Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Студентам к экзаменам: Водно-энергетический комплекс Центральной Азии в своем нынешнем состоянии долго продолжать существовать не сможет

26.12.2014

Автор:

Теги:

И.Даиров: Водно-энергетический комплекс Центральной Азии в своем нынешнем состоянии долго продолжать существовать не сможет

                  

И.Даиров: Водно-энергетический комплекс Центральной Азии в своем нынешнем состоянии долго продолжать существовать не сможет

CA-NEWS (KG) — Центральная Азия: вода и политика

После развала Советского Союза водно-энергетический комплекс Центральной Азии остался недостроенным, поэтому в своем нынешнем состоянии он долго продолжать существовать не сможет, а распилить его по огородам не получится.

Исмаил Даиров, директор Регионального горного центра Центральной Азии

Кто не имеет своей стратегии жизни,

будет жить по чужой.

Древний мыслитель

Вода, в условиях засушливого климата Центральной Азии, во все времена была больше чем просто природный ресурс, она действительно являлась основой жизни, что находило отражение в культуре и ценностях народов, издревле проживавших в этом регионе. Это можно наблюдать в поговорках, пословицах, названиях населенных пунктов и др. Советская система мелиорации и водопользования породила катастрофу Аральского моря, но с распадом Советского Союза она породила еще более сложную и все возрастающую проблему межгосударственных водных отношений. В последние десятилетия на эту проблему, как стало выясняться, наслаивается и влияние глобального изменения климата.

В предыдущих статьях – «Изменение климата – новая реальность, требующая новых подходов», «Изменение климата: проблемы прогнозы и перспективы», «Изменение климата: энергетика и политика», «Экология» и «экономика» — слова одного корня» и др. – автором неоднократно подчеркивалась мысль о том, что в условиях глобального изменения климата по прогнозам отечественных и зарубежных ученых и экспертов ожидается сокращение водных ресурсов в обозримой перспективе, что окажет и уже оказывает негативное влияние на страны Центральной Азии. Причем это влияние будет увеличиваться во временной перспективе по мере развития процессов связанных с воздействием изменения климата: таянием ледников, увеличением паводков, селей, оползней, засух и т.д., и будет оказывать влияние на развитие сельского хозяйства, гидроэнергетики, межгосударственные отношения и др.

Также подчеркивалась важность разработки упреждающей и долгосрочной стратегии и политики по данным вопросам. Причем, учитывая деликатность и щепетильность вопросов использования водных ресурсов в регионе, особенно в межгосударственных отношениях и доступность Интернета, информация подавалась в соответствующем формате. Однако, к сожалению, предлагаемые меры и шаги так и не получили адекватной реакции со стороны тех на кого они рассчитывались.

Поэтому настоящая статья будет посвящена рассмотрению этого крайне важного вопроса сквозь призму последних событий и процессов в этой области, имевших место в регионе, анализ которых и подтолкнул к написанию данной статьи, в надежде, что может быть она может оказаться полезной.

В мае с.г. в Ташкенте состоялась международная конференция «Навстречу Шестому Всемирному водному форуму – совместные действия в направлении водной безопасности». Мероприятие инициировали и провели правительство Узбекистана, Всемирный водный совет, Сеть водохозяйственных организаций стран Восточной Европы, Кавказа и Центральной Азии (ВЕКЦА), Швейцарское управление по развитию и сотрудничеству, Международный фонд спасения Арала (МФСА), Глобальное водное партнерство Центральной Азии и Кавказа, Экологическое движение Узбекистана.

Безусловно, это крупное мероприятие регионального масштаба по вопросам использования водных ресурсов региона, на котором были приняты итоговые документы, где опять «продавливаются» определенные интересы, причем с помощью и на деньги донорского сообщества и таким образом создается определенное мнение и тренд о путях и правильности использования водных ресурсов региона в глазах международного сообщества.

Среди участников конференции был исполнительный директор российского АНО «Центр политических технологий «ПолитКонтакт» А.Медведев, который поделился с одним из Интернет-ресурсов своими впечатлениями об увиденном и услышанном в ходе ташкентских дискуссий, его оценки впечатляют своей открытостью и знанием проблем региона по данной теме, приведем некоторые цитаты из его интервью:

«…Цели конференции определены в ее названии: это было масштабное региональное мероприятие, прошедшее в рамках подготовки к Шестому Всемирному водному форуму, который состоится в марте 2012 года во Франции, в городе Марсель. Конференция была проведена в целях выработки единой платформы по ряду ключевых направлений, с которой страны региона смогли бы выступить единым мнением в ходе работы Форума. Заявленные цели можно было бы проиллюстрировать прозвучавшим лозунгом-призывом «Время для решений», то есть — изначально они определялись как необходимость в ходе конференции выработать и предложить конкретные решения по основным направлениям…

…Отмечу, что громаднейший интерес вызвало участие и содержание выступлений членов афганской делегации. Но это тема для отдельного разговора…

…Сенсаций не было. Все было ожидаемо и предсказуемо. Острые дискуссии по Рогуну, к сожалению, в какой-то момент трансформировались в формат перехода на личности. Когда шел оживленный разговор о применимости существующего международного права для государств аридной зоны, — в частности, речь шла о двух водных Конвенциях ООН — «По охране и использованию трансграничных водотоков и международных озер» (1992 г.) и «О праве несудоходных видов использования международных водотоков» (1997 г.), — прозвучали обвинения в попытке использовать конвенции в качестве инструмента давления на страны верховья. Были и густо замешанные традиционные обвинения в адрес ушедшей в Лету «империи зла», внутри которой страны региона являлись, якобы, исключительно сырьевым придатком. Были и другие элементы из «неджентльменского» набора существующих баталий вокруг водно-энергетического комплекса Центральной Азии…

…Похоже, что единую платформу выработать не удалось.

На самом деле, на мой взгляд, ситуация обстоит еще хуже и страшнее.

Почему?

Потому, что бог с этим регламентом и дефицитом времени на открытые дискуссии, которые, повторюсь, имели все шансы превратиться в очередную свару в присутствии представителей донорского сообщества, хотя отнюдь и небескорыстного, но так жизненно необходимого для стран региона. Дело и не в том, что был перекос в сторону количества выступлений представителей Узбекистана. Все было бы «ничего», если бы не заключительная сессия, в ходе которой были буквально продавлены два абсолютно сырых «документа» — эта Итоговая декларация и Хартия глобальной водной безопасности, и была предпринята попытка представить эти документы в качестве консолидированного мнения всех участников.

При этом в первом документе, не говоря уже о том, что в нем не была сделана даже попытка сблизить позиции водников и энергетиков Средней Азии, вообще никак не был упомянут Афганистан. Бассейн Аральского моря в нем назван «бассейном междуречья Амударьи и Сырдарьи».

Что касается второго документа, то он был озвучен от имени президента Сети водохозяйственных организаций стран ВЕКЦА академика П.Полад-Заде. Сам академик не смог приехать из Москвы, но по его поручению проект Хартии был озвучен ректором Московского государственного университета природообустройства Д.Козловым. Оба документа – абсолютная «лажа», которая, естественно, не отражает консолидированного мнения участников конференции…

… сложилось впечатление, что значительная часть участников была приглашена, чтобы покушать бесплатный плов. Поучаствовать в массовке за еду. Печально это все как-то.

А почему Вы воспринимаете это так эмоционально? Почему считаете, что «ситуация еще хуже и страшнее»?

Мы разговариваем с вами фактически спустя месяц после прошедшей конференции. За это время я мониторил отклики на нее в открытом интернет-пространстве, перечитал все опубликованные выступления, сравнил их со звукозаписями, сделанными в ходе живых выступлений, просмотрел все презентации. И только потом дошел до концептуальных записок, которые раздавались в ходе каждого круглого стола (кстати, до 1 июля на сайте Конференции принимаются замечания и предложения по поводу содержания этих записок).

Так вот из внимательного прочтения записок вывод напрашивается, к сожалению, только один: дело не в том, что эта конференция не сблизила позиции водников и энергетиков. Дело в том, что ее организаторы и не ставили перед собой такой цели. Получается, что доноры конференции профинансировали заведомо деструктивное мероприятие. Поэтому-то и «страшнее». А почему бы на донорские средства не провести теперь что-либо аналогичное в Таджикистане или Кыргызстане?…

…В чем главная причина сложившейся ситуации? Только ли в политиках высшего эшелона, не желающих договориться между собой?

На мой взгляд, дело не в персоналиях и даже не в их межличностных отношениях, а в отсутствии у них четкого понимания, что после развала Советского Союза водно-энергетический комплекс Центральной Азии остался недостроенным, поэтому в своем нынешнем состоянии он долго продолжать существовать не сможет, а распилить его по огородам не получится. Прошедшие двадцать лет это наглядно показали. И в этом деле ни существующее международное право, ни членство в той или иной вступившей или не вступившей в силу Конвенции ООН не являются панацеей разрешения конфликтной ситуации. Мне кажется, через понимание этого придет и взаимное доверие. Хотелось бы, чтобы данный момент наступил как можно скорее».

Весьма содержательное интервью, достаточно верно отражающее сложившуюся ситуацию в регионе. Пожалуй, можно согласиться с А.Медведевым, что сегодня среди политического истеблишмента Центральной Азии отсутствует согласованное видение каким образом должен развиваться водно-энергетический комплекс Центральной Азии, оставшийся в наследство от Советского Союза. Больше превалирует принцип «мухи — отдельно, котлеты — отдельно» и в этом корень всех проблем.

Причем, такая ситуация наблюдается не только на уровне региона, когда отдельные страны видят только свои интересы, но и на уровне самих стран, когда отдельные министерства видят только свои интересы, которые зачастую не охватывают общегосударственных, не говоря уже о региональных. Это опять-таки наследие советской, отраслевой системы управления – у водников свои интересы, аграриев, энергетиков, экологов — свои, но когда они выносятся на уровень регионального сотрудничества, где доноры также выставляют свои приоритеты-интересы, то получается полная каша.

Следует подчеркнуть, как осторожно был отмечен вопрос участия афганской делегации на ташкентской встрече, на которой она обозначила свое право на соответствующую долю воды Амударьи, что опять-таки в близкой перспективе будет напрягающим фактором в межгосударственных отношениях.

Очевидно, что ташкентская встреча как лакмусовая бумага отразила весь комплекс противоречий, которые появились у стран Центральной Азии с распадом Советского Союза, но которые из года в год все углублялись и усложнялись, и здесь также можно согласиться с автором интервью, что ситуация становится «еще хуже и страшнее».

Ярким индикатором такого развития ситуация служит последняя встреча глав государств Центральной Азии в рамках МФСА, состоявшаяся в апреле 2009 года в Алматы, где за более чем 15-летнюю историю встреч состоялись настолько острые дискуссии, что главы государств впервые не поставили свои подписи под итоговым документом встречи.

Более подробно об этом в следующей статье.

По сообщению сайта Центральноазиатская новостная служба


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение