Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Афганский излом. Дубль три, - М.Ростовский

29.12.2014

Автор:

Теги:

1983 год: президент США Рональд Рейган принимает в Белом доме делегацию афганских "борцов за свободу". Вовлечение СССР в афганскую войну в Америке считают одной из своих главных внешнеполитических удач эпохи первой "холодной войны". 1979, 1989, 2014 годы - если говорить об истории советской военной операции в Афганистане, то отныне эти даты неразрывно связаны. В декабре 1979 года советский спецназ взял штурмом резиденцию президента Афганистана Амина "Тадж-бек" на западной окраине Кабула. Сразу после этого в страну были введены наши войска. В декабре 1989 года Съезд народных депутатов СССР осудил эти действия брежневского политбюро, назвав их "ущербными в моральном и политическом отношении".

А в декабре 2014 года "концепция снова поменялась". Первый заместитель руководителя фракции "Единой России" в Государственной думе Франц Клинцевич предложил отменить решение советских парламентариев 25-летней давности. С точки зрения Франца Клинцевича, именно этот документ, а вовсе не ввод советских войск в Афганистан, является "морально и политически ущербным". Я не привык писать о политиках и об их инициативах без иронии. Но в этом тексте иронии не будет - не будет совсем.

Я не имею чести быть лично знакомым с председателем Российского союза ветеранов Афганистана Францем Клинцевичем. Но я отношусь к нему с глубочайшим уважением - с таким же, с каким я отношусь к любому другому советскому ветерану боевых действий в Афганистане. Когда Франц Клинцевич говорит о "нашем священном долге перед теми, кто сложил головы на Афганской войне", я полностью с ним согласен.

Говорить, что "Родина в неоплатном долгу перед кем-то", - затертый от чрезмерного употребления штамп. Но бывают ситуации, когда с фраз слетает вся их затертость и они перестают быть штампами. Ситуация, о которой я пишу, - одна из них. Россия, с моей точки зрения, в глубочайшем долгу перед ветеранами Афганистана. Даже если бы страна напрягла все свои силы, мы бы и то не смогли оплатить этот долг. Но из-за известных политических потрясений такой попытки предпринято не было. Долг Родины перед людьми, которых она послала воевать в чужую и непонятную страну, не был оплачен даже на 1%.

Но перед кем наша страна, по моему глубочайшему убеждению, совсем не в долгу, так это перед принявшими решение об отправке наших войск в Афганистан членами брежневского политбюро. Опять же я не хочу кидать камни в огород политиков, которые давно умерли и не могут защитить себя.

Генсек Леонид Брежнев, председатель КГБ Юрий Андропов, министр обороны Дмитрий Устинов, глава внешнеполитического ведомства Андрей Громыко - не думаю, что эти лидеры посылали наших солдат и офицеров на войну с легким сердцем. Уверен, что они искренне считали, что действуют, защищая жизненно важные интересы государства. Но все это не отменяет основного факта: члены политбюро ЦК КПСС образца 1979 года ошиблись - и ошиблись самым крупным и страшным образом.

Введя войска в Афганистан, СССР угодил прямиком в искусно расставленную и приготовленную специально для нас американскую ловушку. Но дело не только в дьявольской хитрости и изворотливости тогдашних американских боссов типа помощника президента Картера по национальной безопасности Збигнева Бжезинского. В 1979 году нас переиграли не только наши американские враги, но и наши "афганские друзья". В высших эшелонах власти СССР понимали, что нам невыгодно установление в Кабуле откровенно просоветского и социалистического режима. В официальной Москве помнили, что в период правления короля Захир-шаха Афганистан был, по большему счету, вполне лояльным союзником, который не доставлял нашей стране никаких особых хлопот.

Допустим, что мы не помогли повлиять на переворот 1974 года, в ходе которого король был свергнут, а к власти пришел бывший королевский премьер-министр Дауд. Но во время правления президента Дауда посланцы Москвы постоянно говорили афганским коммунистам: не надо пытаться свергнуть "буржуазно-феодальный режим" Дауда. Советскому Союзу это невыгодно.

"Афганские друзья" нас слушали, но не услышали. Как явствует из опубликованных сейчас многочисленных мемуаров и исследовательских работ, у них был простой расчет: если поставить Москву перед свершившимся фактом "социалистической революции" в Афганистане, то Брежнев лишь разведет руками и начнет массированную программу помощи.

Когда в 1978 году левые силы устроили в Кабуле новый верхушечный государственный переворот, так и случилось. Пришедшая к власти группка мечтателей быстро восстановила против себя все основные афганские социальные слои и погрязла в оргии междоусобных убийств. Вместо лояльного и самостоятельного партнера мы получили режим, который не мог держаться на ногах без нашей помощи и постоянно дискредитировал нас в глазах населения Афганистана.

К концу 1979 года ситуация в Кабуле действительно стала отчаянной. Побывавший недавно с официальным визитом в Москве "лидер революции" Тараки был свергнут и убит своим внутрипартийным соперником Амином. В этих условиях Кремль и сделал свой ход конем - ввел в Афганистан войска.

Франц Клинцевич считает, что осудившее это решение постановление Съезда народных депутатов СССР было принято "по конъюнктурным соображениям. Советские войска в Афганистане защищали не только интересы своей страны. Тогда нам удалось затормозить расползание по миру чумы экстремизма, рядящегося в исламские одежды. Можно сказать, что мы первыми приняли удар на себя. Афганская война дала мировому сообществу определенную передышку, которой, к сожалению, ему в силу ряда обстоятельств воспользоваться не удалось".

По большому счету, все свои основные контраргументы против аргументов депутата Клинцевича я уже привел выше. Но вот какое еще обстоятельство является крайне важным. Франц Клинцевич считает, что в 1989 году в наших структурах власти ошиблись, оценивая афганские события. Если дату "1989 год" заменить на "1991–1992 годы", то я с ним, пожалуй, соглашусь.

Последний лидер поддерживаемого Москвой режима в Кабуле Наджибулла оказался по-настоящему талантливым политиком. Он сумел модернизировать режим, расширить базу его поддержки и удержаться у руля даже после вывода наших войск. Наджибулла держался бы и дальше. Но в период после краха СССР Москва обрубила канал помощи Кабулу деньгами, оружием и топливом. Конечно, в тот момент у Ельцина было полно других забот кроме Афганистана. Но цена той нашей "экономии" - вкупе с американским безразличием к судьбе Афганистана - оказалась чудовищной. Эта страна превратилась в очаг мирового терроризма.

А теперь внимание. Все вышеописанное - не просто спор о делах давно минувших дней. К делам дней сегодняшних оно тоже имеет некоторое отношение. Сейчас мы, как и в 1979 году, вновь в состоянии острого конфликта с США. И вновь наши лидеры вынуждены принимать жесткие и неоднозначные решения.

35 лет назад американцы заманили нас в трясину афганской войны. В 2014 году по отношению к украинскому кризису Вашингтон действует очень похожим образом: Москву и Киев вполне успешно натравливают друг на друга. Чем закончится украинский кризис, пока неясно. Пока я воздержусь от вынесения своего личного вердикта по поводу успешности или неуспешности действий нашей власти на "киевском направлении".

Но вот какой урок афганской войны сегодняшние лидеры России должны выучить назубок: в конечном итоге мотивы судьбоносных решений не важны. Значение имеет только их результат.

Михаил Ростовский

Источник - Московский комсомолец


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение