Россия, Москва

info@ia-centr.ru

«Русский дух не ограничивается географическими рамками»

12.12.2014

Автор:

Теги:


Автор: Наталья Полыця

«Русский дух не ограничивается географическими рамками»

12.12.2014

«Русский мир» в странах Балтии на официальном уровне – практически запрещенная экстремистская идеология, а дорожить русскими корнями, симпатизировать России – такое поведение граничит с политической диверсией, особенно сейчас, когда эти республики предпринимают все усилия, чтобы оборвать культурные связи с соседней страной и массированной пропагандой «переформатировать» местных русских. О том, есть ли все же этот самый «русский мир», «русская душа» или же это лишь «пропагандистский конструкт, призванный подорвать государственность балтийских стран» портал RuBaltic.Ru решил поговорить с человеком максимально далеким от балтийских дискуссий о «русскости», но сохраняющий своё русское начало и в жизни, и в искусстве – китайским режиссером русского происхождения Дмитрием ЛЮ:

- Дмитрий, поддерживаете ли Вы отношения с русской общиной, живя в Китае?

- Я живу в Китае и постоянно поддерживаю отношения с русской диаспорой. Слава Богу, сейчас у нас нет дефицита общения с русскими, какой был у бабушки, когда было негативное отношение к русским.

- Что для вас означают понятия «русский мир» и «русский человек»?

- Это очень сложный вопрос! Мне кажется, это какой-то русский дух, который не ограничивается географическими рамками, и в этом русском духе – концентрация русской культуры, истории. Очень много я встречал в Китае людей, которые изучают русскую культуру и любят русское искусство.

Хоть они и китайцы по национальности, но занимаясь этим всю жизнь, у них в характере что-то меняется – начинают жить как-то, знаете, по-русски.

Этот «русский дух» – самое главное.

- Ощущаете ли Вы сами, что такое «русская душа»?

- Да, конечно. Мне кажется, что я знаю, чувствую это – через воспитание, через культуру, которые передаются с молоком матери.

- Насколько учеба во ВГИКе сказалась на вас как на режиссере? Есть ли какая-то русская, вгиковская школа, манера в Вашем творчестве?

- Прежде всего, она выражается в некой проницательности. В тяжеловесности, в стремлении и любви к вечным ценностям, к глобальным темам.

- Ваш фильм «Долгая дорога судьбы» рассказывает о любви: о супружеской любви и верности, о любви к родине, к идее, о вере в революцию, о любви к своим корням. Какой из этих мотивов наиболее важен для Вас?

- Мне была интересна история интернациональной любови русской девушки к китайскому революционеру. Я идеалист и верю в искреннюю, чистую любовь, считаю, что она есть и будет, и хотел это показать на реальном примере.

- Ваша семья словно выполняет миссию по сохранению наследия: и ваша бабушка, и мама, и вы – в том числе, ваша картина…

- Героиня моего фильма – бабушка. Это как семя, которое попало не в очень плодородную почву, но было приложено столько силы, столько жизни отдано, потому что ей хотелось сохранить свою культуру хотя бы внутри семьи. Ведь были времена, когда вообще нельзя было говорить по-русски: ни на работе, ни на улице. Но, тем не менее, она все сохранила.

Мы в семье говорим по-русски, все-все. И по традиции собираемся за столом: у нас есть старый самовар, и чаепития, когда друзья приезжают, беседы – я это с детства помню. В подростковом возрасте я не мог определиться, я чувствовал себя как свой среди чужих, чужой среди своих. Сейчас этого нет, наоборот: я чувствую преимущества, я могу быстро найти общий язык и с китайцами, и с русскими.

- Интересно, а можно ли считать китайскую аудиторию потенциальной для российского кино?

- Да, да! Современное российское искусство китайцы, к сожалению, не так хорошо знают. Но могу сказать, что «Сталинград» очень хорошо пошел в Китае, большую кассу собрал. Еще хорошо собрал российский фильм «Метро». Интерес к России, российскому искусству есть.

- Почему фильм «Сталинград» оказался таким популярным? Из-за своей темы или из-за технической и художественной стороны картины?

- Прежде всего, из-за темы. Но и Федор Бондарчук – это уже имя в Китае, многие его знают, и «Девятую роту» все смотрели. Но прежде всего – тема Сталинграда.

- Каков образ русского человека в Китае?

- Более позитивный, чем имидж простого китайца в России (смеется).

- Вечный вопрос: Россия – это Азия или Европа? У Вас, у русского из Китая, какой взгляд на это?

- Я как раз сегодня утром прочитал интервью с Сергеем Бодровым-старшим, и он говорит (а Бодров из Хабаровска): большая часть территории России находится в Азии, и очень много влияния Россия испытала именно азиатского, и все богатства России на азиатской территории, начиная с Сибири.

А русские люди иногда как будто хотят забыть свою восточность, будто бы в этом «дикость» и «нецивилизованность», но это не так: Азия – это другая культура и другая цивилизация.

- Однако сама Азия сейчас стремиться к европеизации и американизации…

- Да, и Ближний Восток как раз тому пример, когда цивилизация уступает своим традициям. Есть ощущение, будто строят Вавилонскую башню с помощью всемирной сети, за счет национальной культуры каких-то редких народов, которые очень быстро исчезают. А традиции и культура – это очень важно.

- В Европе, особенно Восточной, сейчас сильны попытки отгородить Россию якобы как «варварскую», «азиатскую» страну. Какой путь развития для России вы видите: азиатский или европейски?

- У России должен быть свой путь. И Китай своим путем пошел, надо выбирать своё.

Россия должна идти своей дорогой.

- Как Вам политическая обстановка в России сейчас?

- Мне кажется, что всё проходит, а остается самое ценное уже после этой пены. Сейчас, когда сами события еще близко, многие люди не могут их адекватно и объективно оценивать. Поэтому результат увидим потом.

- Если Россия не только Европа, но и Азия, как Вы говорите, есть ли что-то, чему Россия могла бы научиться у Китая и наоборот?

- Ну, традиционно: трудолюбию, терпению. Китайцы очень много работают. Если бы их трудолюбие плюс одаренность – а среди русских очень много одаренных, талантливых людей – если приложить это, то русские всем, конечно, фору дадут.

- Так тогда вы, человек, впитавший и русские, и китайские традиции, должны быть воплощением?

- Нет (смеется), я у русских много и других качеств перенял: лень, например.

 

Справка RuBaltic.Ru:

Дмитрий Лю (Лю Сюань) – китайский режиссер русского происхождения. Из наиболее известных работ - фильм «Долгая дорога судьбы», который рассказывает о русской девушке Елизаветы Кишкиной (бабушке режиссера), уехавшей в Китай вслед за мужем, Ли Лисанем, одним из основателей Китайской коммунистической партии, сподвижником Мао Цзедуна. Это история одной семьи на фоне глобальных событий, история любви к России и способности пронести ее через столетие и передать последующим поколениям. Фильм был удостоен специального приза от Евразийской академии телевидения и радио единственном кинофоруме, посвященном теме русской эмиграции, фестивале «Русское зарубежье».


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение