабочей группы. 

Об этом в ходе встречи с представителями бизнес-сообщества в Алматы заявил первый заместитель премьер-министра РК Бакытжан Сагинтаев.

По его словам, вопрос найдет отражение и во время предстоящей вскоре рабочей поездки премьер-министра Казахстана Карима Масимова в Москву, где состоится заседание Совета глав правительств государств-участников ЕАЭС.   

Говоря об этом, Б. Сагинтаев особо подчеркнул главное: разговоры о выходе Казахстана из Евразийского экономического союза лишены всяких оснований. 

- ТС и ЕАЭС – детище нашего Елбасы, поэтому никогда мы оттуда не уйдем! – заверил он. 

Столь однозначное резюме из уст высокопоставленного чиновника невольно наводит на мысль о том, что попытки некоторых «независимых» экспертов сыграть «первую скрипку» на теме якобы непреодолимых разногласий внутри межгосударственного объединения могут мотивироваться несколькими причинами: во-первых, личной заинтересованностью в лоббировании интересов определенных финансово-промышленных групп; во-вторых, исполнением некоего политического «заказа»; в третьих - элементарно конъюнктурным стремлением расширить ареал собственного позиционирования за счет провокационного воздействия на общественное сознание. Известная особенность глобального медиа-пространства: «экстраординарная» информация имеет существенно больший резонанс, а, следовательно, обеспечивает первоисточнику  значительно более массовую аудиторию.

Анализ экспертного творчества О. Худйбергенова позволяет исключить две первые позиции: каких-либо лоббистских проявлений или же фактов политической ангажированности в нем (творчестве) не наблюдается (хотя, возможно, ключевое слово в этой сентенции – «пока»). 

Что же касается третьего мотива, то он, судя по всему, имеет место быть.  

Олжас Худайбергенов – представитель молодого поколения казахстанской интеллектуальной элиты. Блестящий выпускник Международного Казахско-турецкого университета им. Яссауи и престижного КИМЭПа, он, как свидетельствуют вехи его официальной биографии, уже в начале своей профессиональной карьеры проявил себя как незаурядный топ-менеджер, работая в разных отраслях экономики (производство, строительство, финансы). С декабря 2007 года занимал должность директора Центра макроэкономических исследований, и в этом статусе стал «модным» и востребованным экспертом. Его аналитические обзоры в качестве постоянного иностранного автора активно печатались в журнале National Business. На протяжении ряда лет он был «рупором» ресурса Forbes Kazakhstan, а в прошлом году, уже в статусе советника председателя Национального банка РК, стал и практически штатным экспертом (на контрактной основе) электронной версии «главной газеты страны» - ресурса Казправда.kz. 

При наличии в распоряжении подобного разнообразия медиа-площадок широк был и спектр исследовательских интересов эксперта. Тематически они простирались от проблем глобальных до чисто национальных: недоговороспособность казахстанских элит, изъяны отечественной пенсионной системы, несовершенство кадровой политики и т.д. 

Неизменной особенностью публикаций было наличие в них эффекта оригинальности суждений, «дерзновенности» авторской позиции. 

Однако, похоже, именно эта дерзновенность и сыграла недобрую шутку. 

В конце прошлого года Олжас Худайбергенов сообщил на своей странице социальной сети Facebook, что намерен покинуть пост советника главы Нацбанка, проработав в этой должности лишь год. Свой уход экс-советник объяснил тем, что его публичные комментарии относительно перспектив девальвации тенге вошли в диссонанс с официальной позицией главного финансового регулятора страны. Как отмечает автор, «некоторые обвинили его в необъективности публикаций». 

«В декабре прошлого года я написал, что сложились условия для 20%-й девальвации, но на момент написания статьи я еще не получил предложения работать в Нацбанке, а потому не знал, что придется всю общественную реакцию познать на себе. Позже вышла статья «Девальвация. Другая версия», где я покритиковал Нацбанк за неправильное информационное сопровождение девальвации, а также указал, какие слои населения пострадают от девальвации, а какие нет. Но в целом, я поддержал резкий вариант девальвации, ибо плавный вариант (по крайней мере, в конструкции на тот момент) фактически провалился. Кто-то написал мне «разве можно критиковать Нацбанк, работая там», а кто-то наоборот обвинил меня в предвзятости, что я «защищаю Нацбанк», - поведал на свой страничке О. Худайбергенов. 

Оповещая общественность о решении не продлевать контракт с Нацбанком, эксперт мотивировал свое решение следующим образом: «Я сделал вывод, что в обществе существует высокая потребность на нейтральное мнение, и пока я работаю в Нацбанке, мое мнение будет считаться ангажированным, ибо получаю там зарплату. И если я раньше, до Нацбанка, получал только благодарность, причем со всех сторон, то теперь появился определенный процент людей, которые считают меня ангажированным и не воспринимают мои тексты. К этому добавляется еще и статус чиновника – в обществе есть большая доля тех, кто всех чиновников считает плохими». 

Для полноты картины считаю необходимым расширить цитатную часть: «С 1 января следующего года я вернусь в Центр макроэкономических исследований (за этот год постоянно получал запросы на исследования), а также готов рассматривать такие предложения как «независимый директор» или «консультант» - такие позиции не привязывают меня к рабочему месту и не предполагают обязательства в контексте обсуждения макроэкономических тем. Кстати, я также останусь исполнительным директором Ассоциации экономистов Казахстана, и также буду продвигать благотворительный фонд Taiburyl. Кстати, с января следующего года буду читать лекции (за хорошую цену) в одном из лучших вузов страны (там ректором является тот, кого можно назвать честным профессионалом). В общем, думаю, зарабатывать буду намного больше, чем в Нацбанке, но уже никто не будет считать меня ангажированным».

В приведенном монологе явно высвечиваются реперные точки: «хорошая цена», «популярность», «отсутствие обязательств». 

Не хочу выглядеть пафосной брюзгой, но, очевидно, подобные мировоззренческие установки очень характерны для представителей поколения next не только в Казахстане. Причем в разных сферах деятельности. При наличии недюжинного интеллекта и блестящего образования «парадигма Гуно» в их личностном становлении заканчивается в первой фазе, места «Моцарту» в ней как-то не находится… 

  Продолжение следует...

 Тимур Богданов

 



Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение