Россия, Москва

info@ia-centr.ru

О.Казанцева: Евразийский контекст «Ломоносовских чтений»

21.01.2015

Автор:

Теги:

Евразийский контекст«Ломоносовских чтений»

 

Юбилейнаянаучная конференция «Ломоносовские чтения», которая ежегодно проводится на базеМосковского государственно университета, в этом году была посвященарассмотрению альтернатив экономической политики в условиях замедленияэкономического роста.

Наодном из секционных заседаний ведущие российские эксперты в сфере экономики предметнообсудили шансы и риски Евразийского союза, который начал функционировать с 1января текущего года.

Примечательно,что дискуссия лишена была дифирамбной тональности. Напротив, в оценкахэкспертов были с определенной долей скепсиса отмечены внутренние и внешниефакторы, которые в той или иной степени сдерживают перспективы полномасштабнойинтеграции.

Однако,как отметил, открывая заседание, доктор экономических наук, член-корреспондентРАН, директор Института экономики РАН, профессор Московской школы экономики МГУ(МШЭ МГУ), президент новой экономической ассоциации Руслан Гринберг, несмотряна то, что непростая ситуация в российской экономике однозначно негативно влияетна членов ЕАЭС, «пока мы видим больше шансов, нежели рисков».

Коллегамодератора, заместитель директора Института экономики РАН, заведующая кафедройобщей экономической теории МШЭ МГУ, доктор экономических наук Светлана Глинкинаакцентировала внимание на факторе китайской экономической интеграции, который,по ее мнению, недооценивается, но обладает мощным потенциалом влияния. Этотфактор был представлен в сравнительно-сопоставительном анализе с другимивнешними трендами, исходной точкой которых выступает постулат: Евразийскийэкономический союз –  богатейший регион,вокруг которого идет очень серьезное геополитическое сражение.

Вэтом сражении констатируются следующие векторы.

Американскаяпозиция – сделать все, чтобы не допустить реинтеграции в регионе, и вдостижении этой цели, что называется, все средства «хороши».

Программа«Восточное партнерство» Европейского союза, о которой много говорится нынче вконтексте событий на Украине, преследует цель установления отношенийполитической ассоциации между ЕС и постсоветскими государствами с постепенной экономическойинтеграцией, но без формального членства в ЕС.

-Основной инструмент европейцев – институциональная адаптация. Но на реализациюэтих проектов у Европы сегодня нет средств, - констатировала С. Глинкина.

Инойрасклад на китайском направлении. Официальный Пекин в течение длительноговремени основным инструментом интеграции определял  Шанхайскую организацию сотрудничества. Однаков 2013 году Си Цзин Пин предложил альтернативный механизм – мегапроект Экономическийпояс Шелкового пути в двух воплощениях – морском и сухопутном. Сегодня многиеэксперты отмечают, что в этом проявилась достаточно красноречивая реакция КНРна безуспешность использования ресурса ШОС.

Смыслпроекта – объединение Тихоокеанского и Европейского экономических поясов через Евразийскоепространство, что предполагает развитие транспортной инфраструктуры – трубопроводов,газо- и нефтепроводов, новых точек входов железнодорожных путей, постепенное снижениеторговых и инвестиционных барьеров, создание Азиатско-Тихоокеанской зонысвободной торговли и, наконец, усиление сотрудничества в финансовой сфере.

Сучетом того, что инвестиции в мегапроект предполагаются в основном китайские,КНР таким образом нацелена решать задачу интернационализации юаня.

-Для Китая это увязка внешнего сектора экономики с внутренним сектором, этопопытка поднять экономически отсталые западные регионы страны и сделать ихплощадкой прыжка на евразийский континент, - резюмировала эксперт.

Растущуюконкуренцию России, Евросоюза и Китая в инвестиционной сфере такжеконстатировал член-корреспондент РАН, заместитель директора ИМЭМО АлексейКузнецов.   

Впредставленной им презентации, впрочем, очевидно проявились и иные, внутренние,риски ЕАЭС в части привлечения прямых иностранных инвестиций. Так, в частности,Россия является безусловным инвестиционным лидером в Беларуси и Армении, гдестраны ЕС пока существенно проигрывают в доле капиталовложений. Однако, помнению эксперта, когда в экономике одной страны инвестиционное присутствие другойзашкаливает за 60%, это всегда вызывает «политическое отношение», как бы мы недружили.

-С Казахстаном ситуация несколько иная, поскольку в этой стране важнейшимявляется сырьевой сектор. Там очень большую роль играют европейские инвестициив нефтегазовый сектор. По сути, Казахстан - единственная страна, где естьвстречный поток относительно значимых инвестиций. Для полноценной интеграциитакие встречные потоки необходимы, иначе это будет явная экспансия мощнейшейстраны, которая будет соответствующим образом восприниматься и ограничиваться,- считает А. Кузнецов.

Неутешительнуюдинамику взаимной торговли государств-членов ЕАЭС прокомментировала руководительцентра Института экономики РАН, преподаватель МШЭ МГУ Дарья Ушкалова. Наблюдаемыйв настоящее время спад пришел на смену имевшему место росту в первые годыфункционирования Таможенного союза и Единого экономического пространства. Снижениепоказателей началось в 2012 году, когда ухудшилась динамика национальныхэкономик и исчерпался «краткосрочный эффект» интеграции.

-Фактически приход товаропроизводителей на общий рынок осуществлялся за счетвытеснения производителей третьих стран. Но с учетом того, что емкость рынка неизменилась, синергетический эффект, который бы позволил наращивать рынок засчет новых производств, не проявился. В результате торговля вначале вышла нарекордный уровень, а потом темпы замедлились, - сказала Д. Ушкалова.

Внастоящее время взаимная торговля государств-членов ЕАЭС падает сильнее, чемторговля с третьими странами. Создание основ подлинной интеграции на базевнутриотраслевой кооперации диктует необходимость осуществления программы промышленноймодернизации в рамках всего союза, не просто направленной на импортозамещение,но ориентированной на внешние рынки.

Однимиз внутренних рисков интеграции определил «неумение работать совместно» главныйнаучный сотрудник Института экономики РАН, преподаватель МШЭ МГУ Борис Хейфец,по мнению которого, в конкуренции интеграционных проектов государствапостсоветского пространства зачастую добровольно упускают объективнопреферентные возможности.

-Если взять тот же Казахстан, урановую промышленность, которая казалось бы нашаобщая – Япония уже вытеснила Россию, Китай тоже месторождение «отрубил». Или вертолетостроение:мы не выполняли свои планы, Казахстан  заключил контракт с французами, делаютвертолеты, - заключил эксперт.  

…Внастоящее время Евразийский экономический союз не отвечает тем требованияминтеграции, которые существуют в классическом понимании, считает докторэкономических наук, профессор, ведущий научный сотрудник Центра постсоветскихисследований Института экономики РАН Аза Мигранян.

-С точки зрения макроэкономического регулирования сегодня представлен абсолютнонепонятный конгломерат противоборствующих между собой интересов, - отметилаэксперт, проанализировав целевые нюансы и резоны  участников объединения.

Так,если говорить о целях интеграции Беларуси, то они были четко очерчены в 2010году: преодоление кризиса за счет доступа к ресурсам России, за счетфинансирования, за счет выхода на потребительский рынок РФ. Этот формат былреализован полностью.

Казахстан,по мнению А. Мигранян, преследовал несколько иные, но тоже очень конкретныецели. Республика ставила перед собой задачу сращивания ресурсного, коммуникационногои логистического потенциала для того, чтобы укрепить свои позиции. Эта задачатоже в полном объеме была выполнена.

Россияже изначально не сформулировала собственных интересов предметно.

Темне менее, считает эксперт, говорить о выгодности евразийской интеграции дляРоссии логично в контексте геоэкономики, которая по своей природе «отождествляетмогущество государства с возможностью государства влиять на условия бизнесавнутри страны и за ее пределами для своих предпринимателей». - К сожалению, насегодня позиции России и с точки зрения геоэкономики кажутся крайненевыгодными. Потому что даже в условиях санкций и продекларированной политикиимпортозамещения, мы не можем решить эти вопросы в свою пользу, - отметила АзаМигранян.

Впрочем, в целевых приоритетах есть и объединяющиймомент. По мнению представителя института экономики РАН Артема Пылина, он заключаетсяв следующем: все государства постсоветского пространства стоят перед необходимостьюмодернизации экономики. Это и есть главнаяцель ЕАЭС.

И в здесь Россия не должна утрачивать лидерскихпозиций.

Сегодня наиболее сильное модернизационное влияниеРоссия оказывает наАрмению, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан и Украину, что свидетельствует овзаимосвязи процессов формальной интеграции (ЕАЭС) и экономической модернизации(интенсивностью торговых и инвестиционных связей).

Правда,в ближайшие годы, по мнению эксперта,тренд на ослабление модернизационного влияния России, возможно, усилится.Это связано с заметным снижением темпов роста российской экономики в условияхухудшения внешнеэкономической конъюнктуры (падения мировых цен на нефть) иэкономических санкций Запада, которые существенно сужают взаимные финансовыепотоки между Россией и ее партнерами по ЕАЭС и СНГ.

Но,несмотря на это, важно осуществлять постепенный перенос акцентов в ЕАЭС сторговли на разработку и внедрение собственных технологий и проведениесогласованной политики модернизации экономики.

Параллельнонеобходим запуск проектов секторального сотрудничества в отдельных отраслях ипроизводствах; поиск и внедрение новых драйверов сплочения - социальных,инновационных, инфраструктурных; налаживание взаимодействия между ЕАЭС идругими странами СНГ.

 

 

 

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение