Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Рахим ОШАКБАЕВ: «Таможенный кодекс Евразийского союза должен выйти в свет в степени, близкой к безупречности»

27.01.2015

Автор:

Теги:

 

Процесс евразийской интеграции на современном этапе не лишен проблем. Некоторые из них на недавней пресс-конференции в ИТАР-ТАСС, посвященной созданию Евразийского экономического союза, актуализировал заместитель председателя правления Национальной палаты предпринимателей Республики Казахстан Рахим Ошакбаев.

 

Нормативная база как зеркало интеграции

 

- В контексте создания Евразийского экономического союза для казахстанского бизнеса вопросом номер один выступает вопрос совершенствования нормативно-правовой базы. Это определяется масштабами нашей экономики, которая в десять раз условно меньше экономики России, вследствие чего какие-то серьезные изменения нормативно-правовой базы или изменения в режиме торговли наиболее остро ощущает на себе Казахстан. 

Национальная палата предпринимателей РК с 2013 года законодательно наделена эксклюзивным правом представлять позицию бизнеса в диалоге с правительством и госорганами, а также в процессе евразийской экономической интеграции. 

Во многом благодаря появлению этого института казахстанское бизнес-сообщество имело возможность детально и основательно участвовать в разработке Договора о ЕАЭС.

Этот процесс активизировался весной прошлого года. Мы присутствовали практически на всех рабочих заседаниях экспертных групп, и в совокупности нами было озвучено свыше 120 предложений, 90% из которых нашли отражение в Договоре о ЕАЭС. 

Мы понимаем, что Договор – это кодифицированная нормативно-правовая база Таможенного союза и Единого экономического пространства. И мы уверены в том,  что нормативно-правовая база ЕАЭС существенно превосходит по качеству ту, которая была в рамках ТС. Но и она активно развивается: согласно официально утвержденному плану разработки документов, в развитие Договора планируется принятие около 126 нормативно-правовых актов. 

В этом плане нужно отметить и активную работу Евразийской экономической комиссии. Для примера несколько цифр: в прошлом году было принято 46 решений Высшего Евразийского совета на уровне глав государств. На заседаниях совета ЕЭК – 131 решение, на заседаниях Коллегии ЕЭК – 53 решения. 

Бизнес-сообщества стран-участниц также вовлечены в процесс принятия решений. Мы активно взаимодействуем с нашими коллегами из России, Беларуси и Армении, в формате так называемого Бизнес-диалога – объединения  крупнейших бизнес-ассоциаций государств. В соответствии с соответствующим меморандумом проводим на регулярной основе совместные заседания с представителями ЕЭК, имея возможность представлять и отстаивать позицию бизнеса всех стран ЕАЭС по тем или иным вопросам.  

В настоящее время в повестке дня нашей работы основной фокус направлен на разработку Таможенного кодекса ЕАЭС. Уровень вовлечения экспертного предпринимательского сообщества в этот процесс достаточно высокий, есть специальная рабочая группа, в которую включены по два представителя бизнес-сообщества каждой из стран. 

Активная работа над документом началась с прошлого года. И мы оптимистично рассчитывали, что Кодекс также вступит в силу с 1 января 2015 года. Однако разработка его положений заняла больше времени, чем планировалось, и в настоящее время мы имеем проект документа, который ушел на внутригосударственное согласование. 

На мой взгляд, Таможенный кодекс Таможенного союза был одной из самых проблемных точек интеграционного объединения. По нашей оценке, он по своему качеству и уровню либеральности администрирования значительно уступал тому кодексу, который был, в частности, в Республике Казахстан до создания Таможенного союза, и, в целом, предлагал практики таможенного администрирования, значительно уступающие аналогам в развитых странах. 

Это нашло отражение, в том числе, в рейтинге «doing business»: по компоненте  

международной торговли Казахстан занимает в нем практически последнее место из 186 стран. Аналогично – Россия.

Поэтому у нашего бизнес-сообщества и у коллег очень высокие ожидания от нового документа. И уже сейчас можно констатировать, что в проекте документа присутствуют концептуальные вещи, которые серьезно упростят таможенные формальности и будут соответствовать лучшей мировой практике. Это, в частности, приоритет электронного безбумажного декларирования, автоматический выпуск товаров в случае, если не сработали профили системы управления риска, перенос акцента с таможенного контроля на этап после выпуска товаров, запрет на последующий запрос от участников ВЭД документов и сведений и так далее. 

Таможенный кодекс Таможенного союза был принят в 2009 году. Но реформы, которые необходимо было проводить в этой сфере ранее, к сожалению, не были проведены. В итоге с момента вступления в силу в Таможенный кодекс не была внесена ни одна поправка, несмотря на то, что все стороны понимали их необходимость – все ждали разработки нового документа. 

Сегодня наша позиция заключается в том, что Таможенный кодекс Евразийского союза должен выйти в свет в степени, близкой к безупречности. 

Хотя, нужно признать, и в его проекте есть ряд норм, которые «консервируют» отсталые практики, поэтому сейчас мы совместно с коллегами ставим цель проанализировать предложенный проект и представить в ЕЭК и странам-участницам консолидированную позицию бизнес-сообщества. У нас есть вариант из сорока поправок концептуального характера. Но наряду с этим первичный анализ казахстанских экспертов показал, что шесть норм значительно ухудшают существующие нормы. Мы их назвали «антипредпринимательскими». Российские коллеги зафиксировали больше изъянов, которые мы изучаем.

Надеюсь, наше взаимодействие станет хорошим примером возможностей совершенствования нормативно-правовой базы союза. 

 

Технический регламент преткновения

 

- Другой проблемный аспект, также очень важный, это техническое регулирование, которое у нас является наднациональным. К настоящему времени принято 35 технических регламентов в Таможенном союзе, из которых 32 уже вступили в силу. В текущем году вступят еще два  – о безопасности автомобильных дорог, о безопасности сельхозтехники, тракторов и прицепов к ним. 

В целом нужно сказать, что количество технических регламентов уже сейчас превышает то, которое было в наших странах до объединения. То есть сфера эта расширяется, что предъявляет и новые требования к качеству. 

Оданко по некоторым техническим регламентам, в тех сферах, где у нас есть определенный потенциал, мы находимся в достаточно продолжительной дискуссии с ЕЭК. Например, по техническому регламенту о безопасности химической продукции, к которому «примыкают» еще три дополнительных вертикальных регламента, у нас существуют непреодолимые разногласия с разработчиками. В итоге этот технический регламент уже на полгода отстает по срокам принятия. 

Также достаточно длительная дискуссия идет в отношении технического регламента о безопасности зданий и сооружений. Нам удалось сформировать официальную позицию Республики Казахстан о необходимости исключения зданий и сооружений из наднациональной сферы регулирования, поскольку и в России, и в Казахстане эта сфера является особенно чувствительной и недореформированной. По нашему убеждению, нужно дать возможность странам провести реформы самостоятельно. Большой необходимости унифицировать эти регламенты нет. 

В качестве аргумента могу сказать, что даже в Москве, например, действуют свои строительные нормы, которые существенно отличаются от аналогичных на периферии. 

 

Свой интерес в едином пространстве

 

- В оценках экспертов нередко звучит мнение о том, что «ахиллесовой пятой» евразийской интеграции является разрозненность стратегических программ развития государств-участников. Теоретически, очевидно, эксперты правы: более высокая степень координации позволит странам успешнее преодолевать кризис. Но на практике координироваться очень непросто. Сейчас мы это наблюдаем со всей очевидностью: на фоне катастрофического обвала рубля, санкций, и  Российская Федерация, и Республика Беларусь, в меньшей степени Казахстан, по факту нарушают базовые принципы Таможенного союза и Евразийского экономического союза. Беларусь устанавливает таможенные посты на границе с Россией, Россельхознадзор проводит тотальный контроль продуктов питания из Казахстана, несмотря на норму, которая предусматривает ветеринарный и фитосанитарный контроль только по внешней границе Таможенного союза. Недавняя новость от Центробанка РФ – существенное ужесточение требований по контролю капитала из России в Казахстан, что тоже противоречит базовым принципам. 

На слуху и вопросы с книжками МДП (книжка международных дорожных перевозок — документ таможенного транзита, дающий право перевозить грузы через границы государств в опломбированных таможней кузовах автомобилей или контейнерах с упрощением таможенных процедур - прим. ИАЦ МГУ), которые Федеральная таможенная служба России в нарушение Таможенного кодекса Таможенного союза не принимает во внимание при транзите грузов. Этот вопрос неоднократно выносился на уровень двусторонних отношений, но он не решается на протяжении ряда лет. 

Поэтому, я считаю, нам нужно избегать глобальных выводов. Объединение наше еще достаточно молодое, и к этому нужно с пониманием относиться, с учетом того, что у каждой стороны существует и своя повестка дня. 

Та же девальвация рубля сейчас ставит в очень сложное положение Казахстан. Если в июне прошлого года за один рубль давали 5,45 тенге, сейчас он стоит 2,9 тенге. То есть практически в два раза казахстанские товары потеряли в конкурентоспособности с российскими товарами. По многим отраслям мы наблюдаем буквально экспансию дешевых товаров из России и Беларуси. Кроме того, наблюдаем и ажиотаж, связанный с тем, что казахстанцы выезжают в Россию, покупают там автомобили, недвижимость, бытовую технику, особенно в приграничных регионах. По последним данным, наши соотечественники потратили в соседнем государстве за последние месяцы несколько миллиардов долларов. Это те деньги, которые обычно тратились в стране и это серьезная недополученная прибыль казахстанских предпринимателей. 

Безусловно, это не справедливая конкуренция. Но Казахстан по объективным причинам не может сейчас провести соразмерную девальвацию тенге. И если бы мы не были членом ЕАЭС, то предприняли бы какие-то защитные меры, чтобы ограничить доступ на рынок резко подешевевших товаров. Пока мы не имеем возможности сделать это. 

Один из вопросов, в котором мы находимся сейчас в дискуссии с правительством – сделать временные изъятия из режима свободы передвижения товаров и все-таки ввести ограничения на торговлю с Россией сроком на полгода. 

Статья 29 Договора о ЕАЭС предусматривает основания, по которым это возможно. Одно из них – вопрос экономической безопасности. И в сложившейся ситуации, безусловно, этот аспект высвечивается. Ограничение может быть произведено в виде квотирования импорта, либо лицензирования, либо запрета на импорт каких-либо категорий товаров. Повторяю, это временная мера, но она очевидно назрела… 

 

Подготовила Ольга Казанцева 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение